В ходе празднований 70-летия победы в Великой Отечественной войне российский президент Владимир Путин, по сути, оправдал пакт Риббентропа-Молотова, заявив, что его смысл заключался в защите интересов безопасности СССР. Эксперт ИСР, правовед Екатерина Мишина анализирует пакт, его секретный протокол и их последствия, ставших одними из наиболее мрачных и постыдных страниц российской истории.

 

Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (пакт Риббентропа — Молотова) был подписан 23 августа 1939 года. Слева направо: Вячеслав Молотов, народный комиссар иностранных дел СССР; Борис Михайлович Шапошников, начальник Генштаба РККА; Рихард Шульце-Коссенс, немецкий дипломат; Йоахимм фон Риббентроп, министр иностранных дел Германии; глава СССР Иосиф Сталин; Владимир Павлов, 1-й секретарь представительства СССР в Германии. Фото: waralbum.ru

 

Хотим, чтоб Польше и Литве, Украине,
финнам и латышам прибалтийским,
а также Кавказскому краю была возвращена
полная свобода и право распорядиться собою и устроиться
по своему произволу без всякого с нашей стороны вмешательства,
прямого или косвенного.

М. А. Бакунин1

 

10 мая сего года на пресс-конференции, посвященной итогам встречи с Ангелой Меркель, президент России произнес следующие слова: «Смысл обеспечения безопасности Советского Союза в этом пакте (Молотова-Риббентропа. — Е.М.) был, это первое. Теперь второе — я напомню, что после подписания соответствующего Мюнхенского соглашения сама Польша предприняла действия, направленные на то, чтобы аннексировать часть чешской территории. Получилось так, что после пакта Молотова-Риббентропа и раздела Польши она оказалась жертвой той политики, которую сама пыталась проводить в Европе».

Так Путин прокомментировал тезис о том, что высказывание министра культуры Владимира Мединского, назвавшего этот пакт «колоссальным успехом сталинской дипломатии с точки зрения интересов Советского Союза», вызывают страх в Польше и странах Балтии. «Что касается избавления от страха, — добавил президент. — Это еще и внутреннее состояние тех, кто боится. Нужно все-таки перешагнуть, сделать шаг вперед, не жить фобиями прошлого, а смотреть в будущее».

Чтобы осознать истинное и страшное значение слов российского президента, рассмотрим по отдельности Договор о ненападении между Германией и СССР и секретный протокол к нему, а также последствия подписания этих актов.

Итак, согласно договору, Советский Союз и Германия приняли на себя обязательства:

  • воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга как отдельно, так и совместно с другими державами (ст. 1);
  • не поддерживать ни в какой форме третью державу в случае ее военной агрессии в отношении одной из Договаривающихся Сторон (ст. 2);
  • информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы (ст. 3);
  • ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны (ст. 4);
  • разрешать споры или конфликты исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта (ст. 5).

Формулировки пакта достаточно нейтральны, и это неудивительно: факт подписания самого договора не скрывался, а вот факт подписания дополнительного протокола, равно как и его содержание, хранились в строжайшем секрете. Ниже его текст:

«При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

  1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.
  2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана. Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития. Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.
  3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.
  4. Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете».

 

Дальнейшее политическое развитие

«Дальнейшее политическое развитие» (п. 2) незамедлительно последовало после подписания Молотовым и Риббентропом обоих документов 23 августа 1939 года. 1 сентября 1939 года произошло событие, давно и хорошо известное некогда советскому, а ныне российскому народу: Германия вторглась на территорию Польши. Именно этот день считается официальным началом Второй мировой войны.

17 сентября того же года произошло то, о чем советскому, а ныне российскому народу было известно существенно меньше: на территорию Польши вошли подразделения Красной армии. В тот же день послу Польши в СССР Вацлаву Гжибовскому была вручена нота наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова. Этот документ настолько важен, что его текст я также привожу полностью:

«Господин посол!

Польско-германская война выявила внутреннюю несостоятельность Польского государства. В течение десяти дней военных операций Польша потеряла все свои промышленные районы и культурные центры. Варшава как столица Польши не существует больше. Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что Польское государство и его правительство перестали существовать. Тем самым прекратили свое действие договоры, заключенные между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства, Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Поэтому, будучи доселе нейтральным, Советское правительство не может больше нейтрально относиться к этим фактам.

Советское правительство не может также безразлично относиться к тому, чтобы единокровные украинцы и белорусы, проживающие на территории Польши, брошенные на произвол судьбы, оставались беззащитными.

Ввиду такой обстановки Советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии.

Одновременно Советское правительство намерено принять все меры к тому, чтобы вызволить польский народ из злополучной войны, куда он был ввергнут его неразумным руководством, и дать ему возможность зажить мирной жизнью.

Примите, господин посол, уверения в совершенном к Вам почтении.

Народный комиссар
иностранных дел СССР
В. Молотов»

Так с 1939 года и повелось: если наши войска пересекают государственную границу и вторгаются на территорию другого суверенного государства по причине того, что нам не нравится, что в этом государстве на данный момент происходит, это вовсе не значит, что мы находимся в состоянии войны с этим государством

Неудивительно, что данные факты в Советском Союзе предпочитали замалчивать. И еще менее удивительно, что для советских людей главной и священной была сделана Великая Отечественная война, отличавшаяся от Второй мировой войны не только названием, но и датами: 22 июня 1941 года — 9 мая 1945 года. О том, что и до 22 июня 1941-го СССР фактически участвовал во Второй мировой войне, говорить было не принято. И здесь есть что скрывать: за вторжением на территорию Польши вскоре последовала Зимняя война с Финляндией.

 

Территориально-политическое переустройство

Финляндия. Зимней войне предшествовал ряд неудачных переговоров. 5 октября 1939 года советское правительство предложило правительству Финляндии направить делегацию в Москву «для обмена мнениями по политическим вопросам». Это предложение вызвало обеспокоенность не только в Финляндии, но и во всем мире, подтверждением чему стало письмо, направленное 11 октября 1939 года президентом США Франклином Рузвельтом председателю Президиума Верховного Совета СССР Михаилу Калинину. В письме президент Рузвельт выразил надежду на то, что «Советский Союз не будет предъявлять Финляндии требования, несовместимые с поддержанием и развитием дружественных и миролюбивых взаимоотношений между двумя странами и независимостью каждой из них».

О важности переговоров с Финляндией для СССР можно судить по тому факту, что на первых двух раундах Сталин присутствовал лично. В ходе первого раунда СССР предложил подписать пакт о взаимопомощи, сходный с пактами, подписанными Эстонией, Латвией и Литвой с СССР ранней осенью 1939 года. Финляндия это предложение отклонила. Постепенно переговоры, в том числе о возможности размещения советских военных баз на территории полуострова Ханко, зашли в тупик. Министр иностранных дел Финляндии Вяйне Таннер заявил, что его страна не может предоставить иностранному государству право размещать свои военные базы на финской территории. В официальном заявлении ТАСС от 11 ноября говорится, что Финляндия отказалась принять минимальные требования СССР и увеличила численность своих войск, расположенных неподалеку от Ленинграда, с двух до семи дивизий. 26 и 27 ноября правительства двух стран обменялись нотами в связи с Майнильским инцидентом, 28 ноября Советский Союз денонсировал Тартуский мирный договор 1920 года и Договор о ненападении с Финляндией 1932 года. Так началась Зимняя война.

14 декабря 1939 года за агрессивные действия в отношении Финляндии СССР был исключен из Лиги Наций. 12 марта 1940 года Зимняя война закончилась. Политического переустройства удалось избежать, территориальное переустройство было значительным: к Советскому Союзу отошли около 40 тыс. км финских земель.

Страны Балтии. Эстония, Латвия и Литва оказались немного сговорчивее Финляндии: в рамках пактов о взаимопомощи Советский Союз получил право размещать войска на территории этих стран, а также создавать морские и воздушные военные базы. В середине июня 1940 года всем трем странам был предъявлен ультиматум по причине якобы невыполнения ими условий пактов о взаимопомощи. Подробности создания марионеточных просоветских правительств на территории Эстонии, Латвии и Литвы уже были описаны мной ранее. Отмечу лишь, что в отношении этих государств дело не ограничилось территориально-политическим переустройством, т. е. насильственной инкорпорацией в СССР, — начались массовые репрессии, которые готовились весьма заблаговременно.

11 октября 1939 года, на следующий день после заключения третьего из пактов о взаимопомощи со странами Балтии, Лаврентий Берия подписал секретный приказ НКВД СССР № 001223 «О высылке антисоветских элементов из Литвы, Латвии и Эстонии». 16 мая 1941 года ЦК ВКП(б) и СНК СССР принято постановление «О мероприятиях по очистке Литовской, Латвийской и Эстонской ССР от антисоветского, уголовного и социально опасного элемента». В документе были указаны категории лиц, которых надлежало «арестовать с конфискацией имущества и направить в лагеря на срок от пяти до восьми лет и после отбытия наказания в лагерях сослать на поселение в отдаленные местности Советского Союза сроком на 20 лет». К ним относились «бывшие полицейские, жандармы, помещики, фабриканты, крупные чиновники бывшего государственного аппарата Литвы, Латвии и Эстонии», а также члены их семей. Пункт 9 постановления гласил: «Операцию по арестам и высылке в Литве, Латвии и Эстонии закончить в трехдневный срок».

17 июня 1941 года нарком государственной безопасности СССР Всеволод Меркулов представил докладную записку Сталину, в которой отчитался о проделанной работе:

I. По Литве: <...> всего репрессировано — 15 851 чел.
По Латвии: <...> всего репрессировано — 15 171 чел.
По Эстонии: <...> всего репрессировано — 9156 чел.
II. Всего по трем республикам: арестовано — 14 467 чел.; выселено — 25711 чел.; всего репрессировано — 40 178 чел.

За время первой советской оккупации из ранее независимых стран Балтии было депортировано 131,5 тыс. человек.

Таковы основные последствия подписания пакта Молотова-Риббентропа и дополнительного протокола, и если уж говорить о них, то только с повинной головой. Это одна из самых мрачных и постыдных страниц нашей истории. Так с 1939 года и повелось: если наши войска пересекают государственную границу и вторгаются на территорию другого суверенного государства по причине того, что нам не нравится, что в этом государстве на данный момент происходит, это вовсе не значит, что мы находимся в состоянии войны с этим государством. Это мы просто защищаемся, а заодно берем под защиту жизнь и имущество произвольно выбранной в качестве объекта защиты части населения этого государства. Традиция у нас такая.

 

Источники:

  1. Цит. по: Бакунин М.А. Народное дело: Романов, Пугачев или Пестель? / Избранные сочинения. Том III. — М.: Директ-Медиа. 2014.

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.