20 лет под властью Путина: хронология

В ходе теледебатов Барака Обамы и Митта Ромни, которые состоялись 22 октября, Россия удостоилась 10 упоминаний, однако почти все они были второстепенными. Кандидат республиканцев раскритиковал курс нынешней администрации на «перезагрузку» отношений с режимом Владимира Путина, но сделал это крайне лаконично. По мнению эксперта ИСР Владимира Кара-Мурзы, Ромни следует привлекать больше внимания к различию в подходах кандидатов к России, если он хочет добиться преимущества во внешней политике.

 

 

Имя Владимира Путина прозвучало на 12-й минуте последних теледебатов на президентских выборах-2012, которые были в основном посвящены вопросам внешней политики. «Я не буду смотреть на Россию и на господина Путина сквозь розовые очки, — подчеркнул кандидат Республиканской партии Митт Ромни, говоря о курсе Барака Обамы на «перезагрузку» отношений с Кремлем. — И я точно не буду обещать ему бóльшую гибкость после выборов. После выборов он увидит больше жесткости». Последняя фраза относилась к обещанию «гибкости» в вопросе противоракетной обороны, которое Барак Обама (не зная о том, что микрофон включен), дал весной Дмитрию Медведеву.

Подход к нынешнему российскому руководству — пожалуй, наиболее ярко выраженное внешнеполитическое разногласие между кандидатами в президенты США. Политика «перезагрузки», проводимая администрацией Обамы, фактически предоставила Кремлю карт-бланш в вопросах демократии и прав человека, которые отошли на второй план во имя «сотрудничества». Коррумпированный авторитарный режим объявили партнером США на международной арене, а безвластного местоблюстителя Медведева провозгласили «реформатором», помогая тем самым кремлевской игре в «доброго и злого следователей». Именно «перезагрузка» обеспечила Путину столь необходимую ему международную легитимность. 5 марта 2012 года, когда тысячи москвичей вышли на Пушкинскую площадь, протестуя против «победы» Путина на несвободных выборах (без реальных соперников, без объективной информации в СМИ, с «вбросами» и «каруселями»), Госдепартамент объявил, что «Соединенные Штаты поздравляют российский народ с проведением президентских выборов и будут с радостью работать с избранным президентом». Спустя несколько дней с поздравлениями Путину позвонил и сам Обама. В официальном сообщении об их разговоре нарушения на выборах и вопросы демократии как таковые упомянуты не были.

Подход к нынешнему российскому руководству — пожалуй, наиболее ярко выраженное внешнеполитическое разногласие между кандидатами в президенты США

Ради «перезагрузки» администрация выступила против принятия законопроекта «Об ответственности и верховенстве закона» имени Сергея Магнитского, предусматривающего запрет на въезд в США и замораживание финансовых активов в США для российских чиновников, причастных к коррупции и «грубым нарушениям международно признанных прав человека», в том числе прав на свободу собраний, справедливый суд и демократические выборы. Закон Магнитского, привязанный к предоставлению России статуса торгового благоприятствования, поддержали десятки демократов и республиканцев в обеих палатах Конгресса, в том числе заместители лидеров двух фракций в Сенате. В пользу принятия законопроекта высказались лидеры российской оппозиции, назвавшие его важной мерой ответственности для тех, кто продолжает подавлять права и свободы граждан.

Белый дом посчитал иначе. Особое неприятие администрации вызвала идея публикации имен нарушителей прав человека, замораживание активов и расширительное толкование визовых санкций (то есть их вынос за рамки «дела Магнитского»). А посол США в Москве Майкл Макфол, в свое время справедливо критиковавший Джорджа Буша-младшего за «равнодушие» к уничтожению демократии в России, публично заявил о том, что нынешняя администрация отвергает любую связь между вопросами торговли и прав человека.

 

При всех своих политических разногласиях президент-республиканец Джордж Буш и президент-демократ Барак Обама с одинаковой симпатией отнеслись к российскому лидеру Владимиру Путину

 

Заявление Обамы на теледебатах 22 октября (сделанное вне российского контекста) о том, что его администрация «заняла сторону демократии», дало его оппоненту возможность вернуться к теме «перезагрузки». Однако Ромни ей не воспользовался, а действующий президент, разумеется, не стал настаивать на возвращении к российской тематике. Внимание к выигрышному для республиканского кандидата вопросу могло бы принести ему дополнительные очки. На контрасте с курсом нынешней администрации предвыборная программа республиканцев называет принятие Закона Магнитского «условием для расширения торговых отношений с Россией» и критикует Кремль за «подавление оппозиционных партий, прессы и институтов гражданского общества». В команде Ромни подтвердили, что он готов подписать закон о предоставлении России статуса торгового благоприятствования только при условии принятия Закона Магнитского. Обозначенный в ходе дебатов контраст между «гибкостью» нынешней администрации и обещанной «жесткостью» республиканцев фигурировал и в выступлении Ромни на партийном съезде в Тампе. Мартовские выборы президента России Митт Ромни назвал «насмешкой над демократической процедурой». Если бы «перезагрузка» с Кремлем упоминалась на дебатах чаще, общественное восприятие могло бы быть несколько иным: по данным опроса CNN, Барак Обама победил в телевизионном поединке с преимуществом в 8%.

Предвыборная программа республиканцев называет принятие Закона Магнитского «условием для расширения торговых отношений с Россией»

Правозащитная тема в отношениях с Москвой уже возникала на американских выборах, а однажды даже сыграла решающую роль. В 1975 году республиканский президент Джеральд Форд демонстративно отказался от встречи с Александром Солженицыным, опасаясь за судьбу «разрядки» с Кремлем. Демократический оппонент Форда на выборах 1976 года, бывший губернатор Джорджии Джимми Картер поднял эту тему на теледебатах, обвинив президента в «слабости»: «Советский Союз… надавил на господина Форда, и он отказался встречаться с Александром Солженицыным, всемирно признанным символом человеческой свободы». Картер высмеял Форда и за утверждение о том, что «в Восточной Европе не существует советского доминирования». Политика администрации Форда в отношении Москвы была настолько непопулярной, что даже журнал National Review, бастион американского консерватизма, раздумывал над поддержкой Картера. В подтверждение смены курса через несколько недель после своей инаугурации Картер пригласил в Белый дом недавно высланного из СССР диссидента Владимира Буковского.

 

Президент США Джимми Картер (в центре) и вице-президент Уолтер Мондейл (справа) на встрече с высланным из СССР диссидентом Владимиром Буковским. Белый дом, 1 марта 1977 года

 

Критика «российской политики» Белого дома звучала на теледебатах в 2000, 2004 и 2008 гг. В 2004 году демократы критиковали республиканскую администрацию за чрезмерную близость с Путиным и за недостаточное внимание к его антидемократическому курсу. Как известно, Джордж Буш в свое время утверждал, что заглянул российскому лидеру в глаза и увидел его душу, и даже на дебатах продолжал подчеркивать свои «хорошие отношения с Владимиром».

Внешняя политика, не говоря уже о политике в отношении России, очевидно не станет определяющим фактором на нынешних выборах. Однако Митту Ромни в любом случае следовало бы акцентировать внимание на теме, где преимущество на его стороне. У команды республиканского кандидата остается на это еще 10 дней. А в случае победы на выборах 6 ноября у нее будет четыре года, чтобы показать Путину обещанную «жесткость».

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.