На своей последней пресс-конференции Владимир Путин заявил, что в США развивается «политическая шизофрения». Фраза прозвучала в ответ на вопрос о публикации Washington Post, сообщившей, что во время встречи с Сергеем Лавровым Дональд Трамп выдал российскому дипломату секретную информацию о планах ИГИЛ. Возможно ли, учитывая ситуацию внутри самой России, что Путин сделал оговорку по Фрейду? В симптомах политических недугов разбиралась редактор imrussia.org Ольга Хвостунова.

 

Владимир Путин во время пресс-конференции по итогам встречи с премьер-министром Италии Паоло Джентилони в Сочи. Фото: Михаил Метцель / ТАСС 

 

Реалити-шоу

В последние дни политическая действительность в США все больше напоминает реалити-шоу, в котором каждый день приносит новые «интриги, скандалы, расследования». В центре шоу – президент Дональд Трамп, чья некомпетентность в вопросах внутренней и тем более внешней политики становится все более очевидной и все чаще становится предметом анализа СМИ. Усилиями не только российских спецслужб и пропаганды Кремля, но и в значительной степени стараниями американских СМИ сюжет о вмешательстве России в выборы США стал одним из лейтмотивов президентства Трампа, превратив его в политическое варьете.

Вот лишь краткий пересказ политической истории США последних дней. На прошлой неделе Дональд Трамп уволил директора ФБР Джеймса Коми, возглавлявшего одно из нескольких расследований по проблемам российского вмешательства в американские выборы и возможному сотрудничеству членов предвыборной кампании Трампа с российскими спецслужбами. Хотя Трамп, очевидно, не превысил свои полномочия отправив Коми в отставку, новость о беспрецедентном увольнении вызвала шок на всех уровнях власти уже по той простой причине, что сделано это было в самый неподходящий момент.

Скандал нарастал по мере того, как всплывали подробности увольнения. По информации New York Times, еще в середине февраля Трамп лично попросил Коми остановить расследование в отношении связей экс-советника по нацбезопасности Майкла Флинна с Кремлем. Детали разговора стали известны благодаря тому, что Коми подробно описывал свои встречи с президентом в служебных заметках, содержание которых было передано журналистам. В частности, Трамп сказал: «Я надеюсь, что вы можете увидеть ясную возможность, как отпустить это [расследование], отпустить Флинна. Он хороший человек. Надеюсь, вы сможете это отпустить».

Оценивая ситуацию, многие правоведы сходятся во мнении, что сам факт просьбы о прекращении расследования, исходящей от офиса президента США с его огромными полномочиями, может рассматриваться как препятствие правосудию. В случае если этот факт будет доказан, прецедент может послужить первым шагом к импичменту.

Но на этом проблемы Трампа не закончились. В разгар скандала с Коми он принял в Белом доме российского министра иностранных дел Сергея Лаврова и российского посла в США Сергея Кисляка (за попытку скрыть свои переговоры с последним был отправлен в отставку Майкл Флинн). И именно на этой встрече Трамп, как сообщает Washington Post, рассказал гостям о том, что в его распоряжении есть секретные разведданные о планах ИГИЛ, полученные от союзника США на Ближнем Востоке (впоследствии стало известно, что этот союзник – Израиль). Это сообщение вызвало настоящую бурю: Трамп не только подвел союзника, потенциально поставив под угрозу агентов Моссада в ИГИЛ, но и сделал это, чтобы впечатлить не кого иного, как Россию, одно упоминание которой в Вашингтоне уже вызывает напряженную реакцию.

Как отметил Politico, тема о возможном сотрудничестве с Кремлем преследует Трампа со времен его номинации в качестве кандидата в президенты. И хотя Трамп постоянно отмахивается от нее, называя любые сообщения на эту тему «фейковыми», проблема не только не уходит, но и усугубляется. Даже если Трампа ничего не связывает с Кремлем и Владимиром Путином, как он постоянно твердит в СМИ и твиттере, за последние недели американский президент сделал все, чтобы доказать обратное.  

Что возвращает нас к комментарию Путина о «политической шизофрении».

 

Манипуляция смыслами

Тема России давно и активно используется американскими политиками США для мобилизации населения за счет апеллирования к смутным, но еще незабытым страхам в отношении бывшего соперника по холодной войне. Однако сложно представить, как Кремль в здравом уме и ясном сознании всерьез сотрудничает с таким непредсказуемым и некомпетентным кандидатом, как Дональд Трамп. Также сложно представить, что американская демократия с ее уникальной системой сдержек и противовесов, сложными управленческими механизмами, многочисленными независимыми группами влияния и интересов может быть подорвана или дестабилизирована при помощи хакерской атаки или пропагандистской кампании. Иными словами, в основе медийной шумихи вокруг связей Трампа с Россией не так много субстанции, но больше политических манипуляций и стереотипного мышления, а также опасений, во многом спровоцированных импульсивностью и непредсказуемым поведением самого президента США.

Однако хотелось бы отдельно остановиться на словах Путина, а именно на уместности формы, в которой прозвучала фраза о политической шизофрении. Вопрос: а в какой момент для главы государства стало нормальным использовать оскорбительные выражения? Чего только стоят слова Путина о том, что ситуацию в США «раскачивают либо тупые, либо нечистоплотные люди». Когда нормы российского политического дискурса были редуцированы до такого хамовато-презрительного уровня? Произошло ли это в момент, когда фраза Путина «мочить в сортире» была усвоена населением и элитой как новый стандарт политической реальности, где нет места политкорректности? Если да, почему это стало нормой? Если нет, то почему это стало не вызвало общественного возмущения позднее?

Так или иначе, но после того как планка дискурса была снижена до предела, из публичного дискурса сами собой исчезли этические и моральные нормы – от умения говорить правду до элементарного уважения к человеческому достоинству. Произошла легитимация преступно-бесчеловечного отношения ко всем, на кого Кремль мог навесить ярлык «врага России»: чеченские террористы, политическая оппозиция, независимые СМИ, НАТО, Госдеп. За годы правления Путина круг потенциальных врагов расширился до предела, включив в себя почти все население страны – всех, кто в принципе может выступить против главы государства или помешать его приближенным. За эти годы цинизм власти заразил и общественное сознание.

Анализу психологического воздействия на общественное сознание подобных фраз, звучащих из уст президента страны, стоит посвятить отдельную статью, а здесь хочется рассмотреть лишь политическую подоплеку. Во-первых, слова о «политической шизофрении», очевидно, служат скрытой насмешкой как над США – единственной страной, которую Путин считает достойным соперником, – так и над Трампом, которого он, скорее всего, воспринимает как «полезного идиота». Разве может хам удержаться от злорадства над тем, кто поскользнулся на банане? Особенно если этот кто-то – вечно непобедимый противник?

Во-вторых, хамский выпад в адрес США дал Путину возможность заработать пару лишних очков у целевой аудитории внутри России, где любое проявление антиамериканизма – беспроигрышный пиар-ход. Путин четко отыграл образ «своего парня», который не стесняется указать миру на «идиотизм американцев».

Наконец, намеренно провокационная фраза стала легкой наживкой для западных СМИ, которые, жадно заглотив ее, в очередной раз посвятили Путину заголовки своих изданий, осветив рутинную пресс-конференцию. (Кто-нибудь вспомнил, что ее темой была встреча Путина с премьер-министром Италии Паоло Джентилони?). Стоит отдать должное Кремлю, который, не прилагая особых усилий, умело манипулирует западными медиа, регулярно подбрасывая подобные наживки, которые гарантируют ему место на первых полосах газет. Пристальное внимание западных СМИ к персоне Путина, порой граничащее с обсессией, поддерживает символический рейтинг Путина на незаслуженно высоком уровне и создает иллюзию того, что российский президент обладает гораздо большей властью и влиянием, чем есть на самом деле.

 

Экзистенциальный кризис

Однако главная проблема Путина в том, что одной риторикой и пиар-трюками решить внутренние проблемы России, встающие перед ним сегодня в полный рост, невозможно. За предсказуемой победой на президентских выборах в 2018 года последуют сложные шесть лет, в ходе которых Путину придется лицом к лицу столкнуться с последствиями своей разрушительной внешней и внутренней политики. Падающие доходы населения, нарастающие недоверие к власти и общее недовольство, неэффективное управление, разъедающая основы государства коррупция и геополитический авантюризм – все это признаки глубокого политического тупика власти и экзистенциального кризиса нации.

Дональд Трамп выиграл выборы в США под лозунгом «Америка прежде всего» (America First). Лозунг, вызвавший немало критики, все же имел большой резонанс внутри США, где на фоне растущего неравенства и кризиса политического представительства люди все чаще стали задаваться вопросом: зачем мы тратим огромные ресурсы на поддержание лидерства на международной арене, вместо того чтобы решать внутренние проблемы? Трамп, возможно, не тот лидер, который способен решить эти проблемы, но формирующийся запрос общества он уловил вполне четко.

В приложении к России, исторически оглядывающейся на пример США, можно попробовать задаться вопросом: а не пора ли и нам отказаться от попыток доказать всему миру свое величие и сосредоточиться прежде всего на России? Да, «вставание с колен» как объединяющая идея, предложенная Путиным, сработало благодаря удачно проведенной операции по присоединению Крыма и сиюминутному приливу национальной гордости у большинства населения. Однако эта компенсаторная схема, в которой пустота внутренней политики замещается иллюзией успехов на международной арене, создана и поддерживается при помощи самой наглой и бесстыдной пропаганды в современной истории России. Как и другие фальшивки (достаточно вспомнить «духовные скрепы») рано или поздно она развалится под давлением реальности. Пока интернет не запрещен, альтернативная информация все равно будет просачиваться в каждый дом, разъедая шаблоны пропаганды. 

Анализируя перспективы режима, эксперты часто исходят из теоретических представлений о том, что люди – рациональные экономические агенты, движимые личными интересами (стремление к безопасности, благополучию и т.п.). В рамках такого анализа часто звучит мысль о том, что чем больше вопросов у россиян будет вызывать содержимое холодильника, тем больше претензий станет к телевизору. Но, возможно, в корне мотивации россиян лежит иная идея – возможность ухватиться на некий высокий смысл, позволяющий преодолеть экзистенциальный кризис, охвативший общество после распада Союза и хаотичных 90-х. Возможно, это латентный спрос на те самые морально-этические нормы, которые общество позволило власти вычистить из публичного пространства на рубеже 2000-х. Предложив пропагандистскую схему со «вставанием с колен», Путин сыграл на этой общественной потребности, на стремлении испытывать гордость за свою страну, быть причастными к чему-то великому.  

Однако апеллируя к вполне реальному запросу, Путин произвел подмену смыслов и понятий, дав людям ложные поводы для гордости: присоединение Крыма как «восстановление исторической справедливости», а не как «аннексия территории другой страны»; попытки вмешаться в политику западных стран как «международный камбек России», а не проведение гибридных операций для подрыва западных демократий; и т.п.

Почему фальшивка сработала? Это вопрос, требующий серьезного осмысления. Возможно, не последнюю роль сыграл тот факт, что, как отмечалось выше, из публичного дискурса и как следствие из общественного сознания были изъяты морально-этические нормы. Когда населению на протяжении 17 лет через все доступные каналы внушается мысль о том, что цель оправдывает средства, что кругом цинизм, лицемерие и коррупция, что на Западе то же самое и даже хуже – стоит ли тогда удивляться результатам? И стоит ли удивляться, например, появлению абсурдных шапкозакидательских лозунгов в духе «Можем повторить»? Не является ли все это признаком политической шизофрении, о которой говорил Путин, как будто сделав оговорку по Фрейду?

 

Исцеление

Что остается думающему человеку в сложившихся условиях? Во время кризиса поиски подлинных смыслов могут помочь преодолеть бессилие. Почему бы для начала не задуматься о том, что будет, когда фальшивая ширма, заслоняющая от российского обывателя неприятную реальность, рухнет? Речь не о победе холодильника над телевизором, а именно о разрушении ложных смысловых конструктов, навязанных населению в момент экзистенциального кризиса. Что будет, когда это население осознает, что его вновь обманули, что все поводы для гордости – пшик и иллюзия, плод воспаленного воображения кремлевских пиарщиков? Последствия подобного национального прозрения предсказать сложно. С большой степенью вероятности нас ожидает очередной виток экзистенциального кризиса. Однако ничто не мешает уже сегодня начать размышлять о том, с чего начать путь к исцелению.

Идеи законности, гражданских свобод, демократии, конкурентной экономики, безусловно, важны, как и конкретные планы реформ и работа с гражданским обществом. Но в отсутствие объединяющих смыслов эти идеи могут не сработать.

История показывает, что в разгар кризиса моментом истины для некоторых стран становилось обращение к вечным ценностям, таким как справедливость, достоинство, покаяние, помощь ближнему, свобода. В такой момент нация осознавала, что существует возможность искупить свои ошибки, войти в историю человечества как пример для будущих поколений. Так произошло с нацистской Германией, трансформировавшей себя через национальное покаяние. Так случилось с США, где по итогам Уотергейтского скандала был отправлен в отставку президент Ричард Никсон, – история, задавшая новые гражданской ответственности в США и высокие стандарты журналистики во всем мире. Во многом именно эти ценности помогли советскому народу одержать победу во Второй мировой войны. И именно они вышли на первый план в ходе «перестройки».

В такие моменты ощущение того, что нация находятся на стороне правды, что она борется за высокие идеалы, а не за мелкие сиюминутные интересы, сплачивает ее и возвышает как ничто другое. Может ли гражданин России, положа руку на сердце, сегодня сказать, что он на стороне правды? Или политическая шизофрения заслонила собой все?

 

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.