17 сентября сотрудники The Interpreter Майкл Вайс и Джеймс Миллер представили доклад «Вторжение под маской: грязная война Кремля в Украине» в Атлантическом совете в Вашингтоне. В дискуссии о текущей ситуации в Украине, роли России в конфликте и о том, что может сделать Запад, также приняли участие Джон Хербст, Стивен Пайфер и Мирослава Гонгадзе.

 

Слева направо: Джон Хербст, Майкл Вайс, Джеймс Миллер, Мирослава Гонгадзе, Стивен Пайфер. Фото: ИСР

 

Майкл Вайс, главный редактор проекта ИСР The Interpreter, и Джеймс Миллер, выпускающий редактор The Interpreter, открыли дискуссию в штаб-квартире Атлантического совета, сделав краткий обзор своего 88-страничного доклада (авторами доклада также являются Кэтрин Фитцпатрик и Пьер Во), где в деталях рассказывается о вторжении российских войск в Украину и поддержке Кремлем сепаратистов в восточном регионе страны. Затем к дискуссии присоединились Стивен Пайфер, старший научный сотрудник Института Брукингса, и Мирослава Гонгадзе, журналист «Голоса Америки». Дискуссию модерировал Джон Хербст, глава Центра Евразии Дину Патрисиу (Атлантический совет).

Вайс начал с того, что обрисовал структуру доклада, который делится на две части: в первой рассматриваются типы российской военной техники и оружия, замеченных на Донбассе; во второй (под названием «Груз-200») — анализируются доказательства гибели российских солдат в украинском конфликте.

Миллер напомнил, что конфликт разразился после революции «евромайдана»: сразу после бегства экс-президента Украины Виктора Януковича поддерживаемые Кремлем сепаратисты стали захватывать здания и затем города на востоке Украины. Украинские войска пытались отбиться, столкновения с сепаратистами усилились, и тогда Кремль начал наращивать военную поддержку повстанцев. Летом 2014 года на местах сражения в Украине стала появляться военная техника из России (например, танки Т-72), которую повстанцы могли получить только от Москвы. В ряде случаев этой техникой управляли сами российские военные.

Решение Кремля ввести тяжелую технику в регион привело к одной из крупнейших трагедий военного конфликта, продолжил Миллер: 17 июля 2014 года над Донбассом был сбит гражданский самолет — рейс MH17 «Малазийских авиалиний». «Сбитый гражданский лайнер стал жертвой этого прямого, постоянно усиливающегося и крайне безрассудного вторжения российских войск», — заметил Миллер.

По словам Вайса, авторы доклада многим обязаны работе, проделанной российскими журналистами, собравшими доказательства гибели российских солдат во время военных действий в Украине. Кремль прилагает огромные усилия, чтобы скрыть роль России в конфликте, распространяя дезинформацию, затрудняющую доступ к реальным фактам и данным о жертвах среди российских военных.

«[Ситуация] достигла той точки, в которой отрицание Кремлем российского присутствия в Украине перестало звучать убедительно, — заметил Пайфер. — Я бы даже сказал, что [подобные заявления] просто бессовестны. [Кремль] отрекается от собственных солдат, в пока их убивают или берут в плен в Украине».

Затем участники дискуссии обратились к тому, каким может быть подход США и НАТО к России, учитывая вторжение Кремля на территорию соседнего государства. Пайфер рассказал о существовании стратегии, которая опирается на три ключевые задачи: «остановить, сдержать, задействовать». Выполнением первой задачи могут заняться США и НАТО, которые, по словам Пайфера, должны четко дать понять Кремлю, что границы между Россией и НАТО — это «яркая красная линия», пересечение которой грозит серьезными последствиями. Чтобы сдержать Москву (вторая задача), Западу необходимо ограничивать возможности Кремля по вмешательству в дела стран, оказавшихся, по выражению Пайфера, «на полдороге». Речь шла о государствах, оказавшихся между Россией и «институциональной Европой», — Грузии, Молдове, Украине. По словам эксперта, решение этой задачи возможно путем продления санкций против России до тех пор, пока ее политика остается агрессивной, а также путем укрепления правительств данных стран.

Третья задача — задействование — предполагает, что Запад будет поддерживать открытый диалог с Россией в тех сферах, где сотрудничество имеет смысл: контроль над распространением оружия и борьба с терроризмом. Пайфер рекомендовал НАТО и России возобновить коммуникацию на военном уровне, чтобы избежать несчастных случаев, могущих привести к открытому столкновению.

Мирослава Гонгадзе подвергла критике Запад за тактический подход в отношении политики Кремля и разработку ответных мер только по каждому отдельному случаю, вместо формулирования четкой общей стратеги. «Нам нужно перестать относится к Путину как к провинившемуся мальчишке, — сказала она. — Он преступник». Гонгадзе также отметила, что донбасский конфликт никогда не станет «замороженным», как предполагают некоторые аналитики, поскольку границы территорий, захваченных террористами, размыты. В свою очередь Джон Хербст заметил, что прекращение огня, которое наблюдается в зоне конфликта с 1 сентября, может продержаться около месяца — до тех пор пока Путина не проверит (вероятно, на Генеральной ассамблее ООН), готов ли Запад ослабить санкции против России.

В заключении Вайс предупредил, что стихание конфликта необязательно означает, что война подходит к концу. «Даже когда нет никаких сигналов о начале какой-то активности — так называемый „хэштег вторжение“, — это не значит, что [Кремль] успокоился, — заметил он. — Оккупация нарастает. Этот процесс можно называть как угодно, но я бы сказал, что это непрерывное вторжение».

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.