2013 год оказался трудным для Соединенных Штатов, и российский президент Владимир Путин воспользовался ситуацией для укрепления собственных позиций на международной арене и на постсоветском пространстве. По мнению Дональда Дженсена, эксперта Центра трансатлантических отношений при Университете Джонса Хопкинса (США), в 2014-м Кремлю вряд ли стоит ждать таких же дипломатических побед.

 

 

В совместном докладе американо-российской Двусторонней президентской комиссии по итогам 2013 года говорится о двустороннем сотрудничестве по широкому спектру вопросов, включая проблемы национальной безопасности, укрепления связей между людьми, поддержки сельского хозяйства и науки. В составе комиссии, начало деятельности которой пришлось на период расцвета «перезагрузки» во время первого президентского срока Барака Обамы, в настоящий момент действует 21 рабочая группа, включающая в себя представителей более 60 различных ведомств и служб, а также частных компаний и неправительственных организаций как в Вашингтоне, так и в Москве.

Российский МИД охарактеризовал сотрудничество групп как «успешное». Как отметил Владимир Путин, 2013 год показал, что Москва и Вашингтон «могут вместе работать над поиском решений». А посол США в России Майкл Макфол в 80-ю годовщину установления дипломатических отношений между СССР и США заявил, что у России и Соединенных Штатов больше общих интересов, чем разногласий.

Несмотря на оптимистичные заявления и скромные достижения, отношения между Россией и США в 2013 году носили запутанный, непоследовательный и подчас противоречивый характер. В начале года хромающая инициатива администрации Обамы по расширению и углублению связей с Москвой окончательно провалилась. Непосредственной причиной стала агрессивная реакция Кремля на «закон Магнитского», который Белый дом был вынужден подписать под давлением Конгресса и который запрещает въезд в США ряду российских чиновников, виновных в нарушении прав человека, и налагает арест на их счета и собственность. Однако подлинные причины провала «перезагрузки» гораздо более глубокие и заключаются в различии геополитических взглядов сторон относительно ее реальных целей, преувеличении ее достижений (особенно Вашингтоном), а также во внутренних противоречиях этого курса.

Администрация Обамы продолжала надеяться на успех «перезагрузки», в то время как Кремль пытался противостоять глобальному влиянию Вашингтона и проводил политику, подавляющую права российских граждан. К лету 2013 года разногласия по сирийскому вопросу, застой в переговорах о дальнейшем сокращении стратегических наступательных вооружений и противоракетной обороны и авторитарная политика Путина, казалось, завели двусторонние отношения в тупик. Эти факторы, а также отказ Путина выдать Америке беглого сотрудника спецслужб Эдварда Сноудена привели к тому, что Обама отменил запланированную на сентябрь встречу с российским лидером. В конце августа Москва была обеспокоена объявлением Обамы о решении применить военную силу против ее союзника Сирии в ответ на химическую атаку в пригородах Дамаска, в результате чего американо-российские отношения достигли низшей точки со времени вторжения России в Грузию в 2008 году.

В сентябре в двусторонних отношениях случился неожиданный поворот. В то время как Обама не мог решиться на проведение военной операции перед лицом оппозиции со стороны Конгресса, Путин во время короткой встречи с американским президентом на полях саммита «большой двадцатки» в Санкт-Петербурге выступил с предложением поставить сирийское химическое оружие под международный контроль. Меньше чем через две недели режим Башара Асада ответил согласием, а Россия и США согласовали план химического разоружения Сирии, чем отсрочили американскую военную операцию. Это послужило толчком к тому, что США и Россия активизировали работу по подготовке мирной конференции по Сирии. Москва также поддержала инициативу США по Ирану, результатом чего стало временное соглашение по иранской ядерной программе.

Таким образом, в 2013 году США добились ряда серьезных успехов в своих отношениях с Россией. Одним из самых значимых было то, что им удавалось поддерживать эти отношения, несмотря на периодически возникавшее напряжение. Однако Вашингтону пока не удается найти более последовательный и дальновидный подход к Москве, который мог бы прийти на смену «перезагрузке». Во-первых, в последние месяцы США концентрировались на конкретных проблемах, таких как подписание договора по контролю над вооружениями, укрепление экономических связей или принятие соглашения по иранской ядерной программе, что сужало стратегический ракурс и не позволяло в достаточной мере оценить сдвиг в балансе сил в Евразии, особенно на территории бывшего Советского Союза, в сторону, противоположную Западу. Во-вторых, политика Вашингтона была чересчур сфокусирована на Москве, что укрепляло Кремль в его заблуждении относительно того, что Россия является мировой державой, статус которой сопоставим с США, и, следовательно, что Вашингтон должен признавать привилегированный статус Москвы. В реальности идея о том, что отношения между США и Россией занимают центральное место, – архаичный пережиток эпохи холодной войны. И наконец, «реалисты», занимающие ключевые посты в администрации Обамы, во многом разделяют убежденность российского руководства в том, что приоритетными являются вопросы глобальной безопасности. Таким важным, но «менее осязаемым» проблемам, как защита прав человека, не уделялось достаточно внимания.

Кремль смог продемонстрировать свое влияние, укрепить свои шаткие позиции на Ближнем Востоке, подчеркнуть нерешительность Обамы и помочь избежать войны, которая России не была нужна так же, как и США

Эти недостатки позиции Вашингтона стали очевидны в переговорах с Москвой по Сирии и Украине. Предложение Кремля по Сирии создало для Обамы благоприятную возможность отложить военную операцию, которую американскому президенту проводить не хотелось. Кремль же смог продемонстрировать свое влияние в качестве мировой державы, укрепить свои шаткие позиции на Ближнем Востоке, подчеркнуть нерешительность Обамы и вместе с тем помочь избежать войны, которая России не была нужна так же, как и Соединенным Штатам. К тому же тот факт, что Вашингтону необходимо сотрудничество с Москвой по Сирии, означает, что США не смогут оказывать давление на Путина в случае возникновения нового кризиса из опасений, что Россия перестанет участвовать в работе по уничтожению сирийского химического оружия и подготовке мирной конференции, что вынудит Обаму выполнить свою угрозу, поскольку вариант применения военной силы со стороны США теоретически сохраняется.

Такой кризис случился на Украине, где Кремль с помощью запугиваний и финансовой поддержки вынудил Виктора Януковича отказаться от подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом. После первой осторожной реакции администрация Обамы осудила украинские власти за чрезмерное использование силы, призвала их к сдержанности и уважению права демонстрантов на проведение мирных митингов. Таким образом правительство США постаралось защитить свои отношения с Москвой , обвинив в беспорядках в первую очередь не Путина, а Януковича. Иными словами, в отношениях с Россией все в порядке. 10 декабря, в то время как напряженность в Киеве достигла критической точки, американские чиновники проводили «продуктивные» встречи в Москве и обсуждали со своими российскими коллегами вопросы контроля над вооружениями, экономических отношений и контактов между людьми. По сути это означало, что для американских чиновников приоритетом были отношения с мировой державой Россией, а события на Майдане лишь отвлекали их от важных дел. Некоторые в Вашингтоне признавали, что Украина их уже несколько утомила, и утверждали, что эта страна еще не готова к реформам.

США шли на уступки и в других вопросах, несмотря на стремление Москвы укрепить свое влияние на Украину. После того как в декабре Москва пригрозила ответными мерами на «закон Магнитского», администрация Обамы решила не расширять список чиновников, которых затрагивает этот закон. Заместитель советника президента США по национальной безопасности Бен Родс дал понять, что причиной принятия этого решения послужило содействие Москвы по Сирии и Ирану. Белый дом также заверил Кремль в том, что не собирается бойкотировать Олимпийские игры в Сочи.

Таким образом, за 2013 год Москва добилась впечатляющего успеха во внешней политике. По мнению одного из российских законодателей, такой результат «превратил Россию в мирового лидера, а ее президента – в политика, который по степени влиятельности на международные дела опережает по итогам 2013 года президента США». Что еще важнее, пока внимание Вашингтона было отвлечено другими проблемами, Путину удалось добиться значительной победы на постсоветском пространстве. В 2013 году к банальному стремлению расширить политическое и экономическое влияние России Путин добавил идеологический компонент, сутью которого является то, что западная цивилизация переживает период увядания и упадка. Однако, несмотря на свои успехи, российский президент ведет достаточно сложную игру, поскольку не хочет разорвать связь России с Западом. Москва понимает, что в вопросах военной, политической и экономической мощи, а также по своей социальной привлекательности Россия уступает Соединенным Штатам. Запад продолжает оставаться надежным убежищем для российской элиты и ее денег. Следует отметить и рост влияния Китая вдоль восточных и южных границ России.

В 2014 году сотрудничество между Россией и США по таким вопросам, как Сирия, Иран и вывод войск НАТО из Афганистана, вероятно, будет продолжено. Кремль уже выразил надежду, что Обама примет участие в саммите «большой восьмерки», который пройдет в июне в Сочи. Однако атмосфера, вероятно, останется конфликтной, отношениями и в дальнейшем будет сложно управлять, а Москва, приободренная развитием событий на Украине, продолжит бороться с Вашингтоном за влияние на постсоветском пространстве. Хотя Кремль выразил надежду на развитие сотрудничества с США, он одновременно рассматривает и другие варианты. Так, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что Россия намерена укреплять связи со странами БРИКС: Бразилией, Индией, Китаем и Южно-Африканской Республикой. Также нет никаких оснований полагать, что Путин смягчит антиамериканскую риторику, которая служит удобным политическим обоснованием его авторитарного режима. Если принять во внимание, что в России сохраняется террористическая угроза и продолжают нарастать экономические проблемы, сомнительно, что в 2014 году Кремлю удастся достигнуть таких же головокружительных дипломатических успехов, как в 2013-м, тем более за счет Соединенных Штатов.

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.