20 лет под властью Путина: хронология

После отказа Виктора Януковича от подписания соглашения об ассоциации с ЕС на Украине начались многотысячные акции протеста (по разным данным, от 200 тыс. до 1 млн участников), которые напоминают события «оранжевой революции» 2004 года. О том, приведут ли нынешние события в Киеве к новой смене власти, рассуждает политолог Татьяна Становая.

 

 

Решение украинского правительства приостановить процесс подготовки к соглашению об ассоциации с ЕС вызвало шок как в самой Украине, так и в Евросоюзе. В России Владимир Путин заявил о шантаже Украины со стороны ЕС. Один из лидеров украинской оппозиции Арсений Яценюк назвал постановление «незаконным и неконституционным», а президенту Виктору Януковичу пообещал импичмент – «за государственную измену». В то же время глава МИД Швеции Карл Бильдт объявил, что «украинское правительство неожиданно прогнулось перед Кремлем. Явно работает политика брутального давления».

На этом фоне Виктор Янукович попытался отыграть назад. Депутат от пропрезидентской Партии регионов Владимир Олейник заявил, что решение правительства «не означает разворота во внешней политике и страна не вступает в Таможенный союз». Янукович набрался смелости приехать в Вильнюс, чтобы попытаться убедить Брюссель начать переговоры в трехстороннем формате, с участием России. Эта идея изначально принадлежит постпреду России при ЕС Владимиру Чижову, который, правда, предлагал ЕС и России договариваться без участия Украины. По его словам, Украина может присоединиться к переговорам уже в составе Евразийского союза. Однако такая формула выглядела слишком оскорбительно: получалось, что Москва лишала украинцев права выступать самостоятельным субъектом на международной арене. Отказавшись от евроинтеграции, Украина впадает в еще большую зависимость от Кремля.

Ответственность за отказ подписать соглашение в Вильнюсе ложится и на Владимира Путина, который, безусловно, оказывал давление на Киев, и на самого Виктора Януковича, пытавшегося выторговать наиболее выгодные условия с обеих сторон, но в итоге получивший угрозу революции. Чем сильнее давила Москва, тем сильнее Янукович повышал ставки в торге с ЕС. При этом надо признать, что угрозы России были далеко не безобидными. Прежде всего речь шла о газовой проблеме. Подписание соглашения об ассоциации означало бы для Украины введение предоплаты за газ, долг по которому и так составляет порядка $10 млрд, торговые санкции со стороны России, подорожание газа для внутренних потребителей, вытеснение украинских производителей с российского рынка более качественными европейскими. Страх Януковича можно понять: в этом случае ему пришлось бы столкнуться с недовольством бизнес-элиты, социальными рисками, наконец, огромной дырой в бюджете, которая разрослась бы из-за газовых долгов. Важно оговориться, что в силу подписанных в январе 2009 года газовых контрактов Украина платит за газ значительно дороже европейских потребителей. Цена составляет 510 евро за 1 тыс. кубометров без учета скидки 100 евро за право России арендовать базу Черноморского флота. Избавиться от текущих газовых контрактов, которые являются кабальными для Украины, – главная цель Януковича.

Логика Брюсселя и украинской оппозиции совсем иная. Действительно, в случае выполнения всех взятых на себя обязательств в рамках ассоциации Украина рискует столкнуться с социально-экономическими трудностями. Однако это единственно возможный путь к реформированию промышленности, избавлению от неэффективных производств, проведению социальных реформ, повышению эффективности власти и борьбы с коррупцией, наконец, снижению зависимости от России. Но Янукович прекрасно понимал, что путь в сторону Европы будет оплачен прежде всего его собственным рейтингом, который станет разъедаться социальными потерями, которые понесет население по итогам непопулярных реформ. Да и Москва «поднажала», пообещав Януковичу свои «пряники»: например, политическую поддержку на выборах президента в 2015 году. Лидер парламентской фракции «Батькивщина» Арсений Яценюк заявил, что Янукович «выторговал» у Российской Федерации $20 млрд, часть из которых будет направлена на проведение выборов-2015.

В итоге Янукович пошел по пути наименьшего сопротивления. Он отказался выпускать Юлию Тимошенко за границу и выставил ЕС счет в 160 млрд евро. Представитель Украины в Евразийской экономической комиссии Виктор Суслов заявил, что «ЕС не услышал целый ряд заявлений Украины, сделанных на самом высоком уровне: об оказании финансовой помощи, об очень высокой цене обязательств по переходу на технические стандарты и регламенты – от $100 млрд до $500 млрд». А по словам украинского вице-премьера Юрия Бойко, власти страны надеются найти решение, при котором «падение промышленного производства и отношения Украины со странами СНГ будут компенсироваться за счет европейского рынка», – только после этого переговоры с ЕС по поводу соглашения об ассоциации могут быть продолжены.

С чем остался Янукович, отказавшись от евроинтеграции? С пустой казной и золотовалютными запасами в $20 млрд, с миллионным протестом в столице, наедине с выкручивающей руки Москвой

Брюссель, понятно, платить отказался, а трехсторонний формат счел неконструктивным. Янукович банально «перегнул палку», заставив украинцев поверить в «европейскую мечту» и в итоге захлопнув перед их носом дверь в ЕС (то, что соглашение об ассоциации далеко не членство в ЕС, понимают не все). Ответственность за глубокое общественное разочарование лежит на плечах Януковича, создавшего явно завышенные ожидания у населения.

Президент Украины пытался избежать социально-политических рисков и сохранить статус-кво. Однако вместо этого столкнулся с угрозой новой революции. Москва же, не чувствуя никакой ответственности за происходящее, включает свою пропагандистскую машину, убеждая плохо информированное общество в том, что в Киеве происходят «погромы». По центральным российским каналам показывают, что некие экстремисты в Киеве громят органы власти, создавая угрозу национальной безопасности. Кремль не может позволить себе говорить правду: слишком силен страх перед аналогичными событиями в Москве. Многие эксперты сейчас говорят о том, что Кремль даст команду на наиболее жесткое решение по «болотному делу», в рамках которого десятки человек обвиняются в «массовых беспорядках» 6 мая 2012 года. Власть панически боится сценария силового столкновения между оппозицией и правоохранительными органами, поэтому принимается решение «давить», пока протесты еще не столь многочисленны.

Однако, что бы ни говорили наблюдатели, указывающие на «белорусизацию» Украины, у Януковича границы возможного значительно уже, чем у Путина. У него менее электорально устойчивый и более полицентричный режим, а оппозиция очень сильна. Подавлять протесты – значит резко повысить шансы на силовое свержение власти. Тем не менее мирными проходящие акции тоже назвать нельзя: штурмовые отряды, во главе которых шли активисты националистической партии «Свобода», захватили несколько административных зданий, получив отпор украинского спецназа. В центре Киева мобилизуются силовые подразделения внутренних войск. Пока столкновения носят локальный характер, но исключать кровавых событий нельзя. ЕС, в свою очередь, рассматривает вопрос о введении санкций против тех, кто принимал участие в разгоне акций оппозиции.

Чем сильнее уличное противостояние власти и оппозиции, тем дальше украинская власть от Европы и тем ближе к ней народ Украины. Но становится ли Янукович ближе к России? Протянет ли Москва руку помощи? Вряд ли, Владимир Путин уже заявил, что пересмотра газовых контрактов не будет. А моральная поддержка в дни революции лишь ухудшит положение Януковича.

Растут риски и в окружении самого Януковича. Сегодня самая популярная тема в правящей Партии регионов – измена и поиск «пятой колонны». «Януковича подставили – это очевидно. Не было никакого смысла разгонять Майдан в ночь на субботу – он уже и так выдыхался, оппозиция не сегодня-завтра объявила бы о его роспуске до весны. А теперь все изменилось. У людей появился повод снова выйти на улицу, оппозиция перехватила инициативу», – говорил в беседе с журналистом «Коммерсанта» украинский политтехнолог, работающий с Партией регионов, но сейчас предпочитающий этот факт не афишировать. Из пропрезидентской партии стали выходить депутаты: о своем выходе уже заявили депутаты Верховной рады Давид Жвания, Николай Рудьковский, Инна Богословская и ее супруг Владимир Мельниченко. Депутат от ПР Виктор Бондарь прогнозировал выход из фракции около 20 депутатов из-за разгона митинга на Майдане Незалежности 30 ноября.

С чем остался Янукович, отказавшись от евроинтеграции? С пустой казной и золотовалютными запасами в $20 млрд, с миллионным протестом в столице, наедине с выкручивающей руки Москвой. Президент недооценил ожидания своего народа, недооценил силу «европейской мечты», овладевшей умами украинцев. Он пытался избежать политического краха в будущем, а получил его в настоящем. Он рассчитывал на помощь России, но та готовит ему свой счет. Янукович был самым слабым звеном в сложной геополитической расстановке сил с участием Европы, США и России. Он пытался просчитать все выгоды и потери. Однако не просчитал одного – национального интереса своего народа, посчитав этот фактор «статистической погрешностью». Невозможно играть роль жертвы, принимая дары от хищника. Протест – это стихия, с которой ты либо борешься бескомпромиссно, мгновенно превращаясь в еще одного диктатора, либо уходишь, оставляя истории возможность урегулировать ситуацию с участием новых лиц и героев. У Януковича пока есть выбор, но время играет против него.

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.