Эволюция путинского режима к более жесткому авторитаризму, начавшаяся с возвращением «национального лидера» в Кремль, в скором времени затронет и молодежную политику. При прежнем политическом демиурге Владиславе Суркове ставка делалась на прокремлевские движения, которые должны были стать главной «антиоранжевой» уличной силой. Ядром этой силы было движение «Наши», которое теперь, вероятно, будет реформировано. Об изменениях в молодежной политике Кремля рассуждает политолог Татьяна Становая.

 

 

Движение «Наши» было создано в 2005 году. Тогда же появились и другие молодежные организации, работавшие на Кремль. «Нашим» отводилась центральная роль: это было многотысячное движение со сложной, но четкой структурой, щедрым финансированием (как правило, из карманов лояльных олигархов) и доступом к первым лицам государства. Его задачей было противостояние гипотетической «цветной революции» в России. Страх перед ней у Кремля появился после революционных событий в Грузии и на Украине. Администрации президента было дано указание хорошо подготовиться на случай политической дестабилизации. Причем многие в Кремле были убеждены, что основные риски исходят не изнутри страны, а извне – именно тогда стал зарождаться путинский антиамериканизм. «Цветные революции» на постсоветском пространстве стали вехой в российско-американских отношениях: Москва посчитала, что Вашингтон при помощи «оранжевых технологий» подталкивает к смене власти путем манипулирования и мобилизации уличного протеста.

Кремль явно переоценивал внешнее влияние и внутриполитические риски: на тот момент в России не было никаких предпосылок к «украинскому сценарию». Вертикаль власти была только-только построена, рейтинг Путина достиг своих высот, партия власти готовилась вновь получить конституционное большинство на парламентских выборах, оппозиция была почти полностью «зачищена», а партийное поле контролировалось (и контролируется до сих пор) договороспособными структурами, которые скорее предпочтут играть по кремлевским правилам, чем рисковать своими позициями в Государственной думе.

Поэтому создание движения «Наши» уже тогда казалось избыточным. Оно появилось на базе пропутинской силы «Идущие вместе», а возглавил его Василий Якеменко, который в итоге стал главным связующим звеном между «Нашими» и заместителем главы президентской администрации Владиславом Сурковым. Тогда и началась история этого проекта, которая может быть условно поделена на четыре этапа.

Москва посчитала, что Вашингтон при помощи «оранжевых технологий» подталкивает к смене власти

Начальный и самый успешный этап – два первых года существования «Наших», с 2005-го по 2007-й. Движение декларировало своей целью «насильственное сохранение» существующего строя с мягкой заменой правящей элиты (последнее было скорее пиар-составляющей программы). Главными «мишенями» были определены либералы и «фашисты» (фактически они приравнивались друг к другу): все те, кто намерен «выходить на улицы» для давления на власть по аналогии с событиями в Грузии и на Украине. «Наши» должны были стать альтернативной уличной силой, противостоящей «деструктивным» процессам, – причем силой агрессивной и готовой на жесткие методы. Для привлечения аполитичной молодежи Кремль придумал приманку – обещание быстрого карьерного роста, возможность доступа к первым лицам, участие в престижных проектах. Движением руководили «комиссары», которые время от времени встречались с президентом и министрами. Каждый год «Наши» организовывали летний лагерь в Тверской области на озере Селигер. Как писали о себе сами представители движения, «Наши» – это «система подготовки управленцев-профессионалов взамен существующей правящей элите».

Однако схема не сработала. «Единая Россия» не спешила включать молодежь из «Наших» в свои предвыборные списки. Движение быстро превратилось в механизм «освоения» огромных финансовых ресурсов, которые шли полуофициальными путями. Карьеру удавалось сделать лишь единицам, и то при личном патронате Суркова. Вскоре движение стали сотрясать скандалы, связанные с провокационными акциями против иностранных послов и российских гражданских активистов, а также использованием «грязных» технологий дискредитации политических оппонентов. Тем не менее первые два года жизни «Наших» можно назвать периодом расцвета движения. С его представителями в добровольно-принудительном порядке встречались бизнесмены, министры, единороссы, которые поддерживали амбициозные проекты «нашистов».

Второй этап начался в конце 2007-го и продлился примерно до 2009 года. Для «Наших» это был период политической неопределенности. Преемником Путина стал Дмитрий Медведев, который поспешил дистанцироваться от движения. На тот момент, по слухам, у Медведева складывались не очень хорошие отношения с Сурковым (затем они, правда, значительно улучшились), а сам преемник, слывший «либералом», не хотел «мараться» о прокремлевский проект с сомнительной репутацией. Во время президентской кампании 2008 года «Наши» были отодвинуты на второй план, финансирование движения сократилось, активно обсуждался вопрос о полном закрытии проекта.

Тем не менее движение продолжало поддерживаться, что называется, на всякий случай. Продолжались мероприятия на Селигере и провокационные акции против оппозиции. Однако движение все реже задействовалось во внутриполитической жизни – до тех пор, пока не начался третий этап. По мере сближения Суркова с Медведевым (в итоге это сближение стоило ему поста первого заместителя главы президентской администрации) Кремль стал пытаться вдохнуть в «нашистов» новую жизнь. 2009–2010 годы были временем, когда многие (включая, вероятно, и самого Медведева) верили во второй срок президента. Новая повестка дня, связанная с политической «оттепелью», «либеральной» риторикой, потеплением в отношениях с США и ставкой на инновации, требовала от движения новых идей. Неслучайно именно тогда «Наши» начали активно проявлять интерес к теме модернизации. Кремль сделал попытку реформировать движение с тем, чтобы вписать его в новую политическую реальность и сделать одной из молодежных опор президента Медведева.

 

Одной из самых запоминающихся акций движения «Наши» стало топтание портретов российских правозащитников и лидеров оппозиции

 

Впрочем, из этого мало что получилось. Инноваторами «нашисты» так и не стали, а репутация движения приносила власти больше вреда, чем пользы. Поворотным моментом стали подозрения в причастности куратора «Наших» Василия Якеменко к избиению известного журналиста Олега Кашина. Преступление не раскрыто до сих пор, несмотря на обещание Медведева держать это дело под особым контролем. Начались и внутрикремлевские трения: медведевские пиарщики вступили в конфликт с Сурковым из-за травли «Нашими» публициста Александра Подрабинека. Поводом для травли стала статья Подрабинека в «Ежедневном журнале», в которой он резко критиковал действия Московского совета ветеранов, выступившего против того, чтобы в Москве существовала закусочная под названием «Антисоветская». За публициста, подвергшегося беспрецедентному давлению, вступились президентский совет по правам человека и пресс-секретарь президента Наталья Тимакова. Зато Сурков фактически одобрил действия «Наших». Это стало одной из причин отставки главы совета по правам человека Эллы Памфиловой. Наконец, еще один скандал был связан с участием «нашистов» в тушениях пожаров, которые поразили значительную часть территории России летом 2010 года: представителей движения уличили в подделке фотографий, на которых «Наши» якобы помогают бороться с огнем. Пиар на крови стал «визитной карточкой» движения.

Однако вовсе не плохая репутация и провокации положили конец «роману» Медведева и «нашистов». Это произошло по воле премьера Владимира Путина, который на знаменитом съезде партии «Единая Россия» в сентябре 2011 года объявил о своем грядущем возвращении на пост президента. Этот съезд ознаменовал политическую смерть самого Медведева, его повестки дня, его команды и всего того, что было ею сделано. Вместе с собой Медведев потащил «на дно» и Суркова, который был переведен в безопасное для Путина место – на пост вице-премьера по инновациям (как тогда шутили наблюдатели, на пост вице-премьера «по ничему»: тема инноваций сжалась до проекта «Сколково», который ждали многочисленные уголовные дела и расследования хищений бюджетных средств).

Нынешний этап жизни движения «Наши» начался с приходом на место Суркова в Кремль Вячеслава Володина. Володин не только не баловал движение своим вниманием, но и считал его опасным. Нынешний первый замглавы администрации – выходец из партии власти, и ему очень не нравилось, что Сурков пытался обязать «Единую Россию» взаимодействовать с «нашистами», навязывая тех или иных фигур в избирательные списки. К тому же ЕР имела собственное молодежное отделение, которое конкурировало с «Нашими». Поэтому неудивительно, что, разобравшись с оппозицией, Володин принялся за наследие, доставшееся ему от предшественника.

Как стало известно газете «Ведомости», Кремль готовится реформировать движение «Наши», изменив его цели и название. «На “наших” и “не наших” делить российскую молодежь больше не будем, такого слова в названии точно не останется», – заверяет один из собеседников «Ведомостей». Скорее всего, не будет использоваться и слово «комиссар», хотя основная часть актива – сообщество комиссаров «Наших» – сохранится. На месте нынешнего движения должна появиться организация проектного типа, где за конкретные направления работы будут отвечать конкретные менеджеры, а сами проекты будут носить не политический, а социальный характер. Победители конкурсов проектов получат федеральную (за счет президентских грантов) и региональную поддержку. Ныне существующие проекты – «Хрюши против», «Стоп хам», «Беги за мной» и т. п. – будут выведены из движения, на их базе появятся отдельные некоммерческие организации (НКО). Самым перспективным из них в Кремле считают проект «Хрюши против», посвященный борьбе за права потребителей. Отдельным направлением – также вне движения – станут интернет-проекты, которые раньше вели «Наши», – они будут объединены в фонд Кристины Потупчик. Эти НКО будут партнерами обновленного движения, обещают собеседники в администрации президента.

Российская власть продолжает «держать в голове» вероятность «цветной революции», особенно в контексте повышения протестной активности

В действительности речь идет о ликвидации сурковской структуры и о создании на ее основе новой организации, лояльной Володину. Грядет кадровая чистка, которая должна будет привести на ключевые позиции новых людей. Это вовсе не означает, что новое движение откажется от прежних провокаций, – эту функцию смогут выполнять те же НКО, которые уже не раз появлялись на акциях оппозиции с целью их дискредитации.

Несмотря на то что цели Кремля в молодежной политике не претерпели существенных изменений, в нынешнем виде движение «Наши» Володину не нужно. Российская власть продолжает «держать в голове» вероятность «цветной революции», особенно в контексте повышения протестной активности и формирования более зрелой внесистемной оппозиции. Политическая ситуация в России становится менее предсказуемой, растут риски дестабилизации, власть испытывает моральный кризис и становится все более уязвимой на фоне разоблачений со стороны гражданских активистов.

В этих условиях тактика мобилизации прокремлевской уличной силы будет меняться, становясь более грубой, прямолинейной и консервативной. Реформированное движение «Наши» быстро утратит свое лидирующее положение, на первый план выйдут «православные активисты», общественные организации вроде «Всероссийского родительского собрания» Сергея Кургиняна и даже казаки. Воинственная поддержка Путина со стороны маргинальных структур становится более идеологизированной и агрессивной в отношении либералов в частности и внесистемной оппозиции в целом. И нельзя исключать, что новая тактика еще заставит ностальгировать по тем временам, когда по улицам ходили безобидные «Наши».

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.