20 лет под властью Путина: хронология

13 сентября в России прошли региональные выборы, которые можно считать генеральной репетицией думских выборов 2016 года. Завершившаяся кампания показала, что через год на фоне ухудшения социально-экономических условий в стране позиции партии власти могут оказаться весьма неустойчивыми. Итоги единого дня голосования подводит политолог Татьяна Становая.

 

Зампред ПАРНАС Илья Яшин, возглавивший список партии на выборах в Костромской области, не смог преодолеть пятипроцентный барьер для прохождения в областную думу. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

 

Главная интрига политического сезона — сохранит ли «Единая Россия» прежние электоральные позиции на фоне значительного снижения уровня жизни населения — разрешилась неоднозначно. С одной стороны, в большинстве субъектов кандидаты от партии власти одержали уверенную победу. Из 21 губернаторской кампании только в одном регионе, в Иркутской области, действующий глава не смог победить в первом туре. Сергей Ерещенко не добрал долей процента до необходимых 50%, за его ближайшего конкурента от КПРФ Сергея Левченко проголосовало 36,66% избирателей (при этом, по данным проведенных КПРФ экзит-полов, Левченко уверенно опережал Ерещенко). С другой стороны, еще в двух регионах (Марий Эл и Амурская область) победа в первом туре досталась единороссам нелегко. Так, в Марий Эл врио губернатора Леонид Маркелов, который за несколько дней до выборов оскандалился из-за грубых высказываний в адрес жителей деревни Шимшурга, набрал чуть более 50% голосов.

«Единая Россия» получила относительное большинство во всех региональных парламентах, однако и здесь успех нельзя назвать безоговорочным. Так, в Новосибирской области КПРФ набрала 25% голосов, но, по данным партийных экзит-полов, результат коммунистов гораздо выше, почти 38%. На выборах в горсовет Нижнего Новгорода «Единая Россия» вроде бы получила большинство голосов — 40%, при этом ее соперники КПРФ (22%) и «Справедливая Россия» (19%) в сумме набирают чуть больше. Можно ли такой результат партии власти считать успехом?

Отметим, что свои голоса «Единая Россия» получила благодаря активно используемому административному ресурсу и институционально-политическим ограничителям. Кремль и губернаторы практически в полной мере контролировали списки кандидатов. На выборах глав регионов мощным барьером для нежелательных кандидатов остается муниципальный фильтр: собрать подписи муниципальных депутатов без одобрения руководства региона невозможно. Кроме того, каждый из губернаторов-фаворитов получал санкцию на избрание лично от президента, что значительно ограничивало конкуренцию элит.

В прежние годы курирование выборов властью носило скорее латентный характер. В этот раз Кремль активнее взялся за выполнение арбитражной функции, не раз вмешивался в избирательные кампании постфактум. Вероятно, это связано с нежеланием рисковать резким снижением легитимности выборов и их результатами: конкуренция допускалась, но гораздо более умеренная, чем в 2013 году, когда Алексею Навальному разрешили участвовать в выборах мэра Москвы. Чересчур своевольных пришлось осаждать. Так, глава Самарской области Николай Меркушин, конфликтуя с региональной партией власти, пытался провести самовыдвиженцев на выборах в районные советы Самары. В итоге своих кандидатов ему пришлось снимать. Член межрегионального предвыборного штаба «Единой России», депутат Госдумы Виктор Кидяев был отстранен от кураторства избирательной кампании — якобы за некорректные методы борьбы против оппонентов в Калужской области. Реальной же причиной был конфликт Кидяева со своими же кураторами из «Единой России».

КПРФ закрепила свои позиции «второй партии». Прошедшая кампания показала, что коммунисты могут успешно мобилизовать голоса протестного электората. Это легко объяснимо: протестный потенциал переместился из политической плоскости в социально-экономическую, население требует не политических и гражданских прав, а сдерживания роста цен и тарифов ЖКХ. Резкое падение уровня жизни неминуемо приводит к актуализации «левой» повестки дня, чем парламентская оппозиция в лице коммунистов и справороссов не преминула воспользоваться.

Вероятно, сохранит свое место в партийной системе и «Справедливая Россия», которая, судя по результатам опросов «Левада-центра», пока находится на грани преодоления избирательного барьера на выборах в Госдуму (что даже при нынешнем раскладе делает это более чем вероятным). Эсерам было важно подтвердить свой статус умеренных левых. Они выдвинули своих кандидатов в 17 регионах. В Омской области удалось договориться с переизбранным губернатором о выдвижении Елены Мизулиной в Совет Федерации в качестве сенатора от региона. В Амурской области не обошлось без скандала: кандидат от «Справедливой России» Дмитрий Жаровский не явился в избирком для получения регистрации, в итоге сорвал участие своей партии в губернаторских выборах и был исключен из ее рядов. Кандидат в губернаторы Калужской области Андрей Смоловик снял свою кандидатуру, сославшись на невозможность собрать подписи муниципальных депутатов. В остальных регионах участие справороссов носило скорее технический характер.

В нынешних обстоятельствах участие независимых наблюдателей в выборном процессе является не менее важным, чем участие в выборах и их результат. Организацию такого наблюдения можно считать одним из самых значительных достижений кампании либералов

Вместе с тем на выборах в законодательные собрания «Справедливая Россия» преодолела избирательный барьер во всех 11 регионах. Особенно успешными оказались кампании в Новосибирской, Магаданской и Курганской областях, где справороссы набрали около 15%, 13% и 10% голосов соответственно. Значимость партии для Кремля к следующей думской и региональной кампаниям может резко возрасти: «Справедливая Россия» будет рассматриваться как эффективный «спойлер» КПРФ, чья популярность растет на фоне социальной напряженности.

Фундаментальной проблемой российских выборов остается крайне слабое присутствие сил, выражающих интересы демократически ориентированного электората, потенциал которого оценивается в 10-12% населения. Либеральная повестка — по-прежнему единственная (не считая КПРФ) альтернатива путинской повестке, но политико-административные барьеры для участия в выборах либералов из внесистемного поля сохраняются. Политическая система остается крайне закрытой, формирование органов власти — максимально управляемым. Допустимая конкуренция призвана не плюрализировать составы органов власти, а повысить легитимность выборов без изменения итогового расклада сил.

Внесистемные либеральные силы на этих выборах изначально были представлены двумя партиями: умеренной «Гражданской инициативой» Андрея Нечаева и партией ПАРНАС, чья кампания велась, по сути, командой Алексея Навального. «Гражданская инициатива» выдвигала свои списки в Калужской и Магаданской областях, но нигде не была допущена к выборам. ПАРНАС было отказано в регистрации в Калужской, Новосибирской и Костромской областях, однако позднее ЦИК допустил партию к выборам в Костромской области. Возглавил список ПАРНАС Илья Яшин. Лишенная доступа к СМИ, партия вела свою предвыборную кампанию в крайне непростых условиях, постоянно сталкиваясь с провокациями и давлением со стороны правоохранительных органов. В итоге ПАРНАС не удалось преодолеть барьер в 5%. Однако в нынешних обстоятельствах участие независимых наблюдателей в выборном процессе является не менее важным, чем участие в выборах и их результат. Организацию такого наблюдения можно считать одним из самых значительных достижений кампании либералов.

«Яблоко» относится к числу непарламентских системных, но при этом оппозиционных партий, которые не являются ни «спойлерами» КПРФ, ни технологическими проектами Андрея Богданова (создавшего десятки партий как бизнес-проектов). В рамках нынешней кампании наблюдалось заметное оживление «Яблока», что свидетельствует о подготовке партии к думской и президентской кампаниям. «Яблоко» преодолело пятипроцентный барьер на выборах в горсоветы трех региональных центров: Костромы (6,55% голосов), Томска (5,54%) и Владимира (5,50%). Лидер партийного списка в Костромской области Владимир Михайлов одержал победу в одномандатном округе № 6: у него 37% голосов, тогда как у «единоросса» Георгия Хомяка всего 24%. В Калуге депутатом по одномандатному округу стал глава местного отделения «Яблока» Алексей Колесников (32%). Всего партия будет представлена в шести региональных парламентах. Возможно, «Яблоко» будет рассматриваться Кремлем как естественный конкурент внесистемной оппозиции, особенно учитывая конфликтные отношения между этой партией и ПАРНАС.

Нынешний партийный расклад напоминает гибрид системы, существовавшей до 2005 года (когда в стране было зарегистрировано несколько десятков партий), и систем образца 2006-2011 годов (с шестью-семью официально зарегистрированными партиями). Формально такая гибридная модель предоставляет избирателю более широкий выбор, но фактически воспроизводит схему управляемой партийной системы без реальной оппозиции. Подобная модель всегда была работоспособна, гарантируя и лояльность органов власти, и достаточный уровень легитимности. Кремль рассчитывает, что ее эффективность сохранится, несмотря на обострение социальных проблем и оскудение ресурсов режима.

Однако результаты прошедших выборов не дают представления о реальных электоральных предпочтениях населения. Если социальное недовольство выльется в политический протест, позиции партии власти могут оказаться крайне неустойчивыми. При этом парламентская оппозиция, претендующая на роль аккумулятора социального протеста, рискует оказаться неспособной предложить населению достойную альтернативу. А это означает, что на думских выборах 2016 года власть будет вынуждена более жестко применять административный ресурс, чтобы противостоять реальной (внесистемной) оппозиции.

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.