20 лет под властью Путина: хронология

Массовые протесты на Украине, вызванные отказом Виктора Януковича подписать ассоциативное соглашение с Евросоюзом, продолжаются более двух недель.  В то время как ряд экспертов пытается спрогнозировать развитие событий, писатель и публицист Александр Подрабинек рассуждает о значении украинских протестов для России.

 

 

Украина и Россия настолько близки друг к другу географически, исторически и ментально, что всякое значительное событие в одной стране другая пытается примерить на себя. А как бы это получилось у нас?

«Оранжевая революция» 2004 года ввела российскую власть в состояние истерики. В то время как демократы в России радовались за Украину, Кремль лихорадочно создавал план действий по предотвращению подобных событий в России. Прошедшая годом раньше «революция роз» в Грузии хотя и была принята официозной Россией в штыки, но таких опасений не вызывала. Все-таки разница между Грузией и Россией неизмеримо больше, чем между Россией и Украиной. С 2004 года «оранжевый» страх поселился в Кремле и начал диктовать политику репрессий и ограничения гражданских свобод.

Нынешние события на Украине стали для Кремля шоком номер два. Воспитанные в марксистском духе и озабоченные более всего своим личным благосостоянием, Путин и его приближенные были уверены, что лояльность хоть отдельного политика, хоть целой страны всегда можно купить. Например, сначала поднять цены на газ и запугать, потом цены снизить и прикупить. Они полагали, что все в политике – лишь вопрос цены.

Первый раз они споткнулись на Грузии, не сумев ни запугать Михаила Саакашвили экономическими санкциями и военной экспансией, ни купить его самого и его ближайших сторонников. Провал был настолько очевиден, что грузинский президент стал личным врагом российской политической элиты. С Украиной все обстояло более благополучно, но лишь до тех пор, пока в политику не вмешался народ. Одно дело манипулировать хитроватым донецким мужичком, совсем другое – столкнуться с возмущенным украинским обществом, которое почему-то не удается ни запугать, ни прельстить обещаниями.

Вероятно, Путин и его окружение действительно не в состоянии понять причин нынешней революции на Украине. Они полагают, что все организовано Западом и сотни тысяч людей по всей стране выходят на митинги протеста только потому, что им заплатили или очень удачно обманули. Они не могут себе представить, что огромное количество людей озабочено не столько личным благополучием, сколько будущим страны. Им кажется это смешным и невозможным, потому что себя на месте этих людей они представить не в состоянии. С их точки зрения это невыразимая глупость и бесполезная трата сил.

Соответственно Кремль и реагирует. Контролируемое властью телевидение захлебывается во лжи. Государственная дума, которая всегда хочет выглядеть святее папы римского, устраивает истерики по поводу недостаточного отпора возмутительной украинской самостоятельности. Путин издает указ о концентрации ряда государственных средств массовой информации в руках одного пропагандистского медиахолдинга. Кремль борется со стремлением к свободе старыми и привычными методами – ложью и насилием. Ложь уже налицо, насилие может последовать.

Уход Украины из-под российского влияния сводит на нет планы Путина по собиранию бывших советских земель под эгидой Москвы. Украине было отведено важное место в предполагаемой четверке стран Таможенного союза – вместе с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Союз и так трещал по швам, еще не создавшись окончательно, а теперь его перспективы и вовсе близки к нулю. Если Украина уйдет мирно и без тяжких для себя последствий, это станет сигналом для остальных – независимость возможна, а Россия не так страшна, как ее малюют кремлевские пропагандисты.

Боится Кремль и «дурного влияния» украинской революции на российское общество. Хотя здесь его страхи, кажется, преувеличены. Общество и оппозиция в наших странах очень разные. Достаточно отметить, что на Болотную площадь в лучшие дни выходил один процент населения Москвы, а на Майдан вышла треть жителей Киева. Украинцы не просят у власти согласований на акции протеста, не проходят через дурацкие и никому не нужные рамки металлоискателей, не следуют по улицам протестным маршем под конвоем омоновцев. Они вышли протестовать не потому, что у них низкий уровень жизни, безработица и социальные проблемы, а потому, что власть пренебрегла будущим их страны. В этом тоже отличие украинских протестов от российских. На Майдане нет красных флагов, коммунистической риторики, дешевой социальной демагогии. Они оставили это в прошлом, вместе со свергнутым с постамента памятником Ленину, вместе с шизофреническими российскими протестами, на которых демократическая оппозиция идет рядом с коммунистами и портретами Сталина. Украина не стесняется своего европейского выбора и не боится разрыва со своим советским прошлым.

Уход Украины из-под российского влияния сводит на нет планы Путина по собиранию бывших советских земель под эгидой Москвы. Таможенный Союз и так трещал по швам, а теперь его перспективы и вовсе близки к нулю

Сравнивая политические события в России и бывших советских республиках, мы часто задаемся вопросом: почему у них получается, а у нас нет? Почему Литва, Латвия, Эстония, Грузия, Молдавия и Украина либо уже встали на путь демократического развития, либо пытаются на него выбраться, а мы все стоим на месте, погрязнув в безнадежной путинской стабильности? Наверное, причин много, но одна представляется самой существенной. Путь к свободе у этих стран связан с побегом из империи. Движение к демократии у всех них имело привкус национально-освободительного движения. Они освобождались от имперского угнетения, центром которого была Москва.

России бежать не от кого. У нас нет внешних врагов, не считая страшилок, которыми власть пугает российского обывателя. Возможно, в своем политическом подсознании власть учитывает, что добротным мотивом для развития и движения является наличие внешних врагов. Поэтому они создают их искусственно в виде Америки, западного образа жизни, чуждой нам культуры и т. д. Вот только искусственные образы в реальной жизни не работают. Враг российской свободы – это мы сами. С таким врагом справиться гораздо сложнее, чем с реальным внешним. Изжить собственные недостатки труднее, чем убежать от чужого влияния.

Россия обречена расплачиваться за свою имперскую историю даже теперь, когда империя распалась и вернуть в нее кого-либо уже практически невозможно. Фантомные боли не отпускают Россию. Самые примитивные политики пытаются восстановить имперское величие, обманывая себя и всех, что это возможно, что это и есть путь выздоровления России. На самом деле это совершенно безнадежно в XXI веке. Империя благополучно развалилась, и ее отдельные кусочки могут жить хорошо или не очень, но самостоятельно и в отрыве от России. В этом нет ничего плохого – ни для нас, ни тем более для них. Это надо наконец осознать, принять и успокоиться. Тогда фантомные боли по утраченной империи исчезнут, и Россия получит возможность идти нормальным европейским путем. Как это сейчас пытается сделать Украина.

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.