Институт современной России продолжает серию публикаций о политической истории современной Беларуси. В первой части мы рассказали о причинах провала этнонационального проекта в Беларуси, ошибках постсоветского периода, приходе к власти Александра Лукашенко и превращении страны в президентскую республику. Во второй статье речь пойдет о том, как, устранив политических соперников, белорусский президент на протяжении полутора десятка лет лавировал между интересами Запада и России. Впрочем, с недавних пор режим Лукашенко окончательно впал в зависимость от воли Кремля и Владимира Путина.

 

По мнению Андрея Егорова, директора Центра европейской интеграции, отношения президента России Владимира Путина (слева) и президента Беларуси Александра Лукашенко (справа) развиваются под общим заголовком «нефть в обмен на поцелуи»

 

«Зачистка»

В 1996 году в Беларуси наступила новая политическая реальность. Распустив Верховный Совет, Лукашенко президентским указом создал вместо него Национальное собрание Беларуси, куда вошли 110 депутатов из наиболее лояльных ему бывших парламентариев. Между тем, Евросоюз, Совет Европы и ОБСЕ признали законным белорусским парламентом группу из 40 экс-депутатов во главе с Семеном Шарецким, заявивших о том, что референдум является государственным переворотом и сохранивших верность Конституции Беларуси 1994 года. До 2001 года эта группа заседали в ПАСЕ в статусе «правительства в изгнании». Однако несмотря на поддержку Запада, ей так и не удалось стать влиятельной политической силой. Более того, долгое время ее деятельность порождала иллюзию у белорусской оппозиции, что помощь в борьбе с режимом Лукашенко может прийти извне.

Коллапс партийной системы Беларуси привел к полной узурпации всех ветвей власти в руках одного человека — Александра Лукашенко. Следующим этапом его борьбы за укрепление единоличной власти стало устранение потенциальных оппонентов и полная «зачистка» политического поля.

В июле 1999 году бывший глава ЦИК Беларуси Виктор Гончар был избран и.о. председателя Верховного Совета Беларуси 13 созыва (того самого, который был незаконно распущен Лукашенко в 1996 году). Гончар также возглавил с специальную комиссию ВС по правовой оценке нарушений президентом Александром Лукашенко Конституции и законов Республики Беларусь.

Коллапс партийной системы Беларуси привел к полной узурпации всех ветвей власти в руках одного человека — Александра Лукашенко

В заключении, которое было подготовлено комиссией к сентябрю, в частности, говорилось, что, согласно Уголовному кодексу Беларуси, действия Лукашенко по изменению Конституции в ноябре 1996 года квалифицируются как «захват государственной власти неконституционным путем». 19 сентября 1999 года это заключение должно было быть подписано на заседании Верховного Совета 13 созыва для принятия дальнейших правовых мер. Однако 16 сентября Виктор Гончар и его друг предприниматель Анатолий Красовский пропали без вести в Минске. Заседание ВС было сорвано, и уникальный момент для создания правового прецедента и начала процедуры отстранения Лукашенко от власти был упущен.

По версии «Белорусской деловой газеты» и газеты «Народная воля», Лукашенко поручил это дело министру внутренних дел Юрию Сивакову, который также курировал секретную спецгруппу быстрого реагирования под руководством Дмитрия Павличенко (так называемый «эскадрон смерти»), созданную для уничтожения политических противников президента. С большой степенью вероятности Виктор Гончар и предприниматель Анатолий Красовский были убиты по указанию белорусского президента.

 

В 1999 году ряд политических оппонентов пропали без вести в Беларуси. Среди них: бывший министр внутренних дел Юрий Захаренко (слева) и оператор телеканала ОРТ (Первый канал) Дмитрий Завадский (справа)

 

7 мая 1999 года без вести пропал экс-министр внутренних дел Беларуси Юрий Захаренко. По словам Владимира Бородача, бывшего офицера ГРУ, полковника запаса, лично знавшего Захаренко и расследовавшего его похищение, Захаренко также был похищен «эскадроном смерти». Его избивали, пытали, добиваясь признания в подготовке государственного переворота. Не добившись признания, его убили.

В том же году в Беларуси исчез оператор российского телеканала ОРТ (Первый канал) Дмитрий Завадский. Он пропал перед встречей с журналистом Павлом Шереметом, которого ехал встречать в аэропорт Минска на служебном автомобиле. (Оба журналиста в 1997 году были арестованы в Беларуси за репортаж о прозрачности белорусско-литовской границы). Незадолго до своего исчезновения Завадский ездил в командировку в Чечню, и с информацией, которую он мог получить в этой поездке, связывают одну из версий его убийства.

В своей книге «Расстрельная команда» бывший начальник СИЗО №1 Минска Олег Алкаев отмечает: «Многие люди, находясь под гипнозом президентского красноречия, а точнее словоблудия, искренне полагают, что все ужасные преступления, связанные с похищениями и уничтожением людей, совершает шайка мерзавцев, которая воспользовалась тем, что чрезмерно доверчивый глава государства просто не в состоянии за всем усмотреть. <…> Долгое время под таким гипнозом находился и я. Президентская демагогия <…> постепенно делала свое черное дело. Обладая определенным актерским даром, решительностью и беспредельным цинизмом, Лукашенко в довольно короткий промежуток времени после прихода к власти сумел подавить внешне довольно бурное сопротивление независимых политиков. Одних вынудил к эмиграции, других переманил на свою сторону, третьих, самых несговорчивых, непримиримых и опасных, таких, как Юрий Захаренко и Виктор Гончар, просто уничтожил».

После исчезновения Виктора Гончара уникальный момент для создания правового прецедента и начала процедуры отстранения Лукашенко от власти был упущен

Как резюмировал политическую ситуацию в Беларуси лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько, режим Лукашенко держится на трех столпах. «Во-первых, это страх. С его помощью осуществляется тотальный контроль и воздействие на людей. Белорусские силовики имеют полный карт-бланш на репрессивные действия в отношении инакомыслящих. На законодательном уровне КГБ предоставлена возможность входить в любое помещение в любое время суток без всяких санкций с применением насилия и оружия. Во-вторых, финансово-экономическая зависимость большинства людей от власти. Речь идет о 80% граждан Беларуси: свои зарплату, пенсию, пособие, стипендию люди получают у Лукашенко. И другой альтернативы у людей нет. В-третьих, финансово-экономическая поддержка Кремля и адвокатские услуги России в международных организациях. Без российских грантов Лукашенко не смог бы поддерживать жизнеспособность действовавшего до кризиса социального контракта с большинством населения страны».

 

Российский вектор

Нынешнее расположение Беларуси перекрестке двух центров притяжения (Европы и России) предопределило геополитическую роль страны как объекта, за влияние над которым развернется борьба. Как отмечают эксперты, для Беларуси характерна лимитрофная парадигма в отношениях с Евросоюзом и Россией: ухудшение отношений с одной из сторон означает оптимизацию с другой.

 

С начала своей политической карьеры Александр Лукашенко публично декларировал, что приоритетным направлением его внешней политики будет Россия. На фото (слева направо): премьер-министр России Дмитрий Медведев, президент Беларуси Александр Лукашенко, президент России Владимир Путин

 

С начала своей политической карьеры Лукашенко декларировал, что приоритетом внешней политики Беларуси должна быть Россия. После референдума 1996 года, результаты которого не были признаны европейскими странами, Лукашенко окончательно дистанцировался от Евросоюза. Евросоюз, в свою очередь, исключил Беларусь из своей «Европейской политики соседства» — программы, разработанной для создания «кольца друзей» вокруг своих границ. На тот момент европейские партнеры мало интересовали будущего диктатора — куда более притягательным для него было создание Союзного государства России и Беларуси.

Амбиции Лукашенко были вполне очевидными и далеко идущими. Белорусский президент стремился к тому, чтобы решения, принятые высшими органами будущего союзного государства, были бы обязательными для исполнения в обеих странах. Более того, он рассчитывал этот союз возглавить. Россию такой расклад не устраивал: президент Борис Ельцин настаивал на том, чтобы Беларусь ускорила приватизацию и демократизировала свою внутриполитическую жизнь. Переговоры зашли в тупик, и в итоге подписанный сторонами документ не содержал никаких конкретных обязательств. Отношения Москвы и Минска еще больше охладели после инцидента с арестом Дмитрия Завадского и Павла Шеремета. Москва решила проблему, используя экономические и политические рычаги давления, но процесс интеграции был приостановлен.

В 2000 году договор о создании Союзного государства был наконец подписан, однако приход к власти в России Владимира Путина и последовавшие изменения правил игры вынудили Лукашенко заново выстраивать систему взаимоотношений с Москвой. Во главе угла стал новый вопрос: газовый транзит из России в Европу через территорию Беларуси.

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.