20 лет под властью Путина: хронология

На прошлой неделе в Фонде Карнеги за международный мир прошла дискуссия о значении выборов 2016 года для российско-американских отношений. Организатором мероприятия, в котором приняли участие американские эксперты Стивен Фиш и Стивен Сестанович, выступил Центр глобальных интересов. ИСР публикует основные тезисы этой дискуссии.

 

По оценке ряда экспертов, российской-американские отношения сегодня все больше напоминают о холодной войне. Фото: Алексей Дружинин / ТАСС

 

Стивен Фиш, профессор политологии Калифорнийского университета в Беркли, эксперт по изучению демократии и смены режима в развивающихся и посткоммунистических странах; автор книги «Как была разрушена демократия в России» (Democracy Derailed in Russia, 2005).

Стивен Сестанович, старший эксперт по России и Евразии в Совете по внешним отношениям, профессор и эксперт в области международной дипломатии Колумбийского университета; автор «Максималиста» (Maximalist, 2014), экс-посол США по особым поручениям в бывшем СССР.

Игорь Зевелев (модератор), научный сотрудник Центра Вудро Вильсона, бывший директор российского офиса Фонда МакАртуров и бывший глава вашингтонского бюро РИА Новости. Среди научных интересов: вопросы национальной идентичности, национализма, внешней политики России и российско-американских отношений.

 

Зевелев:

  • Многие россияне сегодня больше интересуются американской политикой, чем российской, что создает контекст для дискуссии по следующим вопросам:
  • 1) Имеют ли результаты выборов в США критическое значение для российско-американских отношений;
  • 2) Действительно ставки в российских парламентских выборах настолько низки, что исход полностью предсказуем;
  • 3) Какой эффект имеют прокремлевские взгляды Трампа на президентские выборы в США. 

Фиш:

  • Парламентские выборы в России не окажут никакого влияния на форму управления страной, поскольку Дума является не более чем «декоративным придатком» [исполнительной власти], в котором доминируют «Единая Россия» и другие прокремлевские партии.
  • Путин научился применять репрессии и политический контроль, не сильно задействуя методы подавления или насилия.
  • Режим Путина использует насилие избирательно и неохотно, поскольку подобная тактика, как правило, создает врагов и демонстрирует политическую слабость.
    • Путин предпочитает «добровольное соглашательство».
  • Рейтинги Путина действительно очень высоки (и вряд ли раздуты государством).
    • Его популярность является оружием против политической нестабильности и угроз со стороны российских элит;
    • Население по-прежнему не возлагает на Путина ответственность за экономический кризис в стране; видимо, аннексия Крыма обеспечила ему перманентный высокий рейтинг.
  • Власть Путина основывается на ряде факторов:
    • Контраст между его правлением и хаосом 1990-х;
    • Его умение (по крайней мере в прошлом) обеспечивать экономическое благополучие в России;
    • Его одержимость международным положением России – эта позиция резонирует с мнением многих россиян;
    • Путин занимает относительно центристское положение в российском политическом спектре; его «умеренная» политическая позиция делает его довольно приемлемым лидером, по мнению россиян;
    • Сама личность Путина: у его режима отсутствует центральная, объединяющая идеология; режим является персоналистским.
  • Кто придет к власти после Путина – «большая неизвестная», поскольку стандартного процесса по передачи власти в России нет.
  • В итоге российским элитам придется выработать условия такого процесса между собой; иными словами, это не будет демократический процесс. 

Сестанович:

  • Стабильность режима Путина опирается на его популярность, которая сегодня весьма высока.
  • Любопытно, что это контрастирует с общественным восприятием «Единой России», чьи рейтинги упали. Широко принятым является мнение о «Единой России» как о «партии жуликов и воров».
  • Трамп – это главная причина, почему Россия стала играть столь заметную роль в президентских выборах США.
  • Прогноз: если на выборах победит Хиллари Клинтон, ее администрация, скорее всего, продолжит политику Обамы в отношении Москвы. Речь идет о следующих положениях:
    • Стимулирование единства НАТО и ЕС в противостоянии России (санкции и т.п.);
    • Готовность Вашингтона работать с Москвой по Сирии;
    • Контроль над ядерными вооружениями: поддерживать с Россией открытый подход к этому вопросу;
    • Не рассматривать личность Путина как фундаментальное препятствие к продуктивным двусторонним отношениям (его можно терпеть, с ним можно работать).
  • Если на выборах победит Трамп, то США придется успокаивать союзников, подтверждая свою поддержку (включая ЕС и НАТО).
  • Сестанович соглашается с мнением Гарри Каспарова, считающего, что Россия не ищет на Западе «указок» по вопросу демократии:
  • Как следует поступить США в этих условиях? (этот подход можно применять не только к России):
    • Продолжать выстраивать коммуникации и отношения с гражданским обществом;
    • Рассматривать коррупция как угрозу международному порядку;
    • Продолжать дискуссию по правозащитным вопросам.
  • Прогноз: в долгосрочной перспективе экономический кризис все-таки начнет отражаться на рейтингах одобрения Путина.
  • Если прогноз самого Путина о «нулевом» росте ВВП сбудется, то его положение во власти может пострадать.

 

Вопросы аудитории:

  • В российской внешней политике доминирует реализм, что означает, что Кремль видит международные отношения как баланс сил и вопросов военной безопасности. Однако с точки зрения такого подхода, внешняя политика подчинена проблемам национальной безопасности и национальным интересам, а не проблемам развития межнациональных норм, институтов или ценностей (как, например, в либеральном международном порядке, созданном после Второй мировой войны).
  • В этом контексте не является ли Трамп реалистом?
    • Сестанович: Нет, большая часть его внешнеполитических рекомендаций – чистый результат «любительской импровизации». Реалисты не склонны подрывать альянсы (с точки зрения безопасности), как это делает Трамп на протяжении всей своей президентской кампании.
  • Как может выглядеть переход власти в постпутинской России?
    • Сестанович: переход власти может привести к более слабой политической системе с более слабыми лидерами.
  • Подходит ли вообще демократия для России? Как США нужно подходить к решению этого вопроса?
    • Фиш: США необходимо и дальше беспокоиться о вопросах демократии и прав человека в России, но помогать с решением этих проблем из-за рубежа они должны только в том случае, если западная политическая система популярна в данной стране. Не стоит продвигать демократию в России, поскольку это сыграет на руку Путину – с точки зрения его нарратива об «иностранных агентах», «пятой колонны», предателях и т.п.

 

* Дэниел Фрей – независимый автор и аналитик по России.

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.