20 лет под властью Путина: хронология

В ноябре в Вильнюсе пройдет саммит в рамках программы Евросоюза «Восточное партнерство», целью которой является развитие сотрудничества с шестью странами бывшего СССР. К этому событию тщательно готовятся в Кремле: активная «работа» ведется с Украиной, Молдавией, Арменией и Азербайджаном. По мнению политолога Татьяны Становой, евроинтеграция бывших советских республик – одна из главных «страшилок» для российской элиты, продолжающей считать постсоветское пространство зоной своего влияния.

 

Президент Украины Виктор Янукович (слева) и председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозо, возможно, имеют разные взгляды на будущее «Восточного партнерства». Фото: Reuters

 

Программа «Восточное партнерство» начала обсуждаться в мае 2008 года по инициативе Польши и Швеции, которые предложили развивать связи со странами, охваченными европейской политикой соседства (ЕПС). Тогда это было отражением растущей конкуренции между Западом и Россией за влияние на постсоветском пространстве. «Цветные революции» на Украине и в Грузии впервые поставили перед элитами бывших республик СССР вопрос о цивилизационном выборе: Россия или Евросоюз?

Интерес ЕС был вполне прагматичным: Европа устала от бесконечных «войн», которые Москва устраивала своим соседям, заставляя ни в чем не повинных европейцев мерзнуть зимой. Началась активная разработка проектов третьего энергетического пакета законопроектов по либерализации газового рынка Европы. Да и в Брюсселе еще были сильны интеграционные надежды: на фоне значительного расширения ЕС в зону его интересов попадали и более отдаленные восточные партнеры. Мощным катализатором в развитии программы «Восточное партнерство» стала война в Грузии, которая всерьез напугала и постсоветские государства, и Европу, осознавшую, что в отстаивании своих интересов Москва готова пойти достаточно далеко. Программа «Восточное партнерство» была запущена 7 мая 2009 года на саммите Евросоюза в Праге.

В «Восточное партнерство» входят шесть стран: Армения, Украина, Белоруссия, Азербайджан, Грузия и Молдавия. Однако все они по-разному смотрят на свое участие и находятся на разной стадии «интегрированности». Например, Белоруссия фактически выпала из этого процесса, поскольку Александру Лукашенко не понравилась реакция мирового сообщества на президентские и парламентские выборы в его стране – они были признаны незаконными и не соответствующими международным стандартам. Батьке оказалось комфортнее в объятиях Москвы. В преддверии инаугурации Лукашенко в январе 2011 года Запад обсуждал санкции, а Кремль награждал белорусский режим новыми субсидиями и льготными кредитами, которые, возможно, и вовсе не придется отдавать. Поэтому Минск в «Восточном партнерстве» числится скорее формально.

Кремлю совсем не нравится, что ЕС пытается учить соседей России, как управлять государством, у кого покупать газ и посредством каких механизмов модернизировать газотранспортную систему

Инициируя «Восточное партнерство», Европейская комиссия предложила создать пять так называемых флагманских инициатив по управлению границами, поддержке малого и среднего бизнеса, региональным рынкам электроэнергии, экологическому менеджменту и борьбе со стихийными бедствиями. Для сближения стран–участниц программы реализуется четыре тематические платформы: по делам демократии, эффективного управления и стабильности (охватывает вопросы, связанные с избирательными стандартами, свободой СМИ, борьбой с коррупцией, реформой государственной службы, сотрудничеством в области правосудия и полиции, мерами по укреплению доверия, вопросами безопасности и т. д.), по делам экономической интеграции (касается унифицирования рыночных и торговых решений, социально-экономического развития, борьбы с бедностью и так называемой социальной изоляцией, равенства шансов, а также вопросов, связанных со здоровьем, окружающей средой и климатическими изменениями), по вопросам энергетической безопасности, отношениям между людьми (культурное сотрудничество, поддержка неправительственных организаций и гражданского общества, студенческие и школьные обмены, а также присоединение стран-партнеров к Рамочной научно-исследовательской программе и совместным медийным проектам).

Очевидно, что, следуя в русле этих четырех платформ, правящие элиты будут вынуждены идти по пути демократизации (а значит, снижения управляемости своих режимов), большей экономической и политической конкуренции, большей открытости в политике, торговле и культуре. А подобную «роскошь» может себе позволить далеко не каждая страна.

 

Чтобы усилить давление на Украину и Молдову, Россия запретила импорт продукции украинской шоколадной компании Roshen и приостановила импорт молдавского вина из-за претензий к его качеству

 

Кремлю совсем не нравится, что ЕС пытается учить соседей России, как управлять государством (программа Comprehensive Institution Building – CIB), у кого покупать газ (требования по либерализации энергетических рынков) и посредством каких механизмов модернизировать газотранспортную систему (совместные планы по модернизации энергетической инфраструктуры, яркий пример – Украина). При условии успешного проведения реформ в дальней перспективе странам–участницам «Восточного партнерства» обещано обсуждение вопроса о вступлении в ЕС.

Крайне ревностно относясь к подобной перспективе, Москва пытается убедить, прежде всего Украину и Молдавию, в том, что членство в ЕС – всего лишь «морковка для осла». Однако элиты в Киеве и Кишиневе задаются встречным вопросом: а что может предложить им Москва? Кремль отвечает на это просто: дешевый газ и рынки. Представители Кремля и «Газпрома» прямо говорили, что Киев может рассчитывать на пересмотр газового контракта, по которому Украина закупает газ дороже, чем страны ЕС. Дешевый газ – это заманчиво, но и страшно: в таком случае в руках Москвы окажется петля, которая в любой момент может быть затянута на шее Киева. Достаточно вспомнить, как резко реагировало российское руководство, когда Украина в 2004 году не захотела отдавать свою газотранспортную систему консорциуму из Украины, России и ЕС.

Главная репутационная проблема Таможенного союза (ТС) состоит в том, что он воспринимается как геополитическая модель удержания российского влияния на постсоветском пространстве. И вступление в него вовсе не гарантирует отказ от санкций – лишь надежды на «добрую волю» Кремля. Например, полноправный член Таможенного союза Белоруссия сейчас находится под угрозой ограничения поставок нефти – так правительство пыталось реагировать на действия Лукашенко в отношении «Уралкалия».

Евросоюз, напротив, предлагает гарантии и конкретные интеграционные схемы, которые не будут зависеть от политического климата. Речь идет о подписании соглашения об ассоциации (Association Agreements), постепенной либерализации визового режима вплоть до полной отмены виз (visa dialogue), создании углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли (Deep and Comprehensive Free Trade Agreement).

Главная репутационная проблема Таможенного союза состоит в том, что он воспринимается как геополитическая модель удержания российского влияния на постсоветском пространстве. И вступление в него вовсе не гарантирует отказ от санкций – лишь надежды на «добрую волю» Кремля

Последний документ как раз и является ключевым поводом для давления Кремля на Украину и Молдавию. 10 сентября Россия приостановила импорт молдавского вина из-за претензий к его качеству. В последний раз Москва вводила подобные санкции против Кишинева после парламентских выборов в Молдавии в 2005 году, когда президент-коммунист Владимир Воронин на фоне «оранжевых революций» был вынужден повернуться лицом к Западу. Спустя год винные санкции были сняты – однако молдавские производители успели найти другие рынки сбыта, поэтому нынешние санкции уже не будут столь болезненными. Занятно, что запрет на импорт молдавского вина был введен после двух неудачных поездок в Молдавию: вице-премьера Дмитрия Рогозина и патриарха Кирилла. Визит первого был встречен негативно из-за резких заявлений российского чиновника: в случае сближения с Евросоюзом Рогозин грозил Кишиневу потерей Приднестровья и возникновением проблем в торговле с Россией. Это создало неблагоприятный фон для последующего визита патриарха: мэр Кишинева Дорин Киртоакэ выступил против установления на улицах города панно с анонсом визита. По словам мэра, патриарх «следует политике Кремля, приезжая в Молдавию после ранее сделанных вице-премьером России Дмитрием Рогозиным грозных предупреждений и угроз в адрес республики».

Наиболее драматично складывается ситуация с Украиной. Здесь Москва идет на полноценную экономическую войну с выкручиванием рук и шантажом. В августе был введен запрет на импорт продукции украинской шоколадной компании Roshen Петра Порошенко, после чего трудности с ввозом товара в Россию начали испытывать все украинские компании. Российская таможня подвергла украинские грузы тотальной проверке. В середине августа на границе скопились тысячи вагонов с украинскими товарами. Вскоре таможенные преграды сняли, однако предупреждение было недвусмысленным: в случае подписания документов на ноябрьском саммите «Восточного партнерства» нынешние трудности покажутся Киеву разминкой.

 

Советник президента России Сергей Глазьев (справа) и владелец Roshen Петр Порошенко публично поспорили о перспективах «Восточного партнерства»

 

Уговаривать Киев вступить в Таможенный союз (а это автоматически закрывает возможность соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС) 21 сентября приехал советник президента России Сергей Глазьев, попытавшийся напугать Украину кошмарами «Восточного партнерства»: «у Украины нет права влиять на принятие решений. Это нельзя считать взаимовыгодным. По отношению к украинской продукции остается квотирование, в том числе по позициям, которые наиболее конкурентоспособны. Игнорируются международные обязательства Украины в отношениях с РФ, СНГ». Пугал советник Путина и перспективами разработки сланцевого газа. «Вчера только приехал из Луганска, где люди шокированы перспективой разработки и экологической катастрофы. Это все равно что добывать газ между Франкфуртом и Кельном», – добавил Глазьев. По его словам, участие Украины в Таможенном союзе даст Киеву выгоду в $10 млрд ежегодно. «Готова ли Европа закрыть эту дыру потерь? По мере того как Украина будет обнулять свои таможенные тарифы, мы будем вводить новые барьеры. Будут потери по экспорту», – предупредил советник российского президента.

«Никто в мире не поверит, что грузинская минеральная вода, молдавское вино, литовский сыр, белорусское молоко, украинский шоколад на самом деле могут быть вредными для здоровья потребителей в России, – заявил в ответ на речь Глазьева владелец Roshen Петр Порошенко. – В это не верят даже в России. В плохой ситуации находится украинская экономика? Да, это правда. Но у России дела не намного лучше. Рост ВВП уменьшается и приближается к нулю. РФ нужно что-то делать, чтобы решить этот вопрос, они сменили главу Центробанка, запустили программу конкурентоспособности и $7 млрд взяли в долг. Если вы так настаиваете, чтобы $12 млрд ежегодно давать Украине, то зачем это вам, если у вас самих денег не хватает?» – спрашивал Глазьева украинский бизнесмен в ходе телевизионной дискуссии. «У меня есть результат интересного опроса, который может быть интересен и для пана Глазьева, – продолжал Порошенко. – Впервые в нашей истории более 50% поддерживают ЕС. И впервые менее 30% – ТС. Очень вам благодарен за это, пан Глазьев. Кто поддерживает интеграцию в ТС? 30% – это старшие люди, менее образованные. 50% – это молодежь, более образованная. Европейская интеграция – это наше будущее, а ТС – это наше прошлое. Вот и все». Таким образом, Украина может оказаться для Таможенного союза «потерянной» – в это объединение не верят даже те, кто еще несколько лет назад считался относительно пророссийским.

Зато Москве удалось добиться успеха с Арменией, руководство которой по итогам сентябрьских переговоров с Путиным заявило о намерении вступить в Таможенный союз. Выбор Еревана логичен: Россия готова давать более твердые гарантии безопасности по Нагорному Карабаху и предложить Армении более комфортные цены на газ. Ереван же, в свою очередь, в любом случае сохранит за собой возможность договариваться и с ЕС.

19 сентября в рамках Валдайского форума Владимир Путин весьма резко прокомментировал решение кабинета министров Украины одобрить проект соглашения об ассоциации с Европейским союзом. Он предупредил Киев, что Россия будет защищать свой рынок от дешевых украинских товаров, которые наводнят его в случае создания зоны свободной торговли Украины с ЕС. При этом Путин напомнил об общих «днепропетровских корнях» российской государственности, отметив, что в России и на Украине, по сути, живет один народ, и напомнив, что после Второй мировой войны правительство СССР выделило на восстановление предприятий 1,5 трлн рублей и треть этих средств пошла на Украину. Вероятно, Украина должна чувствовать себя в неоплатном долгу. «А Молдова куда вино-то продает? Во Францию, что ли? – продолжал Путин. – Французы ни одной бутылки, наверное, молдавского вина не позволят продать у себя на территории. И в Италии это невозможно. Попробуйте, завезите. Фермеры, виноделы перевернут все коробки, все разобьют и выкинут в канаву». «Мы должны подумать о собственных национальных интересах в сфере экономики», – заключил российский президент. А Украине и Молдавии, судя по всему, придется серьезно подумать о том, как не оказаться в тесных объятиях Москвы.

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.