20 лет под властью Путина: хронология

16 июня в Женеве состоится первая встреча президентов США и России Джо Байдена и Владимира Путина, на которой Украина может стать одной из центральных тем повестки дня. Несмотря на стремления Белого дома к более стабильным отношениям с Россией, Кремль уже дал понять, что будет отстаивать собственные «красные линии». Вероятность новой «перезагрузки» в двусторонних отношениях остается крайне низкой.

 

Официальная встреча Джо Байдена и Владимира Путина состоится 16 июня на вилле La Grange в Женеве. Фото: Gage Skidmore, Wikimedia Commons; kremlin.ru

 

В начале июня Washington Post опубликовал колонку Джо Байдена, в которой американский президент обозначил свой подход к предстоящему саммиту с Владимиром Путиным: «Мы едины в противостоянии вызовам европейской безопасности со стороны России, начиная с ее агрессии в Украине, и нет никаких сомнений в решимости США защищать наши демократические ценности, которые мы не можем отделить от наших интересов. В телефонных разговорах с президентом Путиным я был ясен и прямолинеен: США не ищут конфликта. Мы хотим стабильных и предсказуемых отношений, в рамках которых мы можем работать с Россией по таким вопросам, как стратегическая стабильность и контроль над вооружением».  

Комментируя возможный перечень вопросов для обсуждения на встрече Байдена и Путина, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заметил, что повестка дня не будет фиксированной («значительная часть времени будет отведена тем вопросам, которые главы государства захотят озвучить»), но не исключил, что затронута может быть тема Украины.

Это неудивительно: тема Украины является одной из наиболее острых проблем в российско-американских отношениях, а конфликт на Донбассе – крупнейшим вызовом европейской архитектуре безопасности. Наблюдатели также предполагают, что в контексте Украины может быть поднят вопрос о строительстве газопровода «Северный поток-2» (совместный проект российского «Газпрома», немецких компаний Wintershall и Uniper, а также британо-голландской Royal Dutch Shell, французской Engie и австрийской OMV, реализуемый для экспорта российского газа в Европу в обход Украины. – Прим. ред.)

Как стало известно в конце мая, США отказались от введения дальнейших санкций против «Северного потока-2». Несмотря на то, что Байден назвал проект «плохой сделкой», дальнейшие санкции, по его мнению, могут навредить отношениям США и Германии. Решение администрации США вызвало волну критики как внутри страны, так и за ее пределами – особенно в Украине, которая рассматривает газопровод как серьезную угрозу своей национальной безопасности 

6 июня американское издание Axios опубликовало интервью с президентом Украины Владимиром Зеленским, заявившего, что он был «удивлен» и «разочарован» решением США, и предложившего Байдену личную встречу – перед саммитом с Путиным в Женеве. По словам Зеленского, «Северный поток-2» является «оружием в руках Москвы», и США – это единственная страна, к способная остановить Россию. Украинский лидер также подчеркнул, что решение Белого дома по санкциям может «подорвать доверие» украинцев к США.    

На следующий день после публикации президенты Зеленский и Байден провели телефонные переговоры, обсудив ситуацию вокруг «Северного потока-2», а также такие вопросы, как конфликт на Донбассе, политика деолигаргизации Украины и ее интеграция в НАТО и ЕС. По словам советника руководителя Офиса президента Михаила Подоляка, президент Байден пригласил своего украинского коллегу посетить Вашингтон в июле.

Примечательно, что спустя несколько часов после разговора Офис президента Украины удалил ранее опубликованное сообщение о том, что Байден якобы поддержал предоставление Украине Плана действий по членству в НАТО (NATO Membership Action Plan). Теперь в украинском заявлении говорится: «Джо Байден заверил, что позиция Украины обязательно будет учтена при обсуждении стратегических вопросов в НАТО, а также запланированных мероприятий самого высокого уровня».   

Вероятность «большой сделки» и «перезагрузки» между Кремлем и новой администрацией США, как это происходило в 2009-2013 гг., остается крайне низкой

Возможно, это связано с тем, что после победы Байдена на выборах в украинско-американских отношениях наметилось некое охлаждение. США подвергли критике замедление и даже сворачивание начатых в 2014 году реформ в Украине – в частности, смену руководства НАК «Нафтогаз Украины», одной из крупнейших компаний в стране, и ее руководителя Андрея Коболева, вслед которым в отставку подали члены наблюдательного совета госпредприятия. Произошедшее было воспринято как подрыв принципов корпоративного управления, активно внедрявшихся западными партнерами в ходе реформ. Так, в ходе своего майского визита в Киев госсекретарь США Энтони Блинкен подчеркнул, что смена руководства «Нафтогаза» – «плохой сигнал и потенциальный международный вред имиджу Украины». В свою очередь, Владимир Зеленский возразил, что увольнение Коболева было связано не с политикой, а с убытками компании в размере порядка $400 млн за 2020 год. Государственная фискальная службы Украины также ведет досудебное расследование в отношении должностных лиц «Нафтогаза», подозреваемых в уклонении от уплаты налогов на сумму $100 млн.

Однако именно отказ администрации Байдена продлить санкции против «Северного потока-2» стал настоящим камнем преткновения в отношениях Киева и Вашингтона. В случае запуска газопровода Украина может потерять минимум $3 млрд в год, которые она сегодня получает от транзита российского газа в Европу через свою газотранспортную систему. Этот момент близок: в начале июня, выступая на Петербургском международном экономическом форуме, Путин заявил о завершении укладки труб второй нитки газопроводного проекта. Несмотря на то, что договор о транзите газа между Украиной и Россией, будет действовать до 2024 года, Путин подчеркнул, что для его выполнения необходима «добрая воля со стороны украинских партнеров». Очевидно, что запуск «Северного потока-2» не только принесет серьезные финансовые убытки Украине, но станет для Москвы рычагом давления в отношениях и с Киевом, и с европейскими партнерами.

О настрое Путина можно судить по некоторым высказываниям в его послании к Федеральному Собранию 21 апреля, прозвучавших на фоне концентрации российских войск вдоль украинской границы – наиболее масштабной с 2014 года (по разным оценкам, численность российских военных составила до 120 тыс. человек). Говоря о внешней политике, российский президент заявил: «организаторы любых провокаций, угрожающих коренным интересам нашей безопасности, пожалеют о содеянном так, как давно уже ни о чем не жалели. Но надеюсь, что никому не придет в голову перейти в отношении России так называемую красную черту. А где она будет проходить, это мы будем определять в каждом конкретном случае сами».

Это значит, что, несмотря на стремления Белого дома стабилизировать отношения с Москвой и сделать их более «предсказуемыми», Кремль будет по-прежнему отстаивать свои «красные линии». Более того, Москва полностью не отказался и от военного сценария в отношении Украины, на что указывает высокая концентрация российских вооруженных сил на границе.

Предстоящая встреча на высшем уровне станет настоящей проверкой на прочность в российской-американских отношениях, а тема Украины – ключевым вопросом повестки дня. Вероятность «большой сделки» и «перезагрузки» между Кремлем и новой администрацией США, как это происходило в 2009-2013 гг., остается крайне низкой, поскольку с тех пор количество нерешенных проблем между странами лишь накапливались. Саммит в Женеве может стать только первым шагом к их разрешению.  

 

Николай Воробьев – украинский журналист, приглашенный исследователь Университета Джонса Хопкинса в Вашингтоне.

 

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.