Продуктовое эмбарго, введенное российским правительством в августе этого года, продолжают поддерживать две трети населения, несмотря на негативные последствия для экономики. По мнению писателя Александра Подрабинека, этот феномен — наследие советского мышления, воспитания и образа жизни россиян.

 

После введения Россией продуктового эмбарго импорт молочной продукции, свинины, овощей, орехов и фруктов в страну значительно сократился. Фото: АР

 

Не сказать, что введенные правительством России ответные «антизападные» санкции так уж возмутили 140 миллионов россиян. Хотя задумывались санкции против Запада, на самом деле они более всего действуют против жителей России.

7 августа, следуя указу президента Путина «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации», правительство ввело эмбарго на ввоз продуктов. Запрет объяснялся «защитой национальных интересов Российской Федерации» и вводился на один год. Под запретом оказались мясо, молочные продукты, овощи, корнеплоды, фрукты, орехи, рыба, морепродукты и колбасы из США, стран Евросоюза, Канады, Австралии и Норвегии. Как и предсказывалось, ограничение импорта продуктов в Россию привело к росту цен, сокращению ассортимента и в конечном счете к уменьшению потребления.

Разумеется, уменьшение потребления не коснулось тех, кто издает указы и постановления, принимает законы и наживается на коррупции. От запретительных мер больше всего страдают люди со средними и малыми доходами.

По данным Федеральной таможенной службы, импорт молочной продукции, свинины, овощей, орехов и фруктов в Россию сократился в октябре по сравнению с тем же периодом прошлого года. Это при том что страны Юго-Восточной Азии и Южной Америки в августе-октябре увеличили поставки своей продукции в Россию.

Импорт овощей снизился на 50,6%. При этом в августе-октябре страны Южной Америки увеличили поставки овощей в Россию в шесть раз. Импорт свинины сократился на 37,5%. Ввоз фруктов и орехов в октябре упал на 21%, несмотря на то что страны Юго-Восточной Азии в августе-сентябре увеличили поставки этой продукции в Россию на четверть.

«Сейчас нехватка фруктов и овощей уже заметна по сокращению ассортимента, росту цен и снижению качества продукции в рознице, — прокомментировала агентству ТАСС генеральный директор отраслевого портала FruitNews Ирина Козий. — С другой стороны, падение курса рубля ведет к еще большему удорожанию плодоовощной продукции для российских потребителей, так как основная часть закупок производится в долларах или евро. Рост стоимости фруктов и овощей в России приводит к сокращению потребления».

Сразу же после введения «ответных санкций» высшие российские чиновники бодро уверяли страну, что теперь-то у отечественного сельского хозяйства появится мощный стимул для рывка вперед и вверх. Через короткое время они начали говорить о замещении импорта и переориентации на другие страны. Теперь уже очевидно, что никакая смена ориентации не спасет положения.

Особенно остро ощутили на себе последствия «ответных санкций» те, чей бизнес зависит от импорта. В России это не маленький сектор экономики. 11 ноября в Верховном суде России слушался иск Мурманского рыбного комбината к правительству, запретившему в числе прочего импорт рыбы из стран, присоединившихся к западным санкциям в ответ на российскую экспансию на Украине.

Разве долготерпеливый русский народ не пережил массовые истребления в коллективизацию и сталинский террор? Разве не привык он к недоеданию во времена хрущевских экспериментов и брежневского застоя?

Мурманский рыбный комбинат целиком зависел от импорта — он закупал живую рыбу на двух рыбных аукционах в Норвегии. Лишившись этой возможности, комбинат стал нести убытки — примерно полтора миллиона рублей в день. Возместить сырьевые потери было неоткуда. На внутреннем рынке рыба стоит в несколько раз дороже. Кроме того, комбинат может принимать только живую рыбу с промысловых судов, а в России это не принято. По данным Росрыболовства, в стране имеется только два таких судна. Теперь Мурманский рыбный комбинат на грани банкротства.

В своем иске в суд компания утверждала, что постановление правительства нарушает ее права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также незаконно создает препятствия для ведения бизнеса. Представить себе, что Верховный суд вынесет вердикт в интересах истца, а не российского правительства, не мог бы даже самый заядлый фантаст. Разумеется, Верховный суд в иске отказал. Мурманский рыбокомбинат с решением суда не согласился. Руководители компании намерены подать иск в Конституционный суд России.

Пример маленького, но цивилизованного бунта Мурманского рыбокомбината остается в России экзотикой. Кто бы и как бы ни пострадал от действий правительства, возмущение едва ли выльется за пределы кухонь и курилок. Президент и его правительство понимают это и очень на то рассчитывают. В своем указе Путин допускал корректировку перечня запрещенных товаров для «обеспечения сбалансированности товарных рынков и недопущения ускоренного роста цен на сельскохозяйственную и продовольственную продукцию». То есть он прекрасно сознавал, что цены на продовольствие будут расти. Ну и что? Разве долготерпеливый русский народ не пережил массовые истребления в коллективизацию и сталинский террор? Разве не привык он к недоеданию во времена хрущевских экспериментов и брежневского застоя? Возмущались немногие. Сопротивлялись единицы.

Сегодня большинство россиян понимает, какие негативные последствия для экономики имеет путинский политический курс. Согласно проведенному в конце октября опросу «Левада-центра», 86% опрошенных отмечают, что в результате запрета на импорт продуктов цены на продовольствие уже выросли или скоро вырастут. 61% считают, что в ближайшее время их ожидает сокращение доходов и экономический кризис. 56% уверены, что присоединение Крыма к России и политическая и военная помощь России ополченцам уже в ближайшем будущем приведет к снижению уровня жизни.

Казалось бы, большинство демонстрирует благоразумие. Однако при этом 73% респондентов положительно относятся к введению запрета на импорт продуктов. Это, правда, на 5% меньше, чем в августе, но все равно подавляющее большинство. 86% приветствуют аннексию Крыма. Непостижимо!

Если «Левада-центр» дает честные цифры, то объяснение видится только одно: идеологическое воспитание и великодержавный патриотизм заставляют россиян жертвовать личным и семейным благополучием ради имперских амбиций и величия государства. Это наследие советского мышления, воспитания и образа жизни. Тоталитарное безумие не выветрилось из голов большинства россиян за 25 лет посткоммунистического существования.

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.