20 лет под властью Путина: хронология

Русский национализм имеет глубокие корни и в разные эпохи находит выражение в различных политических брендах, многие из которых имеют оппозиционный подтекст. Когда в начале 2000-х националистические настроения в России стали нарастать, Владимир Путин перехватил ряд внешних атрибутов национализма, не меняя при этом политического курса. Эта тактика сработала, ослабив оппозиционное движение. Но, как показывает история, заигрывание с агрессивной националистической риторикой может дорого стоить: Путин рискует потерять контроль над процессом, который, обретя собственную логику развития, приведет к непредсказуемым результатам.

 

В своем выступлении 2018 года в клубе «Валдай» Владимир Путин назвал себя «самым правильным и эффективным националистом». Фото: kremlin.ru.

 

Территориальные претензии России к Казахстану

В декабре 2020 года в эфире Первого канала депутат Госдумы Вячеслав Никонов, внук советского министра иностранных дел Вячеслава Молотова, заключившего в 1939 году пакт Молотова-Риббентропа с нацистской Германией, неожиданно заявил, что территория Казахстана – это «большой подарок со стороны России». В его словах также содержался намек на то, что северная часть Казахстана является исконно русской землей, которая должна быть возвращена России.

Никонов не одинок в подобных взглядах. Его заявление поддержал и лидер ЛДПР Владимир Жириновский,известный своей откровенно националистической риторикой. Хотя Жириновского нередко предстает в СМИ как политический клоун, к его словам не стоит относиться пренебрежительно. Несмотря на странное и нередко оскорбительное поведение, а также культивируемый образ революционера-иконоборца, Жириновский – опытный политик, выживший в эпохи Ельцина и Путина, причем благодаря не только преданному следованию «линии партии», но и своей роли ретранслятора идей Кремля. Образ придворного шута позволяет ему выражать мнения, которые «царь» не осмелился бы высказать публично.

Очевидно, что взгляды Никонова и Жириновского молчаливо поддерживаются Кремлем, а их заявления – опосредованный сигнал. Кому он предназначен? Наиболее очевидный ответ – правительству Казахстана. Но не только. Месседж адресован и российской аудитории, что, возможно, даже важнее Кремля, нежели угрозы Астане. Целью сигнала может быть стремление Путина предстать защитником этнических русских, поддержку которых он стремится консолидировать вокруг своей персоны. Однако усиливающаяся националистическая риторика Путина содержит серьезные риски, в том числе опасность крупного военного конфликта.

 

Путин как правитель эпохи Возрождения

Подход Путина к различным брендам российского национализма меняется со временем, и эту гибкость могут объяснить механизмы функционирования его режима. Лучше всего modus operandi Путина описывает модель правителя эпохи Возрождения, особенно ее итальянская версия. Не обладая достаточной харизмой, Путин правит при помощи макиавеллианских манипуляций; он настоящий мастер интриг. Одна из его излюбленных тактик – перехват повестки оппозиции и присваивание популярных оппозиционных лозунгов при отсутствии соответствующей корректировки политического курса. В этом контексте территориальные претензии Кремля к Казахстану и националистически насыщенная риторика вряд ли входят в стратегические предпочтения российского президента. Путин старается избегать разжигания националистических страстей по одной простой причине – они могут подорвать стабильность его режима. В прошлом заигрываниями с русскими националистами занимался как раз не Кремль, а радикальная оппозиция российского и казахстанского режимов.

 Так, в 1999 году этнически русский житель северного Казахстана, взявший псевдоним «Виктор Пугачев», попытался организовать государственный переворот с целью создать на этой территории автономный Русский Алтай. В 2001 году скандальный российский писатель и политик, ныне покойный Эдуард Лимонов начал призывать к протестам русских жителей северного Казахстана, где он рассчитывал запустить революцию, чтобы в конечном счете свергнуть режим Путина. В 2015 году русский националист Александр Поткин (Белов) был обвинен  в экстремизме и попытке госпереворота за свой активизм, направленный против режима Нурсултана Назарбаева в Казахстане. Ни одно из этих действий не было одобрено Москвой. Лимонов и Поткин были арестованы российскими властями и приговорены к тюремным срокам.

 

Чем национализм Путина отличается от национализма Гитлера

Многие наблюдатели российского режима и критики Путина считают, что российский президент одержим идеей «собирания русских земель» и готов использовать проживающих на постсоветском пространстве русских так же, как в свое время Гитлер, пропагандировавший объединение с Германией, использовал поддерживающих нацистское движение немцев в Судетской области. Некоторым русским националистам и почитателям Путина очень хотелось бы в это верить, но это предположение абсолютно неверно. Путин, конечно, не упустит возможности урвать кусок земли, если он имеет важнейшее значение (как, например, Крыма) и при этом не предвидится особого сопротивления. Но имперская экспансия вряд ли является его идеей «фикс». Даже «Русский мир», его последний любимый проект, скорее, представляет собой абстракцию, нежели четкий план, особенно учитывая избирательность его применения.

Когда наблюдатели проводят параллели между Путиным и Гитлером (или каким-либо другим авторитарным лидером), они часто игнорируют различную природу двух режимов. Нацистский режим традиционно ассоциируется с огромной жесткостью и тоталитарной властью, но при этом умаляется факт его поддержки со стороны значительно части немецкого населения. Даже если этот факт и признается, он нередко сопровождается оправданиями в виде огромной харизмы Гитлера и его обещаний «сделать Германию снова великой». Однако настоящей причиной популярности Гитлера была не националистическая природа его режима в духе социального дарвинизма («выживает сильнейший»), а ее социалистический элемент.

Нацисты не национализировали немецкие фабрики и не «коллективизировали» немецкие фермы, как это делали советские власти, но они активно перераспределяли национальные богатства и контроль над немецкой промышленностью во благо не только готовящегося к войне режима, но и большинства населения страны, подразумевая, что элита готова делиться с массами. Нацистское преследование евреев, представленных пропагандой как эксплуатирующие немецких обывателей «чужаки» и назначенных на роль козлов отпущения, шло рука об руку с успешной социальной политикой режима: безработица снижалась, медицинские и жилищные услуги становились более доступными для среднестатистических немцев. Элементы социальной и экономической защиты населения были созданы в Германии еще Бисмарком несколькими поколениями ранее, но именно Гитлер расширил их, обеспечив таким образом общественную поддержку своего режима и военных амбиций.

В современной России дело обстоит иначе. Радикальные националисты из различных политических движений нередко противостоят российским властям, так как последние, по их мнению, слишком пренебрежительно относятся к русским. Они считают, что Россию контролируют не этнические русские, а меньшинства – евреи, «лица кавказской национальности» и т.п., – и страну необходимо освободить от их власти, заново перераспределить национальные богатства, расширив систему социальной защиты. Этот подвид национализма имеет расовые оттенки и ярко выраженную социалистическую или даже национал-социалистическую окраску, что угрожает власти путинских олигархов, многие из которых являются как раз представителями этнических меньшинств. Радикальные националисты также считают только этнических русских «настоящими русскими», и этот акцент также представляет проблему для стабильности такого многонационального государства, как Российская Федерация.

Все это объясняет, почему Путин не готов заигрывать с русским национализмом в его расово окрашенной, национал-социалистической форме, а также почему, если говорить о последних событиях, он не предложил свою поддержку русским, проживающим в Казахстане. Более того, в этнических конфликтах на территории России (например, в событиях в Кондопоге в 2006 году или в Ставрополе в 2007-м) Кремль обычно принимает сторону меньшинств, пытаясь использовать общественное недовольство в своих интересах. 

Нынешняя политика Кремля больше напоминает практики царского правительства, чем нацистской Германии. Существует расхожее мнение, что за еврейскими погромами XIX – начала XX вв. стоит царское правительство, но это не так: разжигание этнического насилия не принесло бы ему никакой пользы, а вот некоторым представителям революционных сил погромы, наоборот, были на руку. К примеру, «народники» верили в то, что русская революция должна прийти снизу, от народных масс, а погромы могут способствовать народному восстанию против царского режима. 

Чтобы сдержать агрессию русского национализма, Путин даже заявлял, что «русские» не являются этнической категорией и каждый, кто говорит по-русски и вырос в России, может считаться русским. Однако периодически российский президент все же прибегает к националистическом риторике для предотвращения социальных конфликтов, подпитки собственной популярности или снижения общественной поддержки широких кругов оппозиции.

 

Почему растет привлекательность национализма среди россиян

В прошлом расово мотивированный национализм и этническое насилие против выходцев из Кавказа и Центральной Азии были сравнительно редкими явлениями, характерными для маргинализированных социально-политических групп низшего класса, члены которого принимали участие в «Русских маршах», первый из которых прошел в 2005 году, став первым легальным собранием русских националистов в современной истории страны. За прошедшие годы среди участников марша стали преобладать ультраправые националисты, более выраженными стали антиправительственные настроения. 

С приходом Путина к власти и последовавшей политической, социальной и экономической стабилизацией в России постепенно появились представители среднего класса, чьи доходы позволили им ездить на Запад, где они начали перенимать элементы западной культурой и ее ценности, включая толерантность к меньшинствам. Однако сегодня это социально-культурное развитие остановилось, если не повернулось вспять. Замедление экономики вызывало чувство отчуждения между правительством и российскими гражданами, включая средний класс. Отношение россиян к Западу становится все более противоречивым, несмотря на то, что интеграция россиян в западные финансовые и образовательные системы и в рынок труда продолжается. Одно из объяснений происходящего связано с тем, что влияние западного капитализма не привело к автоматическому принятию россиянами политического и идеологического порядка Запада в целом. Более того, россияне все чаще стали поддерживать набирающую популярность в Европе и США идею о том, что причиной растущих экономических и социальные проблем Запада является приток иммигрантов. Некоторые россияне начали подвергать сомнению западные ценности, заключив, что обязательный «мультикультурализм» и его толерантность к меньшинствам подорвали основы Европы, лишив ее подлинной сущности и разрушив культуру.

На фоне этих настроений Кремль начал позиционировать Россию как единственную по-настоящему европейскую страну, защитницу старых европейских ценностей и традиций, отвергающую идею мультикультурализма. В результате этих сложных процессов российский средний класс постепенно стал более толерантен к националистическим и потенциально расистским взглядам. Подобные взгляды переняли и некоторые члены оппозиции, включая Алексея Навального, который в свое время обрел популярность именно среди недовольных слоев российского среднего класса. 

Однако обращение оппозиции к националистическим лозунгам вызвало тревогу в Кремле. Чтобы решить эту проблему, Путин прибегнул к своим любимым макиавеллианским манипуляциям. Он перенял, пусть и поверхностно, националистические атрибуты у соответствующих групп оппозиции и объявил себя истинным российским патриотом, заботящемся о россиянах как внутри страны, так и за ее пределами. С этой точки зрения, недавний сигнал Кремля Казахстану стоит рассматривать как расчетливый ход, нацеленный на удовлетворение определенной части российской аудитории, включая потенциальную электоральную базу Навального. Хотя эти сигналы вряд ли приведут к прямому конфликту с Казахстаном, разыгрывание националистической карты может привести к другой конфронтации – открытой войне с Украиной.

 

Как Зеленский играет в игру Путина  

Будучи расчетливым и осторожным политиком, Путин обычно старается избегать безрассудных действий. Но его флирт со все более воинственной националистической риторикой грозит вылиться в крупный конфликт с непредсказуемыми последствиями. Некоторые историки оценивают Первую мировую войну как результат стечения обстоятельств, которые на определенном этапе обрели собственную логику развития. То же самое может произойти между Россией и Украиной, где трения в последнее время достигли опасной точки. Парадоксальным образом, президент Украины Владимир Зеленский также начал перенимать националистические лозунги, вступив в ту же игру с националистами, что и Москва. 

За последние 30 лет Украина сменила больше президентов, чем другие постсоветские страны, но этот факт необязательно отражает ее более демократическую культуру. Как и большинство республик бывшего СССР, Украина возлагала большие надежды на независимость, а значительная часть ее жителей верила, что освобождение из-под власти Советского Союза – или России – приведет к более высокому уровню жизни. Этого, однако, не случилось: развитию страны препятствовала повсеместная коррупция, подорвавшая уровень жизни населения и разрушившая систему социальной защиты. Отчаяние украинцев заметно в кандидатуре, избранной ими на пост президента. Зеленский не только бывший комик, но и еврей – еще один парадокс, учитывая давнюю историю антисемитизма в Украине. Хотя молодое поколение украинцев стало более толерантным, чем их родители и бабушки с дедушками, избрание Зеленского на пост президента свидетельствует не о том, что старые предубеждения исчезли, а о том, что люди находятся в отчаянии.

Но, похоже, надеждам украинцев в очередной раз не суждено сбыться. Когда Зеленский сделал ставку на националистическую риторику и поклялся любой ценой освободить восточную Украину от фактической российской оккупации, он попытался апеллировать к патриотизму украинцев, чтобы консолидировать людей, отвлечь их от экономических проблем и укрепить собственную позицию. Россиянам такие стратегии должны быть давно знакомы.

И Путин, и Зеленский по-своему играют с огнем, так как националистическая риторика может спровоцировать войну – возможно, вопреки их планам. Воинствующий национализм – скользкий путь, и в атмосфере растущей напряженности между Россией и Украиной Западу стоит быть особенно осторожным, чтобы не создать дополнительных поводов для открытого конфликта.

 

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.