20 лет под властью Путина: хронология

 

«Национальная идея в России и Китае», Центр Вудро Вильсона, 23 июля 2015 года

В обсуждении принял участие директор Центра глобальных интересов Николай Злобин.

По словам Николая Злобина:

  • Американские комментаторы уделяют слишком большое внимание личностям российских лидеров. В частности, правильнее было бы говорить не о «путинской России», а о «российском Путине». Путин – продукт российской истории, системы, культуры. В России политический лидер играет доминирующую роль.
  • В России нет понятия «политическая система». Политическая система, политические партии существуют только тогда, когда они нужны Путину.
  • В России во главу угла ставятся интересы большинства. У тех, кто находится в меньшинстве шансов практически нет; действует принцип «Кто не с нами, тот против нас».
  • Российское общество не считает себя нацией; Россия – это цивилизация, «особый путь», в отношении которых россияне требуют уважения. При этом распространено мнение о том, что именно Россия сегодня является «настоящей» Европой.
  • Путин, так же как и другие российские лидеры, не верит в концепцию «мягкой силы», предпочитая силу «жесткую». Эта позиция отражает общественные настроения. Степень одобрения российского руководства исторически связана с военной мощью государства. Общество традиционно поддерживает лидеров, чьи действия приводят к расширению территории страны.
  • Россияне не верят в принцип верховенства закона, но верят в справедливость. Именно поэтому присоединение Крыма Россией воспринимается как акт восстановления исторической справедливости.

 

«Смысл ядерных угроз России», Институт Брукингса, 8 июля 2015 года

В обсуждении приняли участие: старший эксперт Института Брукингса Стивен Пайфер, профессор Института исследований проблем мира (Осло) и старший научный сотрудник Института Брукингса Павел Баев, а также директор проекта ядерной информации Федерации американских ученых Ганс Кристенсен. Модерировал дискуссию эксперт Института Брукингса Джереми Шапиро.

По словам Павла Баева:

  • Причина угроз применения ядерного оружия связана с двумя основными факторами: «цветная революция» и «военная модернизация».
  • «Цветная революция». Путин считает, что «цветная революция» – это «результат заговора стран Запада», и поэтому она опасна для правящего режима. Российский президент использует риторику применения ядерного оружия для того, чтобы «застраховать» свою власть.
  • «Военная модернизация». Приоритетом военной модернизации стала модернизация стратегических ядерных сил, в которую Россия уже вложила значительные средства. Пока от вложений никаких дивидендов получено не было, и Путин ищет пути решения этой проблемы.

По словам Стивена Пайфера:

  • В настоящее время российские программы по модернизации стратегических сил не представляют существенную угрозу, так как Россия и США находятся на разных уровнях модернизации.
  • БОльшую озабоченность вызывает нестратегическое ядерное оружие. В частности, Россия обвиняется в нарушении Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД), подписанного еще в 1987 году. Но у США пока нет необходимости пытаться «сравняться» с Россией в отношении нестратегического ядерного вооружения.
  • Сегодня США и НАТО необходимо сохранить свое превосходство с точки зрения развития неядерного вооружения.

По словам Ганса Кристенсена:

  • Российская модернизация ядерных сил говорит о развитии стратегической конкуренции между Россией и США.
  • Для России крайне важными являются такие понятия, как «международный авторитет» и «стратегический паритет».
  • Военное руководство США хочет, чтобы Россия чувствовала себя в безопасности – от этого во многом зависит рациональность действий страны.
  • Ядерная модернизация России не является ответом на модернизацию ядерных сил США. Скорее, это ответ на неядерное стратегическое вооружение: ракетно-ядерный потенциал России становится своеобразным уравнителем сил.
  • В США вопросы развития ядерного вооружения уходят на второй план. На первом плане находятся вопросы развития неядерного стратегического оснащения.

 

«Российская дезинформация в XXI веке», Берлин, 25 июня 2015 года

Организаторы: Евразийский центр при Атлантическом совете в партнерстве с фондом Генриха Белля и Европейским советом по международным отношениям

Среди участников конференции – посол США в Берлине Джон Эмерсон, директор Евразийского центра при Атлантическом совете Джон Хербст, американский журналист Джеймс Кирчик, журналист и блогер Люсьен Ким, журналист и представитель организации «Репортеры без границ» Гемма Пëрцген.

По словам Джеймса Кирчика:

  • Основная цель Кремля – добиться раскола Запада и, в частности, нейтрализовать Германию, «вбив клин» между Германией и США.
  • Ситуация со Сноуденом, которого Кирчик называет агентом влияния ФСБ, могла быть использована Кремлем именно в этих целях.
  • Во многом благодаря Сноудену Кремль смог добиться того, что в Германии стали нарастать антиамериканские настроения, стали появляться сомнения в важности трансатлантических отношений.

По словам Джона Хербста:

  • Дезинформационная кампания Кремля поражает своей технической оснащенностью, а также четким пониманием целевых групп, в том числе малочисленных
  • (например, польское национальное меньшинство в странах Балтии).
  • Эта кампания является важнейшим инструментом для достижения целей Кремля.
  • Цели таковы: Путин хочет изменить мировой порядок, сложившийся после окончания «холодной войны», вернуть влияние России в странах бывшего СССР и в более широкой перспективе – в странах Варшавского договора. Он также стремится укрепить позиции России на международной арене путем ослабления НАТО и Европейского союза.
  • Хербст отметил, что не призывает к смене режима в России, однако считает, что с учетом сложившейся в стране ситуации, вероятнее всего, сегодня мы наблюдаем «последние вздохи режима».

По словам Джона Эмерсона:

  • Проблема дезинформации актуализировалась с появлением «зеленых человечков» на территории Крыма в феврале 2014 года.
  • Российское правительство и СМИ пытаются предотвратить появление информации, не соответствующей целям Кремля.
  • Цели дезинформационной кампании связаны не только с осуществлением контроля над СМИ, но и с созданием альтернативной версии существующей реальности и распространением информации с учетом этой модели.
  • В настоящее время крайне важна солидарность между теми, «кто разделяет наши идеалы и кому не безразличны вопросы защиты свободы информационного пространства».

По словам Люсьена Кима:

  • На Украине дезинформационная кампания России была направлена прежде всего на русскоязычное население.
  • В период правления Януковича события на Майдане освещались негативно как российскими, так и украинскими СМИ.
  • В то же время появилась новая общественная инициатива «Громадське ТВ», которая была направлена на независимое освещение процессов, происходящих на Украине. Еще две интересные инициативы, противодействующие пропаганде: сайты Stopfake.org и Ukraine Today.
  • В ходе кризиса при помощи пропаганды на юго-востоке Украины было сформировано представление о том, что жители страны являются жертвами заговора западных стран.

По словам Геммы Пëрцген:

  • В Германии российская информационная кампания малоуспешна.
  • Так, деятельность RT Deutsch в основном ограничена интернетом. Более того, с самого начала программы RT были подвергнуты критике за одностороннюю подачу информации и низкое качество. В Германии RT парадоксальным образом конкурирует с еще одним российским СМИ – «Голос России» («Спутник»).
  • Также очень ограниченной является эффективность другого информационного ресурса – Russia Beyond the Headlines.
  • Однако пропагандистские сообщения встречаются в ведущих СМИ Германии.Так, главный редактор RT Deutsch Иван Родионов участвовал в ток-шоу на канале ARD, в котором четко прослеживалось одностороннее освещение событий на Украине.

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.