20 лет под властью Путина: хронология

В апреле в России усилились преследования активистов по статьям об экстремизме и терроризме. Новые обвинения были предъявлены независимому дагестанскому журналисту Абдулмумину Гаджиеву, а четыре фигуранта дела БАРС получили обвинительные приговоры. В рамках «московского дела» произошло смягчение приговора активисту Константину Котову, однако, по мнению правозащитников, решение суда можно рассматривать только как насмешку над правосудием.

 

Верхний ряд (слева направо): Абдулмумин Гаджиев (преследование независимых журналистов в Дагестане), Константин Котов («московское дело»), Александр Оршулевич (дело БАРС); нижний ряд: Александр Мамаев, Игорь Иванов, Николай Сенцов (все трое — фигуранты дела БАРС). Фото: «Мемориал».

 

Преследование журналиста Гаджиева: обвинения в терроризме и экстремизме

  • В середине апреля стало известно о возбуждении еще одного уголовного дела против журналиста независимого дагестанского издания «Черновик» Абдулмумина Гаджиева. Теперь ему вменяется участие в экстремистской организации (ч. 2 ст. 282.2 УК).
  • Следствие обвиняет Гаджиева и еще троих человек в причастности к деятельности запрещенных в России организаций «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана» и «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа». В чем именно заключалась роль Гаджиева, в постановлении о возбуждении дела не уточняется.
  • Редактор отдела религии еженедельника «Черновик» Абдулмумин Гаджиев был задержан в июне 2019 года по подозрению в финансировании терроризма (ч. 4 ст. 205.1. УК) и участии в террористической организации (ч. 2 ст. 205.5 УК). По версии следствия, в 2011 году Гаджиев вступил в «преступный сговор»с проповедником Исраилом Ахмеднабиевым (известен как Абу Умар Саситлинский) и, размещая в «Черновике» материалы о его благотворительной деятельности, содействовал сбору средств для «Исламского государства». Объявленный в международный розыск Ахмеднабиев отрицает свою причастность к ИГ.
  • Кроме Гаджиева, по делу о финансировании терроризма проходят еще десять человек. Известно, что обвинение против журналиста строится на показаниях другого фигуранта дела предпринимателя Кемаля Тамбиева. Он сообщал, что подписал протокол допроса под пытками.
  • «Черновик» часто публикует расследования коррупции среди местных чиновников и силовиков. По словамзаместителя главного редактора издания Магомеда Магомедова, «ни одна из публикаций Абдулмумина не содержала хоть какой-то экстремизм»: «Человек работал в мирном поле, занимался образовательной деятельностью. <...> Подбросить ему наркотики или оружие — это явно обозначить, что эти вещи подброшены. Поэтому единственный способ — это подтянуть Гаджиева к террористически-экстремистской истории, чтобы осудить его на основании показаний, которые были даны под пытками».
  • «Мемориал» признал Абдулмумина Гаджиева политзаключенным. «Мы считаем, что обвинение против Гаджиева сфабриковано с целью запугать независимых журналистов Дагестана для прекращения их критических публикаций в отношении силовых структур и представителей власти», — говорится в заявлении правозащитного центра.
  • В конце января российские журналисты записали коллективное видеообращение с требованием освободить Абдулмумина Гаджиева. Тогда же в Москве прошли одиночные пикеты в поддержку дагестанского журналиста.

 

Дело Константина Котова: «смягчение» беспрецедентного приговора

  • В апреле получило развитие резонансное дело программиста и гражданского активиста Константина Котова. В сентябре 2019 года его приговорили к 4 годам колонии общего режима за «неоднократные нарушения» правил проведения митингов (ст. 212.1 УК). Котов стал вторым осужденным по этой статье после Ильдара Дадина.
  • 20 апреля Мосгорсуд смягчил приговор и назначил Котову 1,5 года лишения свободы. Примечательно, что прокуратура просила снизить срок до одного года, а защита требовала закрыть дело за отсутствием состава преступления и освободить активиста с извинениями за несправедливое преследование и правом на реабилитацию.
  • «Новый приговор Константину Котову — едва ли не еще больший позор, чем первый, — считает руководитель программы поддержки политзаключенных «Мемориала» Сергей Давидис. — <...> Это откровенный плевок в лицо не только обществу, но и Конституционному суду, базовым принципам права». По словам правозащитника, нынешний приговор «не только не снял все обвинения полностью, что было бы единственным законным решением, но даже не сократил срок до отбытого, что было бы гнусным, но позволяющим власти сохранить лицо компромиссом».
  • Константин Котов был задержан 10 августа 2019 года после митинга за честные выборы в рамках так называемого «московского дела» . Суд отказался изучить ключевое доказательство защиты — запись с камер видеонаблюдения, на которой видно, что активиста задержали почти сразу после выхода из метро, а значит, он не мог присутствовать на акции.
  • Процесс над Котовым стал частью большого «московского дела» и продолжался всего два дня.
  • В основу обвинения легли четыре административных правонарушения: участие в мирных акциях в защиту политзаключенных (в том числе аспиранта МГУ Азата Мифтахова, о деле которого писал ИСР), журналиста Ивана Голунова, а также призыв выйти на Трубную площадь в поддержку независимых кандидатов, не допущенных на выборы в Мосгордуму.
  • Во время процесса защита ссылалась на постановление Конституционного суда (КС), согласно которому реальное лишение свободы по «дадинской» статье возможно только в случае «причинения или реальной угрозы причинения вреда» здоровью, имуществу или общественному порядку. В деле Котова прокуратура не представила доказательств такого вреда.
  • В конце 2019 года представители Котова подали жалобу в КС. В январе 2020-го Владимир Путин поручил Генпрокуратуре проверить «законность и обоснованность» обвинительного приговора. Несколько дней спустя КС постановил пересмотреть приговор, впервые за свою историю вмешавшись в конкретное дело и указав на допущенные нарушения.
  • Ст. 212.1 была включена в Уголовный кодекс в 2014 году, после украинского Евромайдана и российских протестов против приговоров по «болотному делу». Статья предусматривает наказание до пяти лет лишения свободы для тех, кто более двух раз за 180 дней был административно наказан за нарушения на митингах. В 2015 году Ильдара Дадина осудили по этой статье на три года колонии; в 2017-м приговор был отменен Верховным судом.

  

Приговор БАРС: очередное дело об экстремистском сообществе 

  • 17 апреля в Калининграде вынесли приговоры участникам маргинального монархистского движения «Балтийский авангард русского сопротивления» (БАРС).
  • Александра Оршулевича приговорили к 8 годам в колонии общего режима по обвинению в создании экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК); Александра Мамаева и Игоря Иванова — к 6 годам за участие в этом сообществе (ч. 2 ст. 282.1 УК); Николай Сенцов, которому вменяли незаконное хранение оружия и взрывчатки (ч. 1 ст. 222 УК, ч. 1 ст. 222.1 УК), получил 3 года колонии-поселения и был освобожден в зале суда с учетом срока, отбытого в СИЗО. Оршулевич, Мамаев и Иванов также признаны виновными в публичных призывах к терроризму (ст. 205.2 УК) и экстремизму (ч. 1 ст. 280 УК). Фигуранты находятся под стражей с 2017 года.
  • По версии ФСБ, активисты БАРС (выступавшие, в частности, за возвращение Калининграду исторического названия Кенигсберг) планировали насильственно захватить власть в Калининградской области и добиться выхода региона из состава России и присоединения к Евросоюзу. Для достижения своих целей они якобы собирались разжигать межнациональные конфликты и наносить с помощью трафаретов надписи экстремистского содержания, в том числе призывающие к убийству Путина.
  • Правозащитники полагают, что дело против БАРС политически мотивировано, следствие велось с грубыми нарушениями, а часть доказательств могла быть сфальсифицирована. Активисты свою вину не признают.
  • В 2017 году источники «Независимой газеты» связывали преследование БАРС с новыми назначениями в областных управлениях МВД и ФСБ: «Самое вероятное объяснение — новички рвутся показать своим московским кураторам, как они построят этот фрондерский Калининград перед президентскими выборами. И вообще наведут порядок в регионе, окруженном по периметру врагами из НАТО, где внутренние германизаторы есть явная “пятая колонна”».
  • «Мемориал» признал осужденных участников БАРС политзаключенными, усмотрев в этом деле тенденцию, «начавшуюся с 2014 года и усилившуюся с 2017 года, когда лиц с оппозиционными взглядами стали регулярно обвинять в создании террористических и экстремистских объединений без каких-либо серьезных оснований».

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.