Институт современной России начинает серию публикаций о политической истории современной Беларуси. Авторитарный режим Лукашенко часто сравнивают с режимом Путина в России, однако белорусский президент опережает своего российского коллегу по длительности нахождения у власти (18 лет) и по жесткости политической системы. Наше исследование показывает, что эволюция авторитаризма в Беларуси достигла финальной стадии: страна оказалась в политическом и экономическом тупике. В истории правления Лукашенко есть немало уроков для России.

 

 

На Западе за Беларусью давно закрепилось название «последняя диктатура Европы». Режим Александра Лукашенко существует уже 18 лет, и на протяжении этого времени белорусскому президенту удавалось с переменным успехом лавировать между интересами Запада и России и жестко подавлять политических оппонентов внутри страны. Почему Лукашенко так долго удерживает власть? В чем интересы Европы и России? На что способна белорусская оппозиция? Ответы на эти вопросы попыталась найти аналитик ИСР Ольга Хвостунова.

 

Часть первая: от Советов к диктатуре

Национальный проект

Формирование большинства национальных государств Центральной и Восточной Европе шло по схожему сценарию. Пока эти территории находились в сферах влияний империй того времени (Россия, Австро-Венгрия), в среде интеллигенции вызревал некий национальный миф, который, постепенно эволюционируя, вел к выдвижению политических целей. Политическая борьба различных партий, сформированных вокруг этого мифа и этих целей, рано или поздно приводила к созданию суверенного национального государства.

В случае с Беларусью этот сценарий не был полностью реализован: белорусский этнонационализм до сих пор не привел к созданию и осуществлению национального проекта. И в этом ее принципиальное отличие от сопоставимых с ней соседних государств (Польша, Литва, Украина).

Почему национальный проект не был реализован? Тому есть несколько исторических причин. Во второй половине XIX века в период острого российско-польского противостояния этнические процессы в Белоруссии формировались под перекрестным огнем государственных структур Российской империи и польских шляхетских элит. И те, и другие стремились к русификации либо полонизации Беларуси соответственно. В качестве альтернативы внешнему влиянию в белорусской интеллигентской среде сложилось иное видение развития страны — белорусский национализм.

Беларусь пережала наиболее глубокую советизацию, по сравнению с другими республиками СССР. Новая идеология была сформирована вокруг героической победы над фашизмом, что и стало нулевой точкой отсчета для мифологии новой белорусской истории

25 марта 1918 года на исходе Первой мировой войны была провозглашена Белорусская Народная Республика — первый опыт создания государства на территории Беларуси по этническому признаку. Ее существование стало возможно благодаря Брестскому мирному соглашению, согласно которому от Российской империи были отторгнуты значительная часть ее земель, включая территории Беларуси, перешедшие под контроль Германии. Однако вскоре Германия признала поражения в войне, немецкие войска были выведены из Минска. Условия Брестского мира были денонсированы. Спустя три недели в Смоленске была провозглашена Белорусская Советская Социалистическая Республика (БССР).

До 1939 года территория Западной Беларуси входила в состав Польши, где беларусы проживали на правах национального меньшинства. В 1939 году на основании пакта Риббентроппа-Молотова советские войска заняли эту территорию и присоединили Западную Беларусь к СССР. Тогда в ходе сталинских «чисток» более 130 тыс. беларусов, в основном представлявшие националистические интеллигентские круги, были репрессированы, из них 30 тыс. — расстреляны. Однако еще больше Беларусь пострадала во Второй мировой войне, в которой, по разным данным погибли порядка 1,5 млн беларусов, что составляет шестую часть населения страны.

 

В партизанском движении в Беларуси в 1941-44 годах (слева) участвовали порядка 12 тыс. человек. На историях о подвигах белорусских партизан была создана новая мифология советской Белоруссии. Начиная с 1950-х годов Беларусь постепенно превратилась в ведущую аграрно-индустриальную республику СССР. Производимые в БССР тракторы «Беларусь» стали ее своеобразным символом

 

В связи в этим, как пишет историк Ярослав Шимов, Беларусь пережила наиболее глубокую советизацию, по сравнению с другими республиками СССР. «Послевоенная политическая и экономическая элита Белоруссии формировались за счет людей крестьянского происхождения, сделавших партийную карьеру или отличившихся в рядах партизанского движения, — отмечает он. — Новая идеология была сформирована вокруг героической победы над фашизмом, что и стало нулевой точкой отсчета для мифологии новой белорусской истории». По мнению Шимова, доминирующее влияние патриархальной сельской культуры сформировало политическую культуру нации, став еще одним отличием Беларуси от других восточноевропейских народов.

В 1960-70-е годы Беларусь прошла через период интенсивной русификации: СМИ, образование, политический дискурс стали русскоязычными. Белорусский язык сохранился в основном в фольклоре. Однако в годы «перестройки» в белорусском обществе снова наметились признаки национального движения. Ядром возобновленного националистического движения стал Белорусский народный фронт (БНФ), основанный Зеноном Позняком.

 

Демократическая эпоха

После распада Советского Союза БНФ удалось стать влиятельной политической силой в стране, но лишь на короткий срок (до 1993 года), в отличие, например, от Союза литовских националистов или Движения за национальную независимость Латвии. Главная цель БНФ, как и прибалтийских националистических движений, заключалась в построении независимого национального демократического государства, которое со временем влилось бы в европейские структуры. Однако БНФ был вынужден действовать в абсолютно иной среде с иным населением.

Национальные движения в Прибалтике опирались на сложившееся сильное национальное самосознание, память о независимости, язык. Ко всем этим атрибутам оставалось только добавить фактическую независимость. В Беларуси национальное самосознание было развито недостаточно, плюс страна пережила более глубокую советизацию. БНФ по сути предлагал полное преобразование белорусского народа — превращения его в иную нацию.

На первый взгляд, весь политический спектр Беларуси был заполнен и многообразен. Однако ни одна из партий не стала доминирующей силой, представлявшей интересы большинства

С распадом СССР в стране стихийно стали формироваться другие партии. В 1991 году была основана Объединенная демократическая партия (ОДП), под крылом которой собрались белорусские представители демократической платформы КПСС. В том же году состоялся учредительный съезд Белорусской социал-демократической Громады, объявившей себя исторической преемницей Белорусской социалистической Громады, существовавшей в начале XX века. Возникли и многие другие мелкие партии, составлявшие национал-демократический сегмент политического спектра Беларуси. Впрочем, социальная база у этих партий была незначительной.

Большая часть населения Беларуси, где падение советского строя произошло скорее под воздействием внешних причин, а не внутренней необходимости, продолжала ностальгировать по советскому укладу. В конце 1991 года была основана Партия коммунистов Беларуси, в состав которой вошли многие функционеры низшего и среднего звена бывшей компартии БССР. Центристские позиции в политическом поле закрепились за партийными функционерами высшего звена, поддерживавшими председателя Верховного Совета Станислава Шушкевича и премьер-министра Вячеслава Кебича.

 

После распада СССР политическое поле Беларуси заполнилось многочисленными партиями. Исполнительную власть представляли председатель Верховного Совета Станислав Шушкевич (слева) и премьер-министр Вячеслав Кебич (справа)

 

Правое крыло политического спектра заполнила партия Славянский Собор «Белая Русь» (ССБР), созданная в июне 1992 года. Ее целью стало объединение земель, на которых живут русские, беларусы и украинцы. Ее основатели отвергли западный путь, опираясь на цивилизационные концепции панславизма.

На первый взгляд, весь политический спектр Беларуси был заполнен и многообразен. Однако ни одна из партий не стала доминирующей силой, представлявшей интересы большинства. Кроме того, правящая элита не смогла сформулировать какую-либо внятную национальную идею. У белорусской «партии власти», которую олицетворяли Кебич и Шушкевич, не было и четко артикулированных позиций. Сначала они выступили за «суверенизацию» и «белорусизацию» страны, затем, по мере того как экономический кризис в Беларусии достиг острой стадии в 1992-93 годах, начали искать поддержки у России и сблизились с коммунистами и панславистами.

В политическом поле Беларуси сложилась парадоксальная ситуация. Каждая партия в отдельности не обладала однозначной поддержкой значительной части населения. Власть в целом рассматривалась населением как оппортунистическая, коррумпированная и в целом антинародная. Это восприятие усилилось на фоне резкого падения уровня жизни. В ситуации кризиса власти многочисленные протестные голоса белорусов смог аккумулировать всего лишь один человек — яркий, харизматичный политик, бывший председатель совхоза «Городец» Могилевской области Александр Лукашенко.

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.