Беспрецедентная социальная активность в России приковала внимание всего мира к политическому кризису в стране. Всю неделю российские и иностранные СМИ пристально следили за развитием событий, которые вполне могут превратиться в «Русскую весну», а политологи пытались дать предварительную оценку последствиям подобного социального подъема.

 

Более тысячи человек были задержаны во время протестных митингов в Москве

 

Мошеннические выборы

Парламентские выборы в России состоялись в прошедшее воскресенье, 4 декабря. Как заранее предполагали многие эксперты, эти выборы должны были превратиться в инсценированную, а следовательно, скучную и бессмысленную процедуру. Процедуру, которая должна была подтвердить, что партия «Единая Россия» под предводительством президента Дмитрия Медведева и при поддержке премьер-министра Владимира Путина по-прежнему занимает первое место в Госдуме, а также в умах и сердцах россиян.

Как и множество раз до этого, к участию в выборах были допущены только контролируемые правительством партии и так называемая «системная» (т.е. разрешенная) оппозиция. И «Единая Россия» вновь набрала наибольшее количество голосов, согласно официальным данным, но при этом уровень поддержки населения упал с 63% в 2007 году до 49% — в нынешнем. Впрочем, ЕР все равно получила думское большинство. Вечером 4 декабря казалось, что режим достиг своей цели, и победитили готовы были праздновать свой, пусть натянутый, но успех. Однако в этот раз что-то пошло не так.

Пока еще рано, говорить, что стало причиной перелома. Возможно, это были наглые попытки фальсификации, включая вбросы бюллетений и так называемые «карусели» и «ручейки», выявленные в ходе голосования и опубликованные в соцсетях многими независимыми наблюдателями и самими голосовавшими. Может быть, причиной стало общее недовольство политикой властей, экономической стагнацией и усталость от политического тандема. А может, все эти причины создали эффект резонанса, но так или иначе, на следующий день после выборов, по разным оценкам, от пяти до восьми тысяч человек пришли на протестный митинг в центре Москвы. Это была беспрецедентная цифра для подобного рода мероприятий, обычно собирающих не более сотни ярых оппозиционеров. Столь многочисленных  протестов Москва не знала с 1993 года.

 

 

Подобный социальный бунт буквально ошеломил власть и органы правопорядка, которые попытались подавить волнения, применив силу. Однако задержание более 300 человек, включая Илью Яшина, одного из лидеров оппозиционного движения «Солидарность», и Алексея Навального, известного блоггера и борца с коррупцией (оба впоследствии  были осуждены на 15 суток тюремного заключения), только подстегнули протест, продолжившийся во вторник. И вновь на улицы вышли несколько тысяч человек, и на этот раз задержанных оказалось уже более 600. Некоторые из них были журналистами. Некоторые из них были избиты полицией, другим — угрожали.

В то же время активисты пропутинского молодежного движения «Наши» провели свой митинг в поддержку «честной победы» партии «Единая Россия», однако их число было на порядок меньше: около 700 человек, многие из которых оказались подростками. Никто не был удивлен, когда контролируемые государством федеральные телеканалы в своих выпусках новостей в прайм-тайм показали только марш «нашистов» и полностью проигнорировали волнения, развернувшиеся буквально по соседству, в центре Москвы.

Между тем, эта история продолжает развиваться. Следующий митинг запланирован на субботу, 10 декабря. Московская мэрия первоначально санкционировала митинг на 300 человек на Площади Революции. Однако затем, когда число желающих поддержать свободные выборы достигло 30 тыс. человек (согласно количеству зарегистрировавшихся на страничке  мероприятия на «Фэйсбуке»), москрвские власти дали разрешение на необходимые 30 тыс. и на перенос места проведения митинга на более вместительную Болотную площадь. Аналогичные акции протеста были запланированы и сотнях других городов России и за рубежом.

 

Глазами СМИ

По мере того как эти беспрецедентные и неожиданные события разворачивались на протяжении недели, средства массовой информации во всем мире начали задаваться вопросом, не есть ли это начало «Русской весны» (по аналогии с «Арабской весной»). И хотя пока еще рано делать подобные выводы, но в публикациях этой недели четко прослеживается ряд важных моментов.

Первое — это то, что, как пишут многие издания, само число митингующих свидетельствует о пробуждении гражданское общество в России.

В своей статье «Российское пробуждение?» в журнале The Atlantic Джеффри Тэйлор отмечает, что ранее аполитичная российская молодежь теперь, наконец, решила постоять за себе, отвергнув перспективу наметившегося двенадцатилетнего правления Путина. Однако хотя это и хороший знак, Тэйлор поднимает вопрос о перспективах требований митингующих, которые на данный момент сводятся к проведению свободных выборов и отставке Путина.

«Демократия по западному образцу, продвигаемая Григорием Явлинским и его партией «Яблоко», а также до сих пор хранящим молчание экс-чемпионом мира по шахматам Гарри Каспаровым, ранее бросавшим вызов режиму? Жесткий национализм, поддерживаемый, среди прочих, Лимоновым и его национал-большевиками? Или появятся другие фигуры? Учитывая умение Путина эффективно маргинализировать потенциальных соперников, кто еще остался на поле боя? После создания «вертикали власти», основанной на авторитете Путина и авторитете спецслужб, выходцем которых он и является, какие институты еще сохранили достаточно легитимности, чтобы поддержать нового претендента на кремлевский трон?»

Второй момент — это роль социальных сетей в инициировании гражданского общества. На это указывает, например, Пол Родерик Грегори в своей статье для Forbes.com «Блоггер мог начать в России “Арабскую весну”». Речь идет об Алексее Навальном, которому Грегори приписывает заслугу по пробуждению гражданского сознания у россиян и напоминает, что именно Навальный впервые назвал «Единую Россию» «партией жуликов и воров» — это выражение оказалось настолько метким и удачным, что было быстро подхвачено многими россиянами. Автор также указывает на то, что, став объектом насмешек и издевательств, путинский режим не сможет выжить. «До сих пор Навальный был просто раздражающей занозой для Путина, но теперь эта заноза грозит серьезным заражением всему режиму», — резюмирует Грегори.

 

 

Кроме того, как во время арабских революций авторитарным лидерам в Северной Африке не удалось взять под контроль соцсети, так и сегодня это не удалось сделать Путину. «Путин знает, что ему делать с такими, как Ходорковский, Касьянов, с журналистами, проводящими расследования. Но он понятия не имеет, как управлять блогосферой и Алексеем Навальным».

Третий момент — это роль традиционных средств массовой информации. Тот факт, что некоторые российские СМИ (государственные или контролируемые государством) продолжают оказывать поддержку режиму, ставит вопрос об их профпригодности и верности журналистской этике.

В пятницу, 9 декабря, Дэвид Рэмник, главный редактор журнала New Yorker опубликовал свой комментарий о российских СМИ и о том, насколько важно их освещение протестов. «Путинский режим умен: он позволяет многим газетам, журналам и веб-сайтам функционировать относительно свободно, но держит под железным контролем те СМИ, которые принято считать наиболее влиятельными, — государственное телевидение. Сегодня государственное телевидение России в определенном смысле больше, чем когда-либо напоминает советское телевидение»

Рэмник стал не единственным, кто подверг критике государственные телеканалы за их бесполезность. Обозреватель радиостанции «Коммерсант FM» Станислав Кучер написал об этом блестящую по остроте колонку, в которой упрекнул коллег по цеху за их очевидные нарушения базовых норм журналистики.

«Когда в центре двух столиц нашей с вами пока общей Родины впервые за десять лет выходят тысячи людей, чтобы выразить отношение к выборам, о которых в вашем эфире вещает президент, а вы об этом — ни слова, это непрофессионально. И точка. Когда в центр столицы стягивается военная техника и парализуется движение, а вы молчите — это тоже непрофессионально. Когда бьют и задерживают ваших же коллег из центральных СМИ, а вы молчите — это нет, я не о моральной стороне, это не свинство, это тоже непрофессионально. Все. Вы скрываете от миллионов людей информацию, способную, как минимум, повлиять на их настроение. Можете выбросить все «Тэфи», которые вы получили за «лучшие информационные программы». В эти дни вы позорите и себя, и профессию».

Последний и наиболее важный момент заключается в том, что наконец критической массе людей стало очевидно, что путинский режим вступил в опасную фазу саморазрушения. В своей статье для polit.ru Владимир Пастухов из Института права и публичной политики довольно точно диагностировал эту фазу как «атеросклероз власти», указав на неадекватность российских властей и потерю здравого смысла ключевых фигур.

Вопрос в том, как это случилось?

Попытка ответить на этот вопрос предпринята в следующем номере журнала The Economist, первополосная статья которого имеет красноречивый заголовок: «Пошли трещины». В ней дана довольно точная и детальная картина того, как режим эволюционировал. Вывод, который делает редакция, вполне очевиден: если политическая ситуация в России в ближайшее время не изменится, страну ждет непредсказуемое и, скорее всего, мрачное будущее.

«За рубежом закрепилось преставление о том, что режим г-на Путина, пусть немного неприятный, в целом гарантирует стабильность. Это представление оказалось ложным. Как на себе испытали многие западные компании, Путин не сумел построить систему законов и правил, которая дала бы необходимые гарантии иностранным инвесторам. Не сумел он, как показали последние события, и установить политическое равновесие. Повод для беспокойства дают не только волнения этой недели: растущее беззаконие на Северном Кавказе может создать проблемы не только для России, но и для всего региона. Россия не стабильна. Она просто застыла. До тех пор пока царь не предпримет попытки реформ в своем государстве, она будет становится все более опасной и для соседних стран, и для самого Путина».

 

Конец «перезагрузки»

Между тем, сам Путин, воспользовавшись своей любимой техникой поиска «внешнего врага», которого можно всегда обвинить в собственных политических провалах, кажется, нашел подходящего «козла отпущения».

6 декабря, спустя два дня после выборов, Госсекретарь США Хиллари Клинтон подвергла критике российские власти за фальсификацию парламентских выборов. Озабоченность данной проблемой Клинтон выразила после прочтения предварительного доклада ОБСЕ, в котором, в частности, говорилось, что выборы были «омрачены слиянием государственных органов власти и правящей партией», а также «отдельными примерами очевидной манипуляции, включая несколько серьезных сообщений о вбросах бюллетеней» в день голосования.

На следующий день рабочая группа по России неоконсервативной американской НКО Foreign Policy Initiative (куда входят такие ведущие эксперты по российско-американским отношениям, как Леон Арон, Эрик Эдельман, Джейми Флай, Роберт Кэйган, Дэвид Крамер, Стивен Сестанович, Рэнди Шенеманн и Стивен Рэйдмейкер) опубликовала коллективное письмо в поддержку слов г-жи Клинтон. В письме эксперты также призвали Администрацию президента Обамы сделать официальные заявления «против фальсификаций и мошенничества, осуществленных “Единой Россией”».

Однако, как отметили члены группы, на этот раз действия Администрации востребованы куда больше, чем слова. Одним из таких действий, по предложению экспертов, может стать проведение «Акта Сергея Магнитского», закона, поддержанного двумя партиями и предполагающего запреты на въезд в США нарушителям прав человека из России. «Этот шаг пошлет четкий месседж российскому премьер-министру Путину и его партии «Единая Россия» о том, что виновные в нарушениях прав человека не смогут приехать в США, чтобы обезопасить свои доходы, полученные нечестным путем, при помощи наших финансовых институтов». Чтобы усилить этот месседж, группа также призвала Конгресс окончательно утвердить в должности посла США в России Майкла МакФола, известного своей непримиримой позицией в деле защиты демократии.

Некоторые из экспертов группы также опубликовали собственные колонки в различных американских изданиях. Так, Дэвид Крамер, президент Freedom House, написал статью под заголовком «А теперь послушай, Москва» для журнала Foreign Policy, где он дал высокую оценку тому, как Госсекретарь США четко и неоднократно осудила попытки Кремля подтасовать результаты воскресных выборов в Госдуму. Он также подчеркнул, что пришла очередь президента Обамы сделать жесткое заявление.

Подробные разъяснения, почему это необходимо сделать, дал Леон Арон, директор российских исследований Американского института предпринимательства, в своей статье, опубликованной в журнале The New Republic. Арон особо акцентировал тот факт, что предвыборная кампания в России по сути положила конец стараниям Администрации Обамы по проведению политики «перезагрузки» с Москвой.

«Для Белого дома, скорее всего, было шоком наблюдать ту одержимость, с которой Кремль взялся за разрушение самых заветных задач «перезагрузки», — пишет Арон. — Европейская система ПРО снова стала главным раздражающим фактором для Москвы — президент Медведев теперь угрожает ударить по ракетным комплексам Польши и Румынии, если эти страны только посмеют продвинуться с их установкой. Российский посол в НАТО, между тем, угрожает запретить транзит через территорию России жизненно необходимых припасов западным войскам в Афганистане. Последние заявления Москвы об Иране по сути послужили сигналом об отказе от введения санкций в рамках сотрудничества в Совете безопасности ООН. В Совете по правам человека ООН Москва также проголосовала против резолюции, осуждающей «широкомасштабные и систематические» преступления властей Сирии против гражданского населения. И никакого прогресса даже близко не может быть в переговорах по тактическому ядерному оружию. Москва даже угрожает выйти из договора СНВ-2, который разработчики «перезагрузки» считают своим главным достижением».

Пока президент Обама хранит дипломатическое молчание, г-н Путин успел выступить с ответной критикой США, обвинив американскую сторону во вмешательстве во внутренние дале другого государства и провоцировании ненужных дискуссий о результатах выборов. Как выразился Путин, Госсекретарь США Клинтон «задала тон некоторым нашим деятелям внутри страны, дала сигнал. Они этот сигнал услышали и <…>начали активную работу».

Впрочем, выступление Путина также не осталось без ответа. В пятницу газета New York Times опубликовала редакционную статью, в которой довольно точно было отмечено, что обвинения Путина выглядят «дико». «Просто абсурдно со стороны г-на Путин утверждать, что какой-то «сигнал» мог заставить выходить на улицу россиян на протяжении трех дней, несмотря на присутствие многочисленных полицейских и более тысячи задержанных. Протестующие четко формулировали, что их мотивировало: они были разгневаны фальсификациями и устали от статуса-кво и Путина».

 

Декабристы

Сегодня более 30 тысяч российских граждан выйдет на протестный митинг и попытается отстоять свои основные права. Они это сделают потому, что, как проницательно заметила Маша Гессен в своем блоге на сайте New York Times, хорошие митинги похожи на хорошие вечеринки: там собираются все, и никто не хочет оказаться где-либо еще в этот момент.

Значение этого, безусловно, исторического поворота в ходе событий еще предстоит подробно изучить и проанализировать, вне зависимости от результатов протеста 10 декабря. Однако, по словам той же Маши Гессен, как только процесс был запущен, режим оказался обречен. «Чем больше горячего воздуха запустить в пузырь, в котором режим существует, тем более уязвимым к растущему давлению извне он стал. Именно это происходит сейчас. Может, через несколько месяцев, а может, через несколько лет, но путинский пузырь лопнет».

 

Ольга Хвостунова

Хотите получать качественную аналитику по ключевым вопросам российской политики и отношений России и Запада? Подписывайтесь на нашу рассылку здесь.

Мы пишем немного, но по делу.

 

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.