Институт современной России завершает серию публикаций о политической истории современной Беларуси. В первых двух главах мы рассказали о стремительном взлете Александра Лукашенко и об изменениях, произошедших в стране за 18 лет его нахождения у власти. В заключительной части речь пойдет об общественных настроениях Беларуси и о различных способах борьбы с режимом, используемых белорусской оппозицией. Учитывая, что в последнее время экономика Беларуси все больше проседает, а модель «социального протекционизма в обмен на политические свободы» все чаще дает сбой, можно сделать вывод о том, что последняя диктатура Европы пришла к своему закату.

 

Несмотря на то, что Александр Лукашенко находится у власти уже 18 лет, часть белорусской оппозиции по-прежнему верит в лучшее будущее своей страны. Фото Сергея Мельникова

Общественный компромисс

На фоне последних политических и экономических провалов Лукашенко любопытно посмотреть на динамику общественных настроений в Беларуси. Опросы, проведенные Независимым институтом социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ), показывают, что политическая апатия в стране в целом сохраняется. Мобилизационный авторитаризм по-прежнему остается приемлемой моделью для большинства белоруссов.

Так, в конце 2011 года НИСЭПИ попытался узнать уровень протестных настроений в белорусском обществе. Опрошенным был задан вопрос: «если в вашем городе (районе) состоятся акции против ухудшения экономического положения, готовы ли вы принять в них участие?» 14,7% ответили положительно, в то время как 73,9% — отрицательно, затруднились с ответом 11,4%. Для сравнения: в декабре 2008 года соотношение ответов на тот же вопросов было таким: 18,6% — «да», 71,8% — «нет», 9,6% — «не знаю». В сентябре 2007 года: 17,4%, 72,7% и 9,9% соответственно. Таким образом, население не рассматривает экономические трудности в качестве повода для протеста. За последнее десятилетие динамика готовности участия в митингах и пикетах в целом оставалась неизменной: в 2001 году на улицы готовы были выйти 16,7% опрошенных, в 2006 — 15,1%, в 2010 — 11,8%, в июне 2011 года произошел небольшой всплеск (очевидно, вызванный пиком кризиса), и митинги поддержали 16%, но в конце декабря 2011 года произошло понижение — 14,8%.

Кроме того, большинство опрошенных НИСЭПИ на протяжении многих лет не считают себя оппозицией нынешней власти. В апреле 2006 года свою оппозиционность подтвердили лишь 18,5%, в 2008 году —18,6%. В кризисный период 2011 года настроения слегка изменились: в июне свои оппозиционные настроения признали 25,8% опрошенных, в сентябре — 28,3%, но в декабре снова обнаружился понижающий тренд — 22,6%.

Диктаторские режимы нередко держатся на молчаливом одобрении большинства

23 сентября 2012 года в Беларуси прошли очередные парламентские выборы, которые, как и многие предыдущие, были признаны незаконными такими организациями, как Евросоюз и ОБСЕ. Выборы были бойкотированы оппозиционными партиями. Однако, несмотря на это, по данным опроса НИСЭПИ, 47,5% людей, принявших участие в голосовании, назвали прошедшие выборы «свободными и справедливыми» и только 27% с этим не согласились. С тем, что «во время выборов имели место фальсификации», согласились 27,2%, в то время как противоположное мнение выразили 41,7%.

Казалось бы, даже согласно независимым исследованиям, власть Лукашенко в целом поддерживает значительная часть населения Беларуси. Однако стоит заметить, что диктаторские режимы нередко держатся на молчаливом одобрении большинства, будь то в добровольном или принудительном порядке. Судя по всему, социальный протекционизм, предложенный Лукашенко в качестве альтернативы «разрушительному хаосу демократии» начала 90-х по-прежнему остается приемлемым для населения.

Кроме того, как и в большинстве авторитарных стран государство контролирует основные информационные ресурсы: телеканалы, радио, прессу и интернет. Даже несмотря на то, что уровень проникновения интернета в Беларуси превышает 50%, основным провайдером является государственный монополист «Белтелеком» (на середину 2012 году его пользователями являлись 4,3 млн человек). До недавнего времени «Белтелеком» также контролировал поступление информации в страну через внешние интернет-шлюзы. С 1 декабря 2010 года в стране появился еще более крупный Национальный центр обмена трафиком (НЦОТ). Предприятие курирует Единую республиканскую сеть передачи данных, объединив практически все «гражданские» сети передачи данных в стране. И, как не трудно догадаться, НЦОТ находится под контролем Оперативно-аналитического центра при Президенте Республики Беларусь. К слову, в Беларуси с начала 2010 года официально действуют «черные списки» запрещенных сайтов, куда, например, входят такие оппозиционные ресурсы, как charter97.org и belaruspartizan.org. В общей сложности в список попали порядка 80 сайтов.

Впрочем, несмотря на приемлемость государственной модели, предложенной Лукашенко, среди большинства белоруссов, в последние годы стало наблюдаться отторжение личности самого президента. Об этом, в частности, свидетельствуют опрос НИСЭПИ, под общим названием «Эрозия образа сильного лидера». Так, в декабре 2010 года рейтинг Лукашенко составлял 53%, в марте 2011 года — 42,9%, в июне того же года — 29,3%, а уже в сентябре — 20,5% (исторический минимум). Затем рейтинг стал выравниваться и даже расти, однако так и не достиг даже 40-процентной отметки. На сентябрь 2012 года рейтинг Лукашенко составил 31,6%.

Хотя белоруссы теряют веру в сильного лидера и в олицетворявшего его долгое время Александра Лукашенко, реальной альтернативы ему в среде оппозиции они не видят. Согласно сентябрьскому исследованиям НИСЭПИ, ответы на вопрос: «если бы президентские выборы проводились завтра, то за какого из нижеперечисленных кандидатов вы бы проголосовали?» распределились следующим образом:

  • Александр Лукашенко — 34,5%
  • Андрей Санников — 6,1%
  • Владимир Некляев — 5,3%
  • Сергей Сидорский — 5,0%
  • Александр Милинкевич — 4,9%
  • Александр Козулин — 3,4%
  • Зенон Позняк — 2,7%
  • Анатолий Лебедько — 2,4%
  • Михаил Мясникович — 1,8%
  • Владимир Макей — 1,0%
  • Сергей Калякин — 1,2%
  • Затруднились с ответом — 31,7%.

Эти цифры говорят об одном: снижение популярности Лукашенко не произошло за счет роста рейтинга оппозиции (совокупный рейтинг всех кандидатов — 33,8% — все равно не превосходит рейтинг белорусского президента), а в большей степени за счет увеличения числа тех, кто не видит ни в одном из кандидатов человека, представляющего их интересы.

 

Раздробленная оппозиция

Особенностью политического климата Беларуси (в отличие, например, от России) является достаточно большое количество оппозиционных партий. Всего в стране зарегистрировано 15 партий, из них 9 – оппозиционные, в том числе: БНФ, Белорусская социал-демократическая Громада, Белорусская социал-демократическая партия (Громада), Объединенная гражданская партия (ОГП), Белорусская партия объединенных левых, «Справедливый мир» (бывшая Партия коммунистов белорусская), Консервативно-христианская партия — БНФ, Социал-демократическая партия народного согласия, Белорусская партия «Зеленые», Либерально-демократическая партия.

 

В случае Беларуси политический плюрализм привел к размыванию голосов оппозиционного электората. Так, одна из первых партий Беларуси — БНФ — раскололась декабре 1999 года. Прежний лидер Зенон Позняк (справа) вместе с частью прежних членов БНФ образовал новую партию

 

Формально в стране поддерживается политический плюрализм, за отсутствие которого та же Россия часто подвергается критике, как со стороны Запада, так и со стороны внесистемной оппозиции. Однако в случае Беларуси плюрализм привел к размыванию голосов оппозиционного электората. Большинство белорусских партий представляют собой, скорее, политические клубы — рейтинг ни одной из них не превышает 5%. В целом, белорусская политическая культура имеет ярко выраженный антипартийный характер, а выборное законодательство не стимулирует граждан объединяться в движения и регистрировать партии. Кроме того, публичные выступления белорусского президента и вся сила его пропагандистской машины направлены на то, чтобы маргинализировать и дискредитировать оппозиционные партии. Впрочем, внутрипартийные разногласия и неспособность партий договориться между собой только помогали Лукашенко.

Так, одна из первых партий Беларуси — БНФ — раскололась декабре 1999 года. Прежний лидер Зенон Позняк вместе с частью прежних членов БНФ образовал новую партию под названием Консервативно-Христианская Партия — БНФ. После раскола рейтинг БНФ упал. В конце 2003 года БНФ поддерживали 2,5 %, а КХП-БНФ — 1,8 %.

Несколько партийных кризисов пережила и БСДП (Громада): в 1996 году при попытки объединения с Партией народного согласия ее покинули группа лидеров, включая Олега Трусова, Виктора Гончара и Геннадия Карпенко (последние ушли в Объединенную гражданскую партию). В 2001 году из-за непрекращающейся внутрипартийной борьбы от партии откололась практически половина ее членов. В той или иной степени кризис продолжается до сих пор.

Тем не менее, в мае 2007 года оппозиционные партии смогли сформировать коалицию — Объединенные демократические силы (ОДС). Однако на выборах в Народное собрание и 2008 и 2012 годов ни один из представителей оппозиционных партий в белорусский парламент не прошел. Более того, последние выборы, проходившие 23 сентября этого года, были оппозицией бойкотированы. Однако, как отмечает бывший офицер ГРУ Владимир Бородач, сегодня находящийся в политической эмиграции в Германии, даже в том, как объявить бойкот у оппозиции не было единого мнения: «Отсутствие единства — главная беда нашей оппозиции, да и всей страны».

Большинство белорусских партий представляют собой, скорее, политические клубы — рейтинг ни одной из них не превышает 5%. В целом, белорусская политическая культура имеет ярко выраженный антипартийный характер

Профессор Рэдфордского университет Григорий Иоффе, специалист по постсоветскому пространству и автор исследования о Беларуси, так объясняет патовую ситуацию, сложившуюся в оппозиционной среде: «Проблема белорусской оппозиции в том, что ее олицетворяют люди, подотчетные различным спонсорам, в том числе европейским. Многие из них живут за пределами Беларуси и чувствуют себя вполне комфортно. Многим из них нужен Лукашенко, потому что на борьбу с ним они получают приличные деньги. Благодаря ему они могут назвать себя борцами с режимом. Если он исчезнет, кому они будут нужны?».

По мнению Анатолия Лебедько, самой большой проблемой оппозиции являются возможности коммуникации с людьми. «Любые попытки немедленно пресекаются государством и подавляются, — отмечает Лебедько. — Только раз в четыре года оппозиции предоставляется возможность выступить на государственном телевидении и радио. Это выступление представляет собой пять минут в записи на ТВ и столько же на радио во время парламентской кампании. И то без всякой гарантии, что выступление выйдет в эфир. К примеру, во время последней такой кампании, прошедшей в сентябре текущего года, 34 выступления кандидатов в депутаты от ОГП так и не вышли в эфир».

Как в последнее время происходит в России, где власти напрямую обвиняют оппозицию в получении денег от западных организаций, включая Госдепартамент США, в Беларуси президент Лукашенко не находит лучшего объяснения деятельности оппозиции, как назвать ее «пятой колонной». Комментируя бойкот оппозиционных партий на последних парламентских выборах, он, например, заявил: «Я часто говорю: это не оппозиция. Оппозиция будет бороться, бороться за власть, за интересы народов или еще за что-то. Это пятая колонна, они действуют в интересах определенных сил, которые порой находятся за пределами нашей страны. Оппозиция будет бороться, пятая колонна — дестабилизировать обстановку, в том числе и такими методами».

Еще одной проблемой оппозиции является отсутствие однозначного лидера — компромиссной фигуры, приемлемой для всех оппозиционных сил. Для создания подобного политического вакуума вокруг себя Лукашенко приложил немало усилий, включая физического устранение соперников (яркой альтернативой ему мог бы стать, например, уже упоминавшийся Виктор Гончар, пропавший без вести в 1999 году).

 

Бывшие кандидаты в президенты Беларуси Николай Статкевич (слева) и Андрей Санников (справа) были арестованы после протестного митинга 19 декабря 2010 года и приговорены к тюремному заключению. В то время как Санников был помилован и выпущен на свободу этой весной, Статкевич продолжает отбывать срок в колонии

 

Более мягкий метод политической борьбы, по версии белорусского президента, — это заключение оппонента в тюрьму. На сегодняшний день почти все представители белорусской оппозиции имеют в своей биографии тюремные приговоры, не говоря уже о многочисленных задержаниях. Один из последних примеров — история Андрея Санникова, бывшего замминистра иностранных дел Беларуси и лидера движения «Европейская Беларусь». Согласно официальным данным ЦИК, в президентских выборах 2010 года он занял второе после Лукашенко место (2%). Впрочем, данные экзит-поллов TNS свидетельствуют о том, что он мог набрать до 14% голосов.

В ходе массового протеста, состоявшегося после президентских выборов в ночь с 19 на 20 декабря 2010 года, Санников был задержан. По обвинению в организации массовых беспорядков, он был приговорен к пяти годам  лишения свободы в колонии усиленного режима. 11 января 2011 года Amnesty International признала его узником совести. По словам Ирины Халип, супруги Санникова и журналиста «Новой газеты», в тюрьме экс-кандидата пытали, угрожали расправой его семье, добиваясь подписания прошения о помиловании на имя президента Лукашенко. Спустя время, под воздействием угроз и физического насилия, Санников такое прошение подписал. Как впоследствии заявила Ирина Халип, это была личная месть Лукашенко Санникову за насмешку, которую он позволил себе во время своей предвыборной кампании: одним из ее слоганов стала фраза «Сменим лысую резину» (намек на лысину Лукашенко).

Картину дополняет еще и такая деталь: накануне президентской кампании, в сентябре 2010 года, основателя оппозиционного сайта charter97.org Олега Бебенина нашли повешенным на своей даче. Именно он должен был возглавить предвыборный штаб Санникова. 14 апреля 2012 года под влиянием санкций Евросоюза Санников был освобожден из исправительной колонии, а в конце октября он получил политическое убежище в Великобритании.

Как и в России, где власти напрямую обвиняют оппозицию в получении денег от западных организаций, включая Госдеп США, Лукашенко не находит лучшего объяснения деятельности белорусской оппозиции, как назвать ее «пятой колонной»

Однако в тюрьме продолжает находится Николай Статкевич — единственный из задержанных экс-кандидатов в президенты и единственный, кто категорически отказывается подписывать прошение о помиловании. Статкевич является лидером Белорусской социал-демократической партии (Народная Громада), которая с 2005 года действует в статусе оргкомитета. Как и другие участники митинга протеста был избит и арестован 19 декабря 2010 года. Также признан Amnesty International политическим заключенным. В мае 2011 года был приговорен к шести годам колонии усиленного режима, получив самое строгое наказание из всех участников дела о протесте.

Год назад Статкевичу удалось прорвать информационную блокаду и передать на свободу так называемые «политические письма», из которых стало известно, в каких тяжелых условиях проходит жизнь заключенного. За эту выходку администрация колонии в судебном порядке ужесточила режим содержания Статкевича — три года тюрьмы строгого режима. По словам Марины Адамович, жены Николая Статкевича, он был признан «злостным нарушителем режима». «Ему положена в день только одна часовая прогулка, одно короткое свидание в год и одна бандероль в год», — пояснила она в интервью «Интерфаксу».

На Статкевича регулярно оказывается давление с целью добиться прошения о помиловании, однако в июле этого года Статкевич сделал заявление, в котором потребовал от белорусских властей больше не обращаться к нему с вопросами о прошении. На сегодняшний день он является единственным экс-кандидатом в президенты, который находится в заключении по делу 19 декабря.

Хотите получать качественную аналитику по ключевым вопросам российской политики и отношений России и Запада? Подписывайтесь на нашу рассылку здесь.

Мы пишем немного, но по делу.

 

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.