20 лет под властью Путина: хронология

Визит премьер-министра России Дмитрия Медведева в Китай в очередной раз подчеркнул важность, которую в Москве придают азиатскому направлению внешней политики. По мнению Дональда Дженсена, эксперта Центра трансатлантических отношений при Университете Джонса Хопкинса (США), перспективы сотрудничества с Пекином не так радужны, как хотели бы в Кремле.

 

Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев и председатель КНР Си Цзиньпин на встрече в Пекине

 

22 октября жители Пекина стали свидетелями картины, к которой они за последнее время почти привыкли: высокопоставленные российские делегации, на этот раз во главе с премьер-министром Дмитрием Медведевым, приезжают для переговоров с китайскими официальными лицами о заключении важных энергетических соглашений, которые будут способствовать экономическому и геополитическому партнерскому сближению двух стран. «Роснефть», крупнейший в России производитель нефти, контролируемый союзником Путина Игорем Сечиным, в ходе этого визита дала согласие предоставить Sinopec, одному из главных в Китае нефтепроизводителей, 100 млн метрических тонн сырой нефти в течение ближайшего десятилетия. Эту сделку Медведев оценил на сумму около $85 млрд. «Это большая сумма денег для любой страны, даже для Китая, – сказал российский премьер. – Это свидетельствует о том, что мы вышли на более высокий и совершенно новый уровень сотрудничества».

Другие коммерческие сделки, стоящие на повестке дня, также направлены на укрепление энергетических отношений между двумя странами. «Роснефть» совместно с Китайской национальной корпорацией (CNPC), крупнейшей нефтегазовой компанией КНР, построит нефтеперерабатывающий завод недалеко от Пекина. Этот проект является продолжением июньского соглашения между «Роснефтью» и CNPC, в результате которого Китай станет крупнейшим нефтяным клиентом России. Кроме того, независимая компания НОВАТЭК, занимающая второе место в России по производству природного газа, объявила о долгосрочном контракте на поставку сжиженного природного газа (СПГ) CNPC накануне ожидаемой в ближайшие месяцы отмены монополии «Газпрома» на российский газовый экспорт. Отдельную сделку заключил президент En + Group Олег Дерипаска, подписавший соглашение о стратегическом сотрудничестве с Цао Пейси, президентом государственной энергетической компании Китая China Huaneng Group. «Газпром», государственный энергетический гигант России, остался за бортом, по крайней мере сейчас. Разногласия между «Газпромом» и китайскими властями из-за назначения тарифов продолжают блокировать предложение, которое позволит «Газпрому» продавать газ в Китай через специальный трубопровод. На других переговорах по экономических вопросам стороны заявили об увеличении товарообмена и уделили особое внимание росту китайских инвестиций в экономику России.

В ходе визита обсуждались и вопросы безопасности. Медведев и его китайские коллеги продолжили работу по реформированию международной системы для уменьшения доминирующей роли Соединенных Штатов. Они договорились укреплять координацию по ключевым международным вопросам (обе страны, например, выступают против многосторонних инициатив по поддержанию мира и настаивают на сотрудничестве с Ираном). Москва и Пекин также заявили о своем намерении продолжать действия по укреплению авторитета Совета Безопасности ООН, где они использовали свое право вето для защиты режима Асада в Сирии и помешали западным дипломатическим инициативам, с которыми были не согласны.

Визит Дмитрия Медведева отражает растущее значение Азиатско-Тихоокеанского региона, и Китая в частности, в попытках Москвы переместить баланс ее международных обязательств с Запада на Восток. В новой концепции внешней политики, опубликованной в 2013 году, Кремль заявил, что стремится к созданию более тесных отношений с Азией в контексте возникновения многополярного мира и внешней политики США, которая является «насколько дорогостоящей, настолько неэффективной». По слухам, кремлевская группа влияния во главе с Сечиным настаивает на союзе с Китаем против Запада. В июле российский Тихоокеанский флот и военно-морской флот КНР провели крупномасштабные морские учения у берегов России на Дальнем Востоке. Военные маневры включали проверку готовности военно-морских сил двух стран и учебную отработку совместных действий.

Визит Медведева отражает растущее значение Азиатско-Тихоокеанского региона в попытках Москвы переместить баланс ее международных обязательств с Запада на Восток

Заключенные в октябре нефтяные и газовые сделки являются частью усилий Москвы по увеличению экспорта российской электроэнергии на Дальний Восток, в то время как экспорт на традиционные рынки, особенно в Европу, снижается из-за экономического спада на этом континенте, повышения мирового производства СПГ и коммерческого сланца, а также из-за неэффективной бизнес-модели и правовых проблем «Газпрома». После резкого падения во время финансового кризиса 2008 года цены на нефть поднялись, но российское правительство не сможет выполнить свои внутренние бюджетные обязательства, если цены не будут оставаться высокими. Москва, таким образом, все чаще обращается в поисках новых клиентов к Азии, особенно к Китаю, который Кремль предпочел бы связать долгосрочным контрактом в обмен на новые средства для разработки еще больших энергетических запасов в России. Москва также стремится строить новые трубопроводы, чтобы перенаправить нефть, добываемую на месторождениях Западной Сибири, из Европы в Азию.

Несмотря на позитивную атмосферу во время визита российской делегации, взаимоотношения России и Китая остаются хрупкими и уязвимыми к изменениям в базовых условиях, на которых они основаны. Мрачные демографические перспективы России совместно с укреплением военной силы Китая и его экономическим проникновением в Среднюю Азию – регион, который Россия стремится включить в предлагаемый Евразийский союз, может сделать партнерство недолгим. Китай является крупнейшим торговым партнером стран Средней Азии. Недавнее турне по этому региону лидера Компартии Китая Си Цзиньпина привело к экономическим соглашениям с Туркменией, Узбекистаном и Киргизией, тем самым обозначив расширение китайского присутствия.

Пекин также имеет все основания быть осторожным в укреплении энергетической связи с Россией. Китай, пишет эксперт по энергетическим вопросам Джеймс Шерр, «понимает, что Россия больше заинтересована в укреплении своих возможностей, чем в том, чтобы стать надежным поставщиком для китайского рынка». Когда в июне 2011 года переговоры по газовому контракту между Россией и Китаем провалились, Россия сразу же начала игры с соперником КНР, активизировав переговоры о реализации корейской схемы трубопровода, который транспортировал бы природный газ с российского Сахалина через Северную Корею. Десять лет назад, незадолго до начала «дела ЮКОСа», Россия отказалась от практически завершенного совместного с Китаем проекта нефтепровода. Кроме того, российская энергетическая стратегия дает ключевой рычаг Японии, который Москва могла бы использовать в своих отношениях с Китаем.

У Китая сегодня есть и другие варианты, например импортировать больше СПГ, а также использовать газопровод Средняя Азия – КНР. Россия, напротив, сталкивается с серьезными проблемами в своем энергетическом секторе. Его инфраструктура приходит в упадок, коммунальные услуги и человеческий капитал отсутствуют, особенно в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Федеральный бюджет истощается коррупцией, обязательствами по обороне и безопасности и нуждами социальной сферы. Настораживает, что в тот день, когда «Роснефть» объявила о своей сделке с Sinopec, компания также сообщила, что снижает прогнозы производства на основном месторождении в Сибири, таким образом вызывая вопросы о способности России удовлетворить растущий нефтяной спрос КНР. «Роснефть», однако, заверила прессу, что будет «без сомнения» выполнять все обязательства по поставкам нефти.

Кремль пытается реагировать на проблемы, возникающие в энергетических отношениях не только с Китаем, но и с другими странами. Во-первых, он фиксирует относительные преимущества России, укрепляя, к примеру, обязательства по «Южному потоку» и поддерживая кампании по запрету на эксплуатацию сланцевого газа в Европе. Во-вторых, Кремль пытается использовать революцию в сфере новых источников энергетики в своих целях. В-третьих, он перестраивает собственный энергетический сектор. Есть признаки того, что Путин готов заменить одну крупную компанию, контролируемую государством, «Газпром», который вернулся из Китая с пустыми руками, другими (такими как «Роснефть» и НОВАТЭК). Но в этих планах, напоминает Шерр, нет ничего, что было бы направлено на решение основной проблемы российского энергетического сектора – коррупционной составляющей политиков, бюрократов и «теневых структур», которые получают плату на каждой ступени добычи нефти или газа. Россия больше всего нуждается в новациях, повышении производительности, высоких технологиях, интенсивном развитии существующих месторождений нефти и неподдельной рыночной экономике – но все это вряд ли появится при действующем руководстве страны. На этом фоне долгосрочные перспективы энергетического сотрудничества России и Китая, активно демонстрируемого во время визита российского премьер-министра в Пекин, в реальности выглядят не слишком радостными.

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.