20 лет под властью Путина: хронология

В начале августа американская фирма заключила с сирийскими курдами соглашение о модернизации нефтяных объектов в северо-восточной Сирии. Новость о сделке явно задела Москву, которая не скрывает своих намерений взять нефтедобычу на территории всей страны под свой контроль и поддержать нефтезависимый режим Башара Асада. На фоне ухудшения экономической ситуации конфликт интересов США и Россией в Сирии, скорее всего, усилится.

 

Богатая нефтью сирийская провинция Дайр-эз-Заур на данный момент находится под контролем Сирийских демократических сил, поддерживаемых США. Фото: Сержант Ардженис Нуньес (jcs.mil).

 

Два года назад США объявили о выводе войск из Сирии, однако американские нефтяные компании до сих продолжают работать и заключать договоры с курдскими лидерами Сирийских демократических сил (СДС) на северо-востоке страны. Ситуация вызывает явное недовольство и президента Сирии Башара Асада, и поддерживающего его режим Кремля. 

Интерес России в данном регионе Сирии объясняется тем, что, захватив контроль над северо-восточной территорией, Кремль фактически сможет доминировать над всей страной, ограничит возможности конкурирующих сторон и получит доступ к богатым месторождениям газа, нефти и фосфатов. Также Кремль давно покушается на местный транспортный узел, через который идет транзит сирийского газа в Европу и где сходятся торговые пути между Ираном, Южным Курдистаном, Турцией и Сирией. На данный момент все эти преимущества находятся вне зоны досягаемости Кремля.

Возможно, именно по этим причинам новость о том, что американская компания Delta Crescent Energy в начале августа заключила с сирийскими курдами 25-летний контракт, целью которого является обустройство и разработка нефтяных месторождений в северо-восточном регионе Сирии, вызвала особенно агрессивную реакцию Кремля. Согласно сообщениям СМИ, один из пунктов договора запрещает Сирийской демократической армии делить полученные от нефтедобычи доходы с режимом Башара Асада (который в данный момент находится под санкциями США).

Постоянный представитель России в Совете Безопасности ООН Василий Небензя снова призвал США прекратить «оккупацию нефтяных объектов в Сирии», обвинив американское правительство в «варварских методах нефтедобычи, [которые] могут привести к экологической катастрофе на северо-востоке Сирии и в Ираке».

Прибыль от нефтедобычи в северо-восточном регионе Сирии на данный момент оценивается в порядка $40 млн в месяц, и США не намерены передавать этот источник дохода режиму Асада. Для защиты нефтяных месторождений силами США сформированы специальные подразделения, включающие в себя курдов и арабов, сотрудничающих с СДС, а также Отряды народной самообороны (вооруженные формирования СДС), для отражения атак со стороны проиранских повстанцев, действующих в провинции Дайр-эз-Заур – богатом нефтью регионе восточной Сирии. 

Именно в северо-восточной части страны, которая находится под контролем СДС,  сосредоточены основные запасы сирийской нефти. Так, в 2011 году на крупнейшем месторождении «Эль-Омар» в этом регионе добывалось около 80 тыс. баррелей нефти в день, на «Танаке» – еще 40 тыс. Два крупнейших месторождения в Дайр-эз-Зауре и Хасеке приносили около 200 тыс. баррелей нефти в день, то есть примерно половину всей сирийской нефтедобычи.

Прибыль от добычи нефти является основным источником дохода для Сирии. В 2008 году на пике производства объемы добываемой нефти в стране достигали 406 тыс. баррелей в день, но в результате войны к 2018 году они упали до 24 тыс. баррелей в день (без учета поступлений с так называемого «черного нефтерынка»).

Во время войны большинство сирийских нефтяных ресурсов перешли под контроль курдов и американцев. Такой поворот событий обернулся серьезными последствиями для Ирана, которому не удалось удержать контроль над пограничным пунктом Эль-Каим – одним из важнейших транспортных узлов на Ближнем Востоке. В результате транспортный поток между Ираном, Ираком и Сирией был нарушен. Более того, теперь Ирану предстоит бороться с Россией за прибыльные энергетические контракты, присуждаемые Дамаском. Российские нефтяные компании уже получили права на разведку во внутренних водах Сирии. По оценкам сирийского министерства энергетики, запасы газа в прибрежных месторождениях составляют 250 млрд куб. м. Впрочем, как показывает опыт Ливана, наличие прав на разведку не всегда означает прибыль.

Какие варианты развития событий можно спрогнозировать в отношении сирийских нефтяных месторождений?

Очевидно, что Россия продолжит оказывать содействие Башару Асаду, стремящемуся вернуть контроль над северо-востоком страны, поскольку в интересы Кремля входят и получение доступа к нефтяным объектам, и стабилизация сирийской экономики. Однако присутствие США в регионе и их готовность защищать нефтяные месторождения вместе с курдами свидетельствуют о том, что трения между США и Россией на территории Сирии усилятся. Последний раз, когда Россия попыталась захватить несколько объектов на северо-востоке страны, пришелся на 2018 год. Тогда попытка провалилась: под обстрелом силами США погибли сотни российских наемников из ЧВК «Вагнер». Сегодня, на фоне продолжающегося спада сирийской экономики, Россия может возобновить прежние усилия.

И все же российский захват северо-восточных регионов Сирии (примерно треть всей страны) возможен лишь в двух случаях. Первый: если США примут решение завершить свое присутствие на территории Сирии и окончательно вывести войска. Второй: если все заинтересованные стороны – включая сирийские демократические силы, центральное правительство в Дамаске и его российских партнеров – договорятся о разделе нефтяной прибыли. Политика США на данном направлении во многом будет зависеть от результатов президентских выборов в ноябре этого года.

 

Перевод текста: Елизавета Агаркова.

* Данная статья была изначально опубликована на сайте Междисциплинарного центра в Герцлии (Израиль).  

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.