20 лет под властью Путина: хронология

«Справедливая Россия» потребовала от Дмитрия и Геннадия Гудковых, Ильи Пономарева и Олега Шеина выбрать между участием в протестном движении и дальнейшем пребывании в партии. По мнению старшего эксперта ИСР Владимира Кара-Мурзы, этот ультиматум, знаменующий окончательный разрыв «эсеров» с несистемной оппозицией, лишает «Справедливую Россию» каких-либо политических перспектив.

 

 

В том, что «Справедливая Россия» окончательно вернулась в кремлевский партийный пул, по большому счету нет ничего удивительного. Изначально созданная в кремлевской пробирке, СР на протяжении большей части своего существования послушно исполняла роль «левой ноги» правящего режима, отведенную ей главным кукловодом Владиславом Сурковым. Созданная таким способом партия неизбежно была искусственным образованием: в какой реальной политической организации смогли бы уживаться ортодоксальная коммунистка Светлана Горячева и бывшая «яблочница» Галина Хованская?

Легитимизации карманной партии помогли товарищи из Социалистического Интернационала, принявшие СР в свои ряды. В системе имитационной многопартийности, очень похожей на ту, что существовала в любимой Владимиром Путиным ГДР, «эсеры» позиционировали себя как «левые оппоненты» «Единой России» (но не Путина!), всегда, впрочем, готовые в случае необходимости добросить главной партии власти необходимые думские голоса. Это приобрело особую актуальность после выборов 2011 года, когда ЕР – впервые за почти десятилетие – лишилась конституционного большинства.

Впрочем, именно на рубеже 2011–2012 годов «левая нога» попыталась сыграть в самостоятельность. Не из принципиальных, конечно, соображений, а из чисто тактических: после того как в регистрации (и, соответственно, в праве на участие в выборах) отказали целой палитре политических партий – от ПАРНАСа до «РОТ Фронта», – «эсеры» мудро рассудили, что неплохо было бы заполучить голоса «осиротевших» избирателей. Это особенно касалось демократически настроенных граждан, не имеющих собственного парламентского представительства с 2003 года, когда «волшебство» избиркомов превратило полученные партией «Яблоко» 5,7% в непроходные 4,3%. На старте кампании-2011 лидер «эсеров» Сергей Миронов возложил цветы к могилам погибших защитников Белого дома и включил в предвыборную программу демократические лозунги: прямые выборы губернаторов, мэров и членов Совета федерации, возвращение графы «Против всех», уведомительный порядок регистрации партий. Оппозиционного флера СР добавило и показное «преследование» ее лидера, выразившееся в его перемещении из кресла главы Совета федерации в кресло лидера думской фракции.

Далеко не у каждого противника Путина поднялась бы рука проголосовать за КПРФ или ЛДПР. Многие сторонники несистемной оппозиции голосовали за «эсеров» по остаточному принципу

«Справедливая Россия» стала безусловным бенефициаром объявленной частью несистемной оппозиции кампании «Голосуй за кого угодно, против партии жуликов и воров!». И не столько из-за реверансов в сторону оппонентов власти, сколько потому, что вызывала наименьшее отторжение из всех четырех парламентских партий. Далеко не у каждого противника Путина и «Единой России» поднялась бы рука проголосовать за сталинистов из КПРФ или за список ЛДПР, по которому баллотируется обвиняемый в одном из самых громких политических убийств. Многие сторонники несистемной оппозиции голосовали за «эсеров», что называется, по остаточному принципу.

Результат превзошел все ожидания: даже по официальным данным, с учетом подтасовок, СР получила 13,2% голосов. По иронии, многие из этих избирателей наверняка предпочли бы проголосовать за «Яблоко», которому – опять же по официальным данным – не хватило всего 1,5% для преодоления пятипроцентного барьера, дававшего место в Думе и право выдвижения кандидата в президенты без сбора подписей.

Когда в декабре 2011-го политическая ситуация в России впервые с конца 1990-х пошла не по кремлевскому сценарию и на улицы с требованием отмены результатов сфальсифицированных выборов стали выходить десятки и сотни тысяч людей, «Справедливая Россия» первой из официальных партий среагировала на изменившиеся условия. Казалось, что карманная организация готовится объявить независимость. В конце концов, прецеденты были: та же ЛДПР, по свидетельству главного идеолога КПСС Александра Яковлева, в свое время создавалась в недрах Комитета госбезопасности (опять же для имитации многопартийности), но в свободные 90-е превратилась во вполне себе самостоятельную политическую структуру.

 

Еще недавно лидер «Справедливой России» Сергей Миронов сам носил белую ленту. Теперь он грозится исключить из партии всех, кто сохраняет связь с протестным движением

 

На фоне невиданных уже 20 лет оппозиционных демонстраций и очевидной растерянности режима, вынужденного идти на уступки, СР почувствовала себя свободнее. Дмитрий и Геннадий Гудковы и Илья Пономарев – оппозиционеры, прошедшие в Госдуму по спискам СР и считавшиеся в этой партии «белыми воронами», – в те дни стали неформальными лидерами «Справедливой России», задававшими тон ее действиям. Риторика партийных начальников в отношении Кремля заметно ужесточилась. Сергей Миронов заявил, что ему «понятны и близки» требования митингов на Болотной площади и проспекте Сахарова. Руководство СР поддержало организованный Дмитрием Гудковым филибастер законопроекта о повышении штрафов на митингах. Депутаты фракции «Справедливая Россия» демонстративно явились на заседание Госдумы с белыми лентами. Выдвинувшись кандидатом в президенты, Миронов согласился с требованием несистемной оппозиции стать «президентом переходного периода», реформировать политическую систему и провести досрочные парламентские и президентские выборы.

Отмежевание от протестного движения зачтется СР в глазах кураторов на Старой площади. А вот свой шанс на политическое будущее партия упустила навсегда

Однако независимость «эсеров» так и не состоялась. Вместе с видимой стабилизацией режима и новым витком закручивания гаек «Справедливая Россия» вернулась в свое привычное состояние. Уже осенью 2012 года недавний бунтовщик Сергей Миронов пригрозил исключением своим однопартийцам, участвующим в акциях несистемной оппозиции. В декабре большинство депутатов-«эсеров» поддержало кремлевский «закон подлецов», запретивший усыновление российских сирот гражданами США и установивший новые ограничения для неправительственных организаций. Наконец, в конце января, после прошедшего в Москве многотысячного «Марша против подлецов», в котором участвовали в том числе оппозиционеры из СР, руководство «Справедливой России» предъявило ультиматум Дмитрию и Геннадию Гудковым, Илье Пономареву и Олегу Шеину: «в месячный срок принять решение о личном выборе своего дальнейшего участия либо в работе органов партии СР, либо в деятельности… общественных организаций [Координационного совета оппозиции и “Левого фронта”], фактически провозглашающих политические цели, идущие вразрез с интересами партии» (выделено мной. – ВКМ). Партийное бюро также «рекомендовало» оппозиционерам «не принимать участие в акциях, организованных другими субъектами политической деятельности». Более ясного сигнала о лояльности – а вернее, просьбы к Кремлю простить и принять обратно – быть, наверное, не могло.

Окончательное отмежевание от протестного движения, конечно, зачтется «Справедливой России» в глазах кураторов на Старой площади – хотя прежним отношение к «эсерам» после их колебаний 2011–2012 годов уже не будет. А вот свой шанс на политическое будущее партия, похоже, упустила навсегда. Так называемый спад протестного движения носит очевидно временный характер. Глубинные причины, побудившие десятки тысяч людей выйти на площадь, – ложь и подлость власти, коррупция, фальсификации, каждодневное унижение человеческого достоинства – никуда не исчезли. Крепнущий городской средний класс уже никогда не вернется в лагерь Владимира Путина. А как показывает исторический опыт, за подавлением протестов репрессивными методами следует еще больший всплеск общественного негодования. Нужен лишь повод. А в том, что наша власть сумеет его предоставить, сомневаться не приходится. В обозримой перспективе в России будет другая политическая система, с другими выборами, другим парламентом и другими партиями. В их числе вряд ли будет партия под названием «Справедливая Россия».

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.