Решение администрации Дональда Трампа вывести американские войска из Сирии, фактически лишив поддержки курдских бойцов, многолетних союзников Вашингтона в регионе, вызвало бурную политическую реакцию. За этот шаг, многими расцененный как предательство курдов, Белый дом подвергся резкой критике в СМИ, но в Турции и России эту новость встретили с одобрением. Москва ведет на Ближнем Востоке долгую игру, стремясь заполнить образовавшийся вакуум власти. 

 

Российские войска на авиабазе Хмеймим в Сирии. Фото: kremlin.ru

 

Когда четыре года назад в Сирии началась российская военная операция, на Западе решили, что Владимир Путин увязнет в сирийской трясине и ослабит влияние Тегерана в этой стране. Однако эти ожидания не оправдались. Россия превратилась в сильнейшего игрока в Сирии и продолжает навязывать свою политику всему Ближнему Востоку.

Решение вмешаться в сирийский конфликт Москва приняла лишь в конце 2015 года, когда усиление «Исламского государства» стало представлять для России слишком серьезную угрозу, чтобы и дальше оставаться пассивным наблюдателем. Режим Башара Асада находился на грани падения, США не удалось остановить наступление ИГ, в то время как приток в Сирию добровольцев-джихадистов с Северного Кавказа и из бывших советских республик постоянно увеличивался. Захват Сирии джихадистами-суннитами мог спровоцировать волну террора на территории России. 

Придя на помощь Асаду, Путин расценил вмешательство в Сирии как редкую возможность укрепить свои позиции на Ближнем Востоке и в мире. Российские эксперты по Ближнему Востоку утверждают, что Россия никогда не покидала регион, но на самом деле к 2011 году влияние Москвы там было весьма незначительным. Российским властям удалось извлечь для себя выгоду из разворачивающегося в Сирии кризиса: они спасли режим Асада, расширили свое присутствие на сирийской земле, наладили контакты с разными сторонами конфликта и закрепили за Россией статус единственной значимой силы с военным контингентом в стране. Кроме того, демонстративно бурная деятельность, развернутая Россией, стала противовесом отсутствию внятной стратегии у США и неспособности европейских стран положить конец сирийской гражданской войне.

За пять лет Россия установила тесные связи со всеми ключевыми игроками в регионе. Речь идет не только об Асаде, «Хезболле» и Иране, но также об Анкаре, Иерусалиме, Бейруте и Эр-Рияде. Всем им Россия нужна для того, чтобы и дальше разыгрывать шахматную партию в Сирии. 

Помимо геополитических побед, вмешательство в сирийский конфликт дало России возможность впервые после распада Советского Союза испытать новейшие виды вооружений в ходе военной операции на территории иностранного государства. Российские власти уже вовсю получают дивиденды, продавая свое оружие Эрдогану, Ас-Сиси и другим, участвуя в строительстве АЭС в Египте, Иордании и Алжире, оказывая помощь неблагополучным государствам вроде Судана и, разумеется, находя новые рынки для экспорта российской нефти и газа.

Тем не менее не все готовы броситься в объятия российского президента: страны Персидского залива и Египет пока еще полагаются на США. Однако отсутствие в Вашингтоне ясности касательно многих региональных вопросов, несомненно, на руку Кремлю: у России, в отличие от США, долгосрочные планы в регионе.

Сирия — лишь первая остановка на пути России к сердцу Ближнего Востока. Российские системы ПВО С-300 уже покрывают воздушное пространство Сирии и Ливана, переговоры о покупке этих систем ведутся с Ираком. На фоне этого в трудном положении оказывается Израиль. Несмотря на то что премьер-министру Биньямину Нетаньяху удалось договориться с Москвой о координации действий с целью предотвращения возможных столкновений израильских и российских боевых самолетов в небе над Сирией, это нельзя назвать стратегическим альянсом. Надежды Нетаньяху на то, что Россия вытеснит Иран из Сирии и что ему удастся вбить клин между Москвой и Тегераном, не оправдались. Несмотря на все расхождения, российско-иранский союз становится все крепче. Так, Иран планирует провести совместно с Россией масштабные военные учения.

Поскольку США покидают Сирию как физически (оставляя своих курдских союзников на севере страны), так и политически (предполагая, что регион утратил свое стратегическое и экономическое значение), вакуум власти неизбежно заполнит другая держава — Россия. Это не произойдет в одночасье, несмотря на крупные поставки оружия и многомиллиардные сделки, подобные недавним соглашениям между Москвой и Саудовской Аравией.  

Однако Москва ведет на Ближнем Востоке долгую игру, стремясь заработать дополнительные геополитические очки в мире. Важное преимущество положения России в регионе состоит в том, что у нее нет ни идеологических предпочтений, ни ограничений, которые обычно накладывают устоявшиеся союзы. Израиль прагматично подходит к отношениям с Россией, пытаясь, с одной стороны, избегать столкновений с ней в сирийском небе, а с другой — защищать свои национальные интересы в Сирии. Возможно, американским политикам, которые до сих пор верят в мировой порядок, где лидером являются США, следует внимательнее вглядеться в меняющийся политический ландшафт Ближнего Востока и пересмотреть роль Америки в этом регионе.

 

Ксения Светлова — старший научный сотрудник Института политики и стратегии при Междисциплинарном центре в Герцлии, бывший депутат Кнессета. Эта статья изначально была опубликована на YNet.

Хотите получать качественную аналитику по ключевым вопросам российской политики и отношений России и Запада? Подписывайтесь на нашу рассылку здесь.

Мы пишем немного, но по делу.

 

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.