20 лет под властью Путина: хронология

5 сентября Арбитражный суд города Москвы обязал Google и Яндекс скрывать результаты поисковых запросов об «умном голосовании». Меры по блокировке стали итогом странного заявления, поданного в суд компанией-продавцом шерсти, потребовавшей защитить свой товарный знак, недавно зарегистрированный под тем же названием. Очевидно, что эти шаги направлены на подрыв кампании Алексея Навального, нацеленной на проигрыш кандидатов от «Единой России». С поддержкой органов госбезопасности это действо выглядит неуклюжим и циничным, хотя внешние атрибуты законности соблюдены.

 

Фото: скриншот сайта умного голосования.

 

Кампания Алексея Навального «умное голосование» привлекла внимание российских избирателей и государства с самого своего запуска в конце 2018 года. Суть кампании проста. Поскольку кандидаты от партии власти – «Единой России» – честным и нечестным путем собирают большинство голосов на выборах, кандидаты партий «системной оппозиции» вынуждены конкурировать не только с «Единой Россией», но и друг с другом, распыляя таким образом голоса оппозиционно настроенных избирателей. Государство также задействует бюрократические и административные барьеры, чтобы не допустить «несистемных» кандидатов еще на этапе регистрации. Чтобы преодолеть эту тупиковую ситуацию Навальный предложил простое и эффективное средство: для проигрыша кандидата «Единой России» все оппозиционные голоса должны поддержать одного альтернативного кандидата. Эффект кумулятивного голосования поможет последнему выиграть, поскольку голосов оппозиционных избирателей в сумме больше, чем лоялистских. 

Политологи продолжают спорить об эффективности «умного голосования»: часть исследователей полагает, что польза от кампании не такая очевидная, другие считают, что кампания себя полностью оправдывает. В любом случае, и политологи, и СМИ согласны, что кампания действительно влияет на результаты голосования. По словам близкого соратника Навального Леонида Волкова, кампания «умное голосование», функционирующая в виде онлайн-платформы и приложения, которые предсказывают наиболее вероятного кандидата, способного победить «Единую Россию», в 2019 году поддержала 800 кандидатов, 15% из которых выиграли выборы. В 2020 году на выборах победили 12% из 1200 поддержанных кандидатов, а в этом году кампания поддержит 1300 кандидатов. Очевидно, что такая статистика режиму не нравится.

Признание весной Фонда по борьбе с коррупцией и региональных штабов Навального экстремистскими организациями показалось режиму недостаточным. За две недели до единого дня голосования (в этом году проходит 17-19 сентября) государство предприняло атаку на сам проект «умное голосование». Как обычно, атака оказалась топорной и циничной, хотя внешние атрибуты законности были соблюдены. Формально решение о блокировке кампании в поисковых сетях принял суд по иску правообладателя товарного знака «умное голосование».

Оказалось, что в конце июня некая компания «Вулинтертрейд» из маленького города Невинномысск на юге России подала заявку на регистрацию товарного знака «умное голосование». Товарный знак состоял из слов «умное голосование», написанных синим шрифтом, и красного восклицательного знака. Зачем такой товарный знак понадобился компании, которая занимается продажей шерсти овец, и зачем компания зарегистрировала товарный знак по всем возможным классам остается загадкой. Однако журналисты уже предположили, что между владельцами компании и правоохранительными органами существует связь.

Скорость регистрации товарного знака – только один из факторов, подтверждающих это предположение. 29 июня 2021 года компания обратилась в Федеральную службу по интеллектуальной собственности (Роспатент) с заявкой на регистрацию товарного знака и уже через полтора месяца товарный знак был зарегистрирован, хотя стандартный срок регистрации товарного знака составляет не менее трех месяцев. Проект Proright, специализирующийся на защите товарных знаков, полагает, что регистрация товарного знака «умного голосования» была самой быстрой в истории. Даже на сайте Роспатента указано, что срок ускоренной регистрации составляет два месяца. Любой, кто сталкивался с государственной бюрократией в России, знает, что там ничего не делается быстро. Взятка может ускорить процесс (и то не всегда), однако ничто не сравнится по эффективности с административным ресурсом, особенно если при этом задействуются органы госбезопасности.

Решение о регистрации товарного знака «умное голосование» вызывает вопросы не только по форме, но и по содержанию. Например, §2, п. 1, ст. 1483 ГК РФ устанавливает прямой запрет на регистрацию товарного знака, состоящего из общепринятых символов и терминов. Очевидно, что слова «умное голосование» и восклицательный знак – общепринятые. Однако, это не смутило Роспатент. Конечно, Роспатент мог бы указать, что общепринятый символ «умного голосования» приобрел различительную способность в результате использования, но только компания «Вулинтертрейд» тут точно ни при чем и в таком случае не может быть правообладателем. Факт того, что у изображения товарного знака есть автор, который его нарисовал задолго до подачи заявки на регистрацию товарного знака, тоже не смутил Роспатент, хотя §1, п. 9, ст. 1483 ГК РФ запрещает регистрировать такие товарные знаки без согласия обладателя авторского права.

Наконец, поскольку проект «умное голосование» в определенной степени аффилирован с ФБК, признанным экстремистской организацией, некоторые юристы полагают, что и сама кампания может рассматриваться как экстремистская. Это подтверждают действия Роскомнадзора и правоохранительных органов. Но тогда возникает парадокс: Роспатент зарегистрировал товарный знак, который может быть связан с символом кампании экстремистской направленности, что противоречит всей государственной политике по борьбе с самим экстремизмом.

Любой, кто сталкивался с государственной бюрократией в России, знает, что там ничего не делается быстро. Взятка может ускорить процесс (и то не всегда), однако ничто не сравнится по эффективности с административным ресурсом, особенно если при этом задействуются органы госбезопасности.

Странные события на этом не закончились. 1 сентября новоиспеченный правообладатель «Вулинтертрейд» обратился в Арбитражный суд Москвы с исками к российскому поисковику Яндекс и американскому Google. Судьи Крикунова и Козленкова уже через два дня приняли заявления к производству. Достаточно характерно, что при этом в течение всей следующей недели ни по одному другому исковому заявлению, поступившему этим судьям 1 сентября, не было принято никакого процессуального решения. 3 сентября истец попросил суд принять обеспечительные меры по иску, что обе судьи сделали в тот де день. И это самое удивительное в этой истории. В соответствии с исследованием 2018 года (более свежие данные отсутствуют), Арбитражный суд города Москвы удовлетворял около 8% заявлений на принятие обеспечительных мер – меньше всего в России, где средний показатель составляет 44,5%. Несмотря на то, что с момента исследования прошло три года, обеспечительные меры на территории всей страны стало получить еще сложнее, что должно было бы уменьшить шансы истца. На это обратил внимание один из ведущих российских юристов Роман Бевзенко в своем телеграм-канале. Можно только догадываться, почему «Вулинтертрейду» так повезло.

Содержание документов также вызывает огромное количество вопросов. Как я писал раньше в другой статье для ИСР, российские суды часто бездумно дублируют целые параграфы из законов, опуская объяснения, как и почему эти законы должны применяться в конкретной ситуации. Определения о принятии мер по обеспечению иска ООО «Вулинтертрейд» – идеальные примеры такого подхода. Так, судья Козленкова из трех с половиной листов своего определения два листа потратила на то, чтобы описать положения об обеспечительных мерах, копируя их из Арбитражного процессуального кодекса и судебной практики, а на весь анализ применения этих норм права к фактическим обстоятельствам дела выделила одно предложение общего характера. Суд указал, что удовлетворяет заявление потому, что «непринятие соответствующих мер … может повлечь причинение значительного ущерба истцу». То есть суд даже не уверен, что значительный ущерб истцу будет причинен. Суд не объяснил, кто и как именно причиняет ущерб истцу. Суд не объяснил, как вообще упоминание слов «умное голосование» может повлиять на продажу шерсти овец истцом. Суд не рассказал о своей методике подсчета «значительного ущерба» и даже не проанализировал, какие конкретно меры по обеспечению иска нужно принимать. Примерно так же поступила и судья Крикунова, завалившая читателей своего определения содержанием статей и судебной практики, но уклонившись от какой бы то ни было конкретики. Более того, принимая обеспечительные меры, суд фактически удовлетворил исковые заявления, так как обеспечительные меры дословно совпадают с исковыми требованиями. Нужно признать, что это новая технология, которая позволяет обойти любые формальности и удовлетворить иск заранее, без разбирательства дела по существу.

Поскольку эти бессовестные действия со стороны государства превращают право в фарс, я очень надеюсь, что рано или поздно, после рассмотрения по существу, в иске будет отказано, а регистрация товарного знака будет признана незаконной и аннулирована. Даже если суд, благодаря административному ресурсу, удовлетворит иск, а соратники Алексея Навального не смогут оспорить законность регистрации товарного знака, они сформируют сильный кейс для Европейского суда по правам человека. Но будет это все уже после выборов…

 

* Игорь Слабых – юрист и менеджер с 18-летним стажем работы в России и США; закончил юридический факультет Московского государственного открытого университета, также имеет степень Legum Magister (LLM) школы права Университета Джорджа Вашингтона. 

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.