20 лет под властью Путина: хронология

Перед наступлением Нового года принято подводить итоги года уходящего. За считанные дни до завершения 2013-го из российских тюрем были освобождены сразу несколько политических заключенных. В их числе – самый известный российский узник совести Михаил Ходорковский, который провел в заключении более 10 лет. По мнению старшего эксперта ИСР Владимира Кара-Мурзы, события последних дней и их политический контекст позволяют – впервые за долгое время – оценить уходящий год со знаком «плюс».

 

Пресс-конференция Михаила Ходорковского в Берлине. Декабрь 2013

 

Случается, что важнейшее событие года – неважно, с каким знаком: плюсом или минусом – происходит буквально в последние его дни. Так было в 1991-м (роспуск Советского Союза), в 1999-м (передача президентской власти в рамках операции «Преемник»), в 2011-м (крупнейшие протестные демонстрации за время правления Владимира Путина).

Главное событие 2013 года, безусловно, произошло 20 декабря (многие съехидничали по поводу «дня чекиста», но это еще и Международный день солидарности, и день рождения Евгении Гинзбург). Освобождение Михаила Ходорковского, как он сам подчеркнул на своей первой за десять лет пресс-конференции, не является показателем радикальных перемен в России. Политическая система остается закрытой, судебная – «басманной», телевидение – подконтрольным. Парламент по-прежнему «не место для дискуссий» и так же оперативно штампует запретительные законы (из последних – возможность закрытия любого интернет-сайта по требованию прокурора). Главное – в стране остаются политические заключенные, судьба которых, по словам Михаила Ходорковского, будет для него приоритетом.

И все же освобождение самого известного политического заключенного, ставшего символом построенной в стране системы несвободы, – освобождение несломленным, без признания «вины» – уже самим этим фактом меняет общественную атмосферу. Меняет не только восприятие системы, но и фактически ее сущность. Система оказалась далеко не такой всесильной, монолитной и неуязвимой, какой хотела бы казаться. Оказалось, что и она вынуждена учитывать внешние факторы: как настроения собственного общества, так и определенные обязательства в рамках системы международных отношений, составной частью которой является Россия.

Пребывание Михаила Ходорковского в заключении называли таким же неотъемлемым фактором внутренней устойчивости системы (и такой же имиджевой основой этой системы как для внутрироссийского, так и для внешнего потребления), как пребывание Владимира Путина в Кремле. Одного из этих факторов больше не существует. Очевидно, что решение об освобождении – повторюсь, об освобождении без признания «вины» – было не вполне добровольным, если понимать под доброй волей принятие решений исходя исключительно из собственных интересов и без учета внешних обстоятельств. Одно это уже является серьезной пищей для размышлений.

Система оказалась далеко не такой всесильной, монолитной и неуязвимой, какой хотела бы казаться. Оказалось, что и она вынуждена учитывать внешние факторы

Сравнения декабря 2013-го с декабрем 1986-го, освобождением Андрея Сахарова из горьковской ссылки, вряд ли уместны: политический контекст очевидно иной, и масштабной «либерализации» ждать не приходится. Скорее подходит аналогия с декабрем 1976-го, когда Владимира Буковского точно так же, прямо из тюремной камеры, вывезли на Запад (Буковского сотрудники «Альфы» сопровождали до Цюриха; с Ходорковского сняли конвой уже тогда, когда за ним закрылся люк немецкого самолета). Тогда, как и сейчас, освобождение знакового политического заключенного показало, «что усилия гражданского общества могут привести к освобождению даже тех людей, освобождение которых не предполагалось никем».

В подтверждение этой мысли совсем не так, как ожидали, встретят Новый год Владимир Акименков и Леонид Ковязин, Надежда Толоконникова и Мария Алехина, освобожденные из заключения по амнистии – амнистии неполной, недостаточной, не отменяющей самого факта политически мотивированного «правосудия», но свидетельствующей о том, что бороться нужно за каждый случай и за каждого человека.

Уходящий год традиционно принес немалое количество плохих новостей: от открытия показательного политического процесса по «Болотному делу» и первого с советских времен случая применения карательной психиатрии (в отношении Михаила Косенко) до начала масштабной кампании преследования неправительственных организаций и осуждения одного из лидеров оппозиции Алексея Навального. Из безусловных плюсов – неожиданные и для власти, и для значительной части оппозиции итоги сентябрьских выборов; невиданные 30% Навального на выборах московского мэра;  избрание постоянно шельмуемого кремлевской пропагандой Бориса Немцова в Ярославле; победа некремлевских кандидатов на выборах мэров Екатеринбурга и Петрозаводска, показавшие, что установленные властью выборные заслоны больше не являются непробиваемыми.

Но все же без последнего месяца итоги 2013 года – как и каждого предыдущего года правления Путина – были бы для российского общества со знаком «минус». Освобождение пяти политических заключенных, амнистирование еще трех десятков человек (с учетом активистов «Гринпис») и – главное – уже упомянутый контекст этих решений перевешивают чашу весов. 2013-й завершился для России «в плюсе». «Главное, что мы победили, и Михаил Борисович на свободе», – написал Владимир Буковский. Разумеется, это не повод расслабляться – наоборот, продолжать бороться за каждого, кто остается в тюрьмах и лагерях. И помнить: освобождение политических заключенных – результат не «великодушия», а вынужденности.

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.