20 лет под властью Путина: хронология

Пропагандистская машина Кремля проникает в европейский публичный дискурс не только при помощи таких каналов, как RT и «Спутник», но и ангажируя журналистов, экспертов и даже популярных актеров на локальном уровне. Журналист Елена Серветтаз анализирует французскую медийную среду и находит в ней немало апологетов Путина.

 

Среди новых колумнистов прокремлевского RT — маргинальный французский журналист Эрик Земмур (на фото), известный своими расистскими и антилиберальными высказываниями. Фото: Maxppp

 

На прошлой неделе российский сегмент фейсбука бурно обсуждал новость об увольнении журналиста Константина Гольденцвайга с телеканала НТВ после 15 лет сотрудничества. Гольденцвайг рассказал «Медузе» о том, как «научился договариваться с собой» и попросил прощения «за пропагандистское безумие», заявив, что своим уходом «почистил карму». Костя был моим одногруппником на журфаке МГУ. Он начал работать на НТВ еще во время учебы, когда мы с подругой только начали стажировку у Савика Шустера, Веры Кричевской и Павла Бардина в программе «Свобода слова». Однако в итоге оказалось, что повезло не Косте, а нам.

Если в России есть журналисты, которые бегут от пропагандистского безумия, то во Франции некоторые журналисты, а также политики, наоборот, бегут ему навстречу. Они готовы пойти на все, чтобы заключить контракт с Кремлем.

Например, Эрик Земмур — бывший журналист «Фигаро» и со-ведущий популярного вечернего шоу On n’est pas couché на France 2. Во Франции у него крайне сложная репутация. Его без конца обвиняют в расизме, антилиберализме, антифеминизме и даже в плагиате. В одном из эфиров Земмур заявил, что не хочет во Франции «никакой иммиграции, даже регулируемой». А в интервью итальянскому изданию Земмур предупредил о риске начала гражданской войны, заметив, что в пригородах «живут только мусульмане» и что «французы были вынуждены эти пригороды покинуть». После подобных заявлений, журналист, собственно, и стал изгоем. Против Земмура поднялись французские политики, чиновники и даже сами журналисты. Только основатель ультраправого «Национального фронта» Жан-Мари Ле Пен отметил, что во Франции есть только три журналиста, которые к нему относятся «корректно», и один из них — Земмур. Со-ведущий Земмура на France 2, журналист Лоран Рукье несколько лет назад заменил его на другого журналиста, заявив, что сожалеет о том, что проработал с Земмуром целых пять лет. После многочисленных скандалов Земмур на какое-то время исчез с экранов. В 2014 году он выпустил книгу «Французский суицид» (Le Suicide Français), в которой провозгласил смерть Франции.

5 июня 2015 года мы вдруг узнали, что у Эрика Земмура появилась новая трибуна. Французская служба кремлевского канала RT опубликовала его колонку «Владимир Путин не добрый» (Vladimir Poutine n’est pas gentil). Земмур анализирует мировой порядок, оперируя всего двумя понятиями — «добрый, хороший» и «недобрый, плохой». «Путин не добрый, а Евросоюз — добрый, Ангела Меркель — добрая, Франсуа Олланд — добрый, Барак Обама — добрый», и они пытаются «доказать, что всех любят», — пишет Земмур. Ему, видимо, кажется, что это удачная ирония. Новый колумнист RT упрекает президента США за то, что Вашингтон «заблокировал банковские счета людей из окружения Путина», французского лидера — за «отказ поставлять военные корабли „Мистраль“, заказанные Путиным у Саркози и уже оплаченные».

О событиях в Украине Земмур говорит в лучших традициях сегодняшних федеральных телеканалов России. «Злой [человек] отправил свои секретные войска для поддержки украинских повстанцев. Добрые [люди] по секрету помогли перевернуть украинскую власть. Но это не называется государственным переворотом, а революцией», — сообщает в своей колонке Земмур.

Когда RT только открывал французскую службу в ноябре 2014 года, российский журналист и издатель Сергей Пархоменко, предсказывал приход Земмура на кремлевский телеканал: «Попомните мои слова, сейчас они [Кремль] начнут за адские бабки скупать ваших звезд. И первым будет Земмур». Пархоменко также добавил: «Не удивлюсь, если следующими будут [Жан-Пьер] Элькаббаш и [Патрик] Пуавр д’Арвор».

У ветерана французской журналистики Жан-Пьера Элькаббаша, после льстивого интервью с Путиным в июне прошлого года, действительно, шансы есть. «Этот момент (интервью с Путиным), я не забуду никогда», — радовался Элькаббаш, заявив после интервью, что это был «абсолютно свободный разговор. Без табу и предварительных условий». Самого Путина журналист описал крайне подобострастно: «Я, действительно, видел много других [политиков], но эта первая встреча с Путиным, которая длилась два часа, произвела сильное впечатление. Он обладает какой-то холодной харизмой, энергией, но без излишеств, в нем есть твердость, а иногда и грубая жесткость застенчивого человека. Да, застенчивого человека».

Если в России есть журналисты, которые бегут от пропагандистского безумия, то во Франции некоторые журналисты, а также политики, наоборот, бегут ему навстречу. Они готовы пойти на все, чтобы заключить контракт с Кремлем

Также вдохновенно о России пишет французский экономист Жак Сапир, готовый «порвать за Путина» в любой момент. Однако если кто-то дерзнет назвать Сапира «другом Путина», он разозлится еще сильнее. Ровно два года назад одна французская радиостанция опубликовала у себя на сайте заметку, в которой лишь намекалось на связи французского экономиста с верхушкой российской власти. Жак Сапир тогда разослал гневный имейл (есть в распоряжении ИСР) своим знакомым о том, что журналисты этого радио позволили себе лишнего. Более того, Сапир оповестил о ситуации со злосчастной колонкой председателя ОАО НК «Роснефть» Александра Никепелова (с которым Сапир выпустил книгу о переходном периоде в России — La Transition russe, vingt ans après) и бурно отписался у себя в блоге. Сапир является регулярным колумнистом французской службы прокремлевского агентства Sputnik International.

Среди апологетов Путина на «Спутнике» встречаются не только французы, но швейцарцы, владеющие французским. Один из них, Ги Меттан, написал недавно заметку «Руссофобия, симптом кризиса в журналистике», в которой заявил о «кризисе свободы печати в западной журналистике». В заметке он был представлен одновременно как швейцарский политик и журналист. У меня как у журналиста, естественно, возник вопрос, как можно совмещать две таких противоположных профессии, который я задала Меттану напрямую в твиттере. Меттан ответил: «Да, можно. В чем проблема? Свобода мысли — право не только журналистов, но и политиков». «Проблема в том, — возражаю я, — что вы не можете совмещать эти должности — это запрещено». Запрещено положениями национальных Хартий журналистов, которые во всех странах примерно одинаковые. Но, оказывается, Ги Меттан об этом не знает, заявив, что не мне решать, что демократия, а что — нет.

У Меттана большие связи с Россией. Например, российское гражданство, но комментировать публично этот факт он почему-то не стал. Он также автор книги «Россия-Запад: тысячелетняя война. Руссофобия от Карла Великого до украинского кризиса» (Russie-Occident, une guerre de mille ans : La russophobie de Charlemagne à la crise ukrainienne, Editions des Syrtes,‎ 2015). В конце апреля на женевском книжном салоне Меттан презентовал ее вместе с российским министром культуры Владимиром Мединским, который привез свою последнюю книгу «Война. Мифы СССР. 1939–1945». Генеральное консульство РФ в Женеве активно писало о встрече двух писателей Мединского и Меттана в своем твиттере.

Во Франции, помимо российских пропагандистских каналов и путинских апологетов из французской медийной среды, на благо Кремля также работает экспертный центр — Европейский институт демократии и сотрудничества, возглавляемый Натальей Нарочницкой. Сотрудники Института ходят на французские теле- и радиоэфиры, чтобы объяснить французам точку зрения Кремля и почему «Крым наш», проводят круглые столы и конференции на тему «Большая Европа наций: завтрашняя реальность?». Последняя, например, прошла под патронажем правого французского парламентария Тьерри Мариани, который давно и горячо поддерживает российский режим, как, впрочем, и бывший премьер-министр Франции Франсуа Фийон, чьи комментарии регулярно цитируются «Спутником». На французских телеканалах «линию партии» Кремля отстаивает также Вероника Крашенинникова, директор Центра международной журналистики и исследований «Россия сегодня».

Выступая на днях в эфире телеканала France 2, известный французский актер Жерар Депардье, два года назад получивший российское гражданство (соответствующий указ Путин подписал лично), заявил, что французы гораздо несчастнее россиян и «хотели бы иметь у себя такого президента, как Путин». Интересно, что на это сказали бы рядовые французские избиратели, если бы на протяжении 15 лет Францией правил один человек?

Впрочем, на пути кремлевской пропаганды недавно возникло неожиданное препятствие. Как стало известно 18 июня, в рамках исполнения решения гаагского третейского суда по иску бывших акционеров ЮКОСа французские приставы наложили арест на счет представительства международного информационного агентства «Россия сегодня» и имущество государственного агентства ТАСС. Какое конкретное влияние на деятельность российских пропагандистских каналов окажут эти события, покажет время, однако главный редактор RT Маргарита Симоньян уже сообщила, что руководители СМИ «позаботились об этом заранее и предприняли меры, которые не позволят путем блокировки счетов остановить наше радио- и онлайн-вещание в Европе и других странах».

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.