20 лет под властью Путина: хронология

Война между Арменией и Азербайджаном за контроль над Нагорным Карабахом стала одним из самых ожесточенных конфликтов в постсоветской истории: более пяти тысяч человек погибли, десятки тысяч оказались беженцами. После шести недель агрессивных военных действий стороны подписали мирное соглашение при прямом посредничестве Москвы. Однако изначальное нежелание России участвовать в урегулировании конфликта ставит вопрос об ее истинных интересах в регионе.

 

Нагорный Карабах, 14 октября 2021 года: разрушенный жилой после бомбардировок ВС Азербайджана. Фото: Айхан Заедзаде / Wikimedia Commons

 

Причины войны

У конфликта между Арменией и Азербайджаном, в основе которого лежат этнические, политические и территориальные разногласия, более чем столетняя история. Время от времени напряженность между этими республиками выливается в полноценные войны, как правило, в периоды развала империй – сначала Российской, а потом советской.

За последние 30 лет конфликт вокруг Нагорного Карабаха – анклава на территории Азербайджана, заселенного преимущественно армянами, – привели к двум кровопролитным войнам: в 1988-1994 годах, а затем осенью 2020-го – с 27 сентября по 9 ноября. Первая война, унесшая жизни около 16 тыс. человек и сделавшая беженцами сотни тысяч, была остановлена при посредничестве Минской группы ОБСЕ, председателями которой выступили Россия, США и Франция. На тот момент Нагорный Карабах успел объявить о своей независимости (при поддержке Еревана), однако этот статус официально не признала ни одна страна в мире, включая Армению. По сути конфликт не был разрешен, а «заморожен», однако до 2020 года (за исключением короткого обострения в 2016-м) стороны в целом соблюдали перемирие. Но Баку так и не смирился с тем, что Нагорный Карабах отошел под контроль Армении и не оставлял надежд вернуть территорию. С начала 2000-х годов Азербайджан активно инвестировал в наращивание военной мощи и укреплял связи с Турцией, заявившей о себе как еще одна региональная держава (помимо России), имеющая интересы на Северном Кавказе.

За несколько недель до начала войны между Арменией и Азербайджаном министр обороны РФ Сергей Шойгу приезжал в Баку с визитом – вероятно, чтобы обсудить потенциальную реакцию России на планы Азербайджана вступить в открытый конфликт за Нагорный Карабах. Судя по дальнейшим действиям Москвы, можно предположить, что мешать Баку не планировалось. Эта гипотеза подтверждается тем, что в ответ на официальный запрос Армении о военной помощи в рамках ОДКБ, Кремль заявил, что Нагорный Карабах – непризнанная республика и формально входит в состав Азербайджана. Нападение на Нагорный Карабах не может рассматриваться как нападение на Армению. Вполне возможно, однако, что если бы Шойгу сообщил Баку о российской поддержке Армении, войны не случилось бы вовсе. 

Руководствуясь этими соображениями о внешней политике США, Кремль решил, что пытаться угодить Америке бессмысленно, и начал преследовать собственные интересы там, где это было возможно. Со временем в Москве также обнаружили, что противник не столь опасен, как казалось на первый взгляд.

Еще один аргумент, подтверждающий закулисные интриги Москвы: когда азербайджанские войска захватили Шушу – стратегически важный город на подходах к столице Нагорного Карабаха Степанакерту, – их наступление внезапно прекратилось, хотя до полной победы оставалось буквально два шага. Почему? Скорее всего, Баку получил соответствующий звонок из Кремля. Уже на следующий день при посредничестве России между Азербайджаном и Арменией было подписано мирное соглашение. В соответствии с ним, за Азербайджаном остались все территории Нагорного Карабаха, захваченные во время войны, а Армения уступила все оккупированные территории вокруг региона Азербайджану, который также получил прямой доступ – коридор через Армению – к своему эксклаву, Нахичевани. Также было решено, что Москва дислоцирует в Нагорный Карабах около 2 тыс. российских миротворцев. Другим итогом войны 2020 года стала гибель более 5 тыс. человек с обеих сторон конфликта, включая по меньшей мере 143 мирных жителей, десятки тысяч людей стали беженцами.

Многие эксперты, анализировавшие военные действия в Нагорном Карабахе, задавались вопросом, почему Кремль изначально отказался вмешиваться в конфликт. Чего он ждал шесть недель? Существует несколько возможных объяснений.

 

Игра России  

Следование международному праву?

На одно такое объяснение указывал сам Владимир Путин, подчеркнувший, что Нагорный Карабах официально остается частью Азербайджана, который не атаковал Армению напрямую. Этот легалистский аргумент предполагает, что Кремль якобы руководствуется международным правом. Но, учитывая, что режим Путина уже давно пренебрегает как международно-правовыми нормами, так и нормами национального законодательства, дело вряд ли в этом.

Наказание Армении за «заигрывания» с Западом?

На первый взгляд, причиной изначального нежелания Москвы вставать на сторону Еревана в Карабахском конфликте могли стать попытки армянского премьер-министра Никола Пашиняна выстроить дружественные отношения с Западом. Однако не стоит переоценивать масштаб диссидентства армянского лидера. Пашинян не собирался выводить Армению из ОДКБ, а российскому «Газпрому» по-прежнему позволяется беспрепятственно работать в Армении, несмотря на регулярные трения с армянскими властями из-за цен на газ. Кремль склонен «прощать» лидеров бывших советских республик, осмелившихся заигрывать с Западом, если эти действия Москва может использовать в собственной геополитической игре. Ярким примером такой стратегии являются отношения России с президентом Беларуси Александром Лукашенко.

Боязнь возмездия США?  

Может быть, Москва опасалась гнева Вашингтона? Хотя открытая конфронтация с США вряд ли входит в планы России, этого объяснения тоже не вполне достаточно. Да, укрепление позиций Кремля на международной арене вызывает серьезное беспокойство на Западе, но Москва не вынашивает планов мирового господства и ее действия обычно крайне осторожны, в отличие от импульсов неоконсервативных групп, влияющих на американскую внешнюю политику. 

Путинское понимание международной политики и роли, которую в ней играет США, выкристаллизовалось к 2007 году, и он поделился им в свой мюнхенской речи. Выступление Путина отразило также общее мнение российского правящего класса о том, что бомбардировки Югославии 1999 года и вторжения США в Афганистан и Ирак не были случайными событиями – это результат модели поведения агрессивно настроенных групп в руководстве США, считающих, что Вашингтону стоит время от времени находить «маленькую поганую страну» и «бросать ее об стенку», показывая всем, что у Америки серьезные намерения (так называемая «доктрина Ледина»). Российские элиты также пришли к выводу, что их американские коллеги предпочитают пренебрегать советами древнекитайского военного философа Сунь-цзы, который в своем классическом трактате «Искусство войны» написал, что хороший стратег всегда должен позволять врагу пути для отступления, поскольку, если возможности для отступления или достойной капитуляции нет, загнанный в угол враг будет драться до последнего. Вашингтон явно не считал нужным предоставлять своим противникам политическую альтернативу или гарантировать им жизнь, а иногда даже жизнь их семей (на ум приходят имена Слободана Милошевича и Саддама Хуссейна).

Руководствуясь этими соображениями о внешней политике США, Кремль решил, что пытаться угодить Америке бессмысленно, и начал преследовать собственные интересы там, где это было возможно. Со временем в Москве также обнаружили, что противник не столь опасен, как казалось на первый взгляд. Примеры российско-грузинской войны 2008 года, аннексии Крыма и войны в Донбассе 2014 года, а также вторжения в Сирию 2015 года демонстрируют, что расчеты Кремля оказались довольно точными. Вашингтон и другие западные страны не смогли остановить эти действия России, хотя и высказывали свое возмущение. На этом фоне версия о страхе Кремля перед Америкой за вмешательство в Карабахский конфликт выглядит необоснованной.

Газовые интересы Москвы?

Газовые интересы нередко являются основной драйвером геополитических амбиций России, и именно это предположение наиболее правдоподобно объясняет ее поведение в Карабахском конфликте. Не последнюю роль в рамках этой версии отведена Турции (конкурент России в регионе), которая открыто поддерживала Баку.

Отношения России и Турции в последнее время не были гладкими. В 2015 году страны оказались на пороге войны из-за того, что Турция сбила российский бомбардировщик, но эту проблему в результате удалось решить и вернуться на более дружественный уровень взаимодействия. Ухудшающиеся отношения между Турцией и Западом приветствовались Кремлем, особенно учитывая членство Анкары в НАТО. Подстегивая разногласия, в 2017 году Москва предложила Анкаре приобрести российские ракетные комплексы S-400. За эту сделку стоимостью $2,5 млрд Турция подверглась санкциям США. Но даже если Кремль и рассчитывал таким образом втянуть Турцию в свою геополитическую орбиту, настоящей причиной этих маневров являются газовые интересы российской правящей элиты. 

Даже до (но в особенности после) украинского кризиса 2014 года Кремль искал возможности для беспрепятственных поставок российского газа в Европу – желательно в обход Украины, чьи власти часто отказывались подчиняться требованиям Москвы. Газопровод «Турецкий поток», заменивший собой более ранний, но неудачный для России газопроводный проект «Южный Поток», открыл возможности для достижения этой цели. Проложенный по дну Черного моря от юга России до севера Турции, газопровод далее подключался к инфраструктуре стран Юго-Восточной и Центральной Европы (Болгария, Сербия, Венгрия, Словакия, Австрия), полагающихся на дешевый российский газ. Проект был официально запущен в январе 2020 года. 

Учитывая давние газовые интересы Москвы в регионе и временные рамки Карабахской войны, можно предположить, что возможность «подставить» Баку как ненадежного поставщика газа сыграла бы на руку Кремлю.

Кремль рассчитывал на то, что проект полностью соответствует интересам Турции, так как поставляемый по нему российский газ удовлетворяет большую часть газового спроса страны и обеспечивает ей дополнительный доход за счет транзитных платежей. Однако этот расчет оказался неверным. Поддержка Путиным действующего режима в Сирии стала причиной серьезных разногласий с Турцией, которая предпочитала сместить Башара Асада с поста президента. В знак неодобрения политики Москвы Анкара начала выстраивать связи с главным газовым конкурентом России в регионе – Азербайджаном. У Баку были свои причины пойти навстречу Анкаре: Азербайджан давно мечтал о реализации своих значительных газовых запасов на внешних рынках, включая Европу и Турцию. Азербайджанские власти также подчеркивали, что Турция – их «естественный» союзник, а азербайджанцы и турки – это один народ, представители которого просто живут в разных странах. 

Газовая конкуренция с Азербайджаном давно беспокоит Москву. В 2008 году президент Дмитрий Медведев приехал в Баку с визитом, надеясь заключить сделку о закупке Россией значительных объемов азербайджанского газа, чтобы, по сути, уничтожить конкуренцию. Сделка не состоялась, так как Азербайджан решил принять участие в другом газовом проекте – Южном газотранспортном коридоре, с инициативой которого выступила  в 2008 гому Европейская комиссия для диверсификации поставщиков газа в Европу. Одной из трех секций коридора стал Трансадриатический газопровод (TAP), по которому газ из азербайджанской части крупного месторождения «Шах-Дениз» должен был поставляться в Турцию, а затем в Европу. Строительство TAP планировалось завершить осенью 2020 года.

Учитывая давние газовые интересы Москвы в регионе и временные рамки Карабахской войны, можно предположить, что возможность «подставить» Баку как ненадежного поставщика газа сыграла бы на руку Кремлю. Нестабильность на Северном Кавказе повысила бы привлекательность российского газа, сделав его более безопасной опцией для европейских потребителей. Возможно, чтобы добиться этой цели, Москва манипулировала существующими трениями между Баку и Ереваном, а также глобальными амбициями Анкары,

Итоги Карабахской войны можно оценивать по-разному, но одно ясно: план Кремля подставить Баку провалился, так как TAP был официально запущен в ноябре 2020 года. Более того, Турция недавно объявила об обнаружении крупного месторождения газа в своих территориальных водах Черного моря и о планах по его активной разработке, чтобы уменьшить зависимость от иностранных источников энергии. И это еще один удар по газовым планам Москвы. Вопрос о том, какие шаги российский режим предпримет в дальнейшем, остается открытым, но Кремль уже доказал, что спровоцировать кровопролитный конфликт для удовлетворения своих газовых интересов для него не является проблемой.

 

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.