20 лет под властью Путина: хронология

Тамара Георгиевна Морщакова — российский юрист, профессор, доктор юридических наук, в период с 1991 по 2002 год — судья Конституционного суда Российской Федерации. Екатерина Мишина встретилась с ней в Москве и обсудила судьбы российской конституционной юстиции.

 

 

Институт Современной России (ИСР): Тамара Георгиевна, как вы оцениваете сегодняшнее состояние конституционной юстиции в России?

Тамара Морщакова: Российская конституционная юстиция сегодня — это, в первую очередь, федеральный Конституционный суд  (КС РФ). Вся конституционная юстиция на региональном уровне пока еще пребывает в зачаточном состоянии, на сегодняшний день менее трети субъектов Российской  Федерации имеют конституционные (уставные) суды. Отсутствуют важные механизмы обеспечения контроля в отношении региональных актов. Налицо также и некоторая конкуренция с судами общей юрисдикции, которые занимаются определением соответствия регионального законодательства законодательству федеральному.

Конституционный суд был создан 30 октября 1991 года, с тех пор в его статус были внесены существенные изменения. Первой знаковой переменой стала замена после принятия Конституции РФ 12 декабря 1993 года первого закона о Конституционном суде Федеральным Конституционным законом «О КС РФ» 1994 года, действующим до сих пор.  Первый вопрос, свидетельствующий о состоянии конституционной юстиции в России, — как оценивать частоту внесения изменений в этот акт? Ведь с момента его принятия ФКЗ о КС РФ менялся более пяти раз.

ИСР: При этом один раз он менялся в вашу честь?

Тамара Морщакова: На самом деле он менялся в честь Марата Викторовича Баглая. В мою честь было только то, что меня это не затронуло. Мой статус не претерпел никаких изменений в период моего существования в качестве судьи КС РФ. Неизменность статуса судьи — один из важнейших принципов, обеспечивающих независимость судебной власти, менять статус судей можно только в отношении их будущего, а не в отношении тех судей, которые уже приобрели свои полномочия на определенных основаниях.

ИСР: Иными словами, менять статус действующих судей небезопасно?


Тамара Морщакова: Мы затронули важную тему, которая мне кажется самой чувствительной, с точки зрения изменения статуса судей КС, — когда статус судей КС РФ начали менять применительно к действующему составу суда. Это был первый удар по независимому положению судей КС. Им было недвусмысленно продемонстрировано, что их статус могут менять в любом направлении. Могла возникнуть ситуация, аналогичная той, что произошла с судами общей юрисдикции, когда сначала в действующее законодательство были внесены изменения, устанавливающие предельный возраст пребывания в должности для судей судов общей юрисдикции в 65 лет. При этом довольно скоро стало очевидно, что увольнять судей в 65 лет слишком расходно для судебной системы — где взять новые судейские кадры? Затем возраст отставки был повышен до 70 лет. Но часть судей, которую нужно было убрать, ушла из судебной системы. В отношении КС был принят ряд решений, свидетельствующих о том, что статус судей КС может произвольно меняться. Основная проблема состоит в том, что судьям постоянно дают понять, что их статус могут снова поменять в любое время, вне зависимости от их желания. При этом единственным изменением, в результате которого не пострадала бы независимость судей, могло бы быть только введение пожизненного пребывания в должности судьи без ограничения какими-либо возрастными пределами.

ИСР: Как бы Вы прокомментировали переезд Конституционного суда из Москвы?

Тамара Морщакова: Передислокация КС РФ в Санкт-Петербург является более чем спорной. Этот акт явно нарушает конституционные нормы. Да, и мнения КС РФ относительно переезда из Москвы в Петербург даже не спросили. Обычно в качестве примера приводится ситуация после объединения двух Германий, где было принято решение распределить пять высших судебных инстанций страны равномерно по ее территории. Но там мнением самих судов относительно переезда все же поинтересовались. И некоторые из высших судебных инстанций отказались менять место дислокации, при этом никто не стал их заставлять. Возвращаясь к российской ситуации, хочу отметить, что на переезд были потрачены огромные деньги, и теперь КС РФ заседает в таких роскошных палатах, что они одним своим видом обязывают конституционных судей к приличному поведению по отношению к власти. Очень метко прокомментировали ситуацию с переездом немецкие правоведы (нынешняя судья от Германии в  Европейском суде по правам человека Анжелика Ньюсбергер и известная политолог профессор Маргарета Моммзен), сказав, что в России любой переезд за пределы Садового кольца является аналогом ссылки. И действительно, постепенно КС становится учреждением, если не провинциальным, то региональным. Его расположение за пределами столицы обернулось тем, что КС стал существенно менее доступен и для СМИ, и для граждан, это повлекло огромные расходы для государства в связи с организацией процессов. Да, и  движение на трассе Москва—Санкт-Петербург стало гораздо более напряженным. Я полагаю, что переезд повлиял и на авторитет Конституционного суда, что стало плохим предвестником.

ИСР: А какие-то еще законодательные новации повлияли на КС?

Тамара Морщакова: Далее были внедрены изменения, касающиеся процессуальных правил, организационных форм деятельности, а также изменения, связанные с модификацией статуса должностных лиц Конституционного суда. Эти перемены также были негативны, и их результатом стало существенное снижение правового статуса КС. Здесь я в первую очередь имею в виду тот факт, что председатель КС РФ и его заместитель теперь назначаются — ранее они избирались. Без избирательной кампании, без выдвижения кандидатов и предвыборной агитации сами судьи КС РФ выбирали своего председателя и его заместителя из трех кандидатов, получивших максимальные предпочтения со стороны коллег по результатам предшествующего рейтингового голосования. Иногда процедура проходила в три тура, но важным было то, что судьи возлагали руководство судом на тех, кому они верили,  на кого надеялись, кому доверяли в профессиональном плане. Эта очень важная и благоприятная для статуса судей КС ситуация была изменена, теперь назначение руководства КС РФ входит в компетенцию Совета Федерации Федерального Собрания РФ. Был изменен и состав руководящих должностей в КС. Ранее это были председатель, заместитель председателя и судья-секретарь (должность последнего, возможно, не слишком громко звучащая, но его полномочия были детально прописаны в ФКЗ о КС 1994 года). Теперь у председателя КС два заместителя, полномочия которых определяются только им самим. Значимые изменения состоят в возможности бессрочного продления полномочий председателя КС РФ и безальтернативности при представлении кандидатуры на этот пост. Помимо этого, были изменены организационные основы деятельности КС РФ, теперь КС в отличие от других судов не вправе самостоятельно определять численность и штатное расписание своего аппарата даже в пределах выделенного ему бюджета. Была устранена существовавшая до этого двухпалатная структура КС, при которой дела рассматривались в палатах, состоявших из 9 и 10 судей соответственно, а пленум КС РФ рассматривал в соответствии с ФКЗ о КС РФ 1994 г. наиболее важные вопросы (в том числе и запросы о толковании российской конституции).

ИСР: И каков «сухой остаток» всех этих нововведений?

Тамара Морщакова: В результате последних изменений появился некий общий котел, в котором рассматриваются все дела, хотя  ранее решения, принимаемые двумя палатами и в пленарном заседании тоже имели одинаковый статус. Сегодня КС работает в гораздо более тяжелых условиях, при этом существенный урон понесла коллегиальность, судьи не в состоянии изучать все дела, которые они рассматривают, поскольку в таких условиях реальное обсуждение всех дел всеми 19 судьями невозможно. На данном этапе существенно выросло и по объективной необходимости продолжает расти доверие к предложениям секретариата КС РФ, ведь основную нагрузку теперь несет именно это структурное подразделение КС. К сожалению, все эти нововведения могут лишь понизить качество решений КС.

ИСР: Когда президентом был Борис Ельцин, приток новобранцев в судейский корпус, похоже, проходил более активно. В чем, на ваш взгляд, основное отличие отбора кандидатов в судьи КС при Ельцине от того, как это делается сейчас?

Тамара Морщакова: Конечно, идет своеобразно и процесс пополнения судейских кадров. При Борисе Ельцине на одно место иногда приходилось представлять 5-6 кандидатов. Теперь кандидат представляется только один, альтернативные кандидатуры не предусмотрены, и назначается он с первой подачи и по большей части из числа выпускников Санкт-Петербургского университета, альма-матер нашего президента и премьер-министра. Это не является причиной для какой бы то ни было негативной оценки конкретного судьи, но это является причиной отрицательной оценки сформировавшейся системы, основной тренд которой — одобрять все предложенное.

ИСР: Каковы были последние наиболее важные, на ваш взгляд, законодательные изменения, затронувшие КС РФ?

Тамара Морщакова: В 2010 году прошел очередной тур внесения поправок в ФКЗ о КС РФ, в результате чего конституционное судопроизводство на федеральном уровне обрело новые черты. Сузились основания обращения граждан в КС, это возможно лишь в том случае, когда закон, нарушающий конституционные права и свободы, уже был применен в ходе рассмотрения конкретного дела. Раньше гражданин мог пожаловаться в тот момент, когда становилось ясным, какой закон, какую норму будут применять в его деле. Новации затронули и порядок обращения в КС РФ других судов. Это важно, поскольку другие суды могут поставить перед КС вопрос о конституционности закона, который им надлежит применять. Теперь судебные органы могут обращаться в КС РФ при наличии любых сомнений в конституционности закона. Казалось бы, это расширяет компетенцию КС, но на деле это сужает сферу контроля за конституционностью, ибо такой контроль — компетенция не только КС, но и других судов. Теперь суды могут не анализировать конституционность закона, не приводить мотивы обращения в КС — всегда можно  сослаться  лишь на наличие сомнений в конституционности закона. С другой стороны, это увеличивает нагрузку КС, делая нереальным полное и глубокое инспектирование рассматриваемых в КС РФ актов, в то время как это вполне могло быть сделано другими судебными органами.

ИСР: Ваше мнение относительно последних нашумевших законодательных инициатив Александра Торшина?

Тамара Морщакова: Один из законопроектов влияет на возможность использования конституционного правосудия в интересах других ветвей власти и выражает при этом ложно понятые интересы власти. Ведь речь идет о взаимоотношении юрисдикций КС и Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), которое было поставлено под большое сомнение этим законопроектом. Торшин предложил, чтобы Россия не выполняла свои обязательства по Европейской конвенции до тех пор, пока с решениями ЕСПЧ не согласится КС. Казалось бы, это расширяет компетенцию КС, но по сути это существенно ущемляет право российских граждан на судебную защиту. При этом Европейская Конвенция обязательна для России и не может быть отвергнута, как не могут быть отвергнуты решения ЕСПЧ, вынесенные на основе этой Конвенции. Когда Россия присоединилась к Конвенции, она тем самым приняла на себя обязательства следовать толкованиям ЕСПЧ. В случае принятия этого законопроекта Россия нарушила бы свою собственную Конституцию в части, устанавливающей обязательство России следовать международному стандарту в сфере прав и свобод. При этом были бы нарушены и другие положения Конституции России, в частности статья 46, закрепляющая неограничимое право граждан на судебную защиту. Фактически этот законопроект предусматривает право России отказаться ad hoc от своих международных обязательств. На данном этапе этот законопроект, в конце июня 2011 года очень быстро прошедший начальные этапы законодательной процедуры и принятый в первом чтении, отложен, но вполне может быть реанимирован. Второй законопроект депутата Торшина предполагает создание новой наднациональной инстанции, которая обеспечивала бы защиту прав и свобод для российских граждан. По сути Торшин предложил создать некий аналог Страсбургского суда, который действовал бы  для стран СНГ. Эта идея вызывает двоякую реакцию. С одной стороны, учитывая частоту случаев нарушений прав и свобод граждан на территории России, никакая дополнительная судебная инстанция, нацеленная на возможность обеспечить защиту нарушенных прав и свобод граждан, лишней не будет. С другой стороны, надо правильно понимать задачи власти, которые состоят в стремлении сократить поток жалоб российских граждан в ЕСПЧ.

ИСР: Могли бы вы прокомментировать, как идет работа экспертов над заключением по приговору по  второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева?

Тамара Морщакова: Итоговое заключение уже практически готово. Над ним активно работали эксперты из разных стран. Почти все заключения уже у нас есть, теперь идет подготовка перевода окончательного варианта очень большого текста. Это тяжелый труд. Необходимо не только представить документы президенту, но и обеспечить определенное подведение итогов. Мы планируем представить итоговый текст заключения на следующей встрече президента с Советом по развитию гражданского общества и правам человека, которая должна пройти в начале декабря текущего года, если не будет отложена. В таком случае Совету придется решать этот вопрос иначе. Для нас принципиально важно не только передать президенту текст, но обязательно доложить ему устно. Открытым пока остается вопрос освоения этого объемного текста СМИ и возможности его полного опубликования.

ИСР: Не могли бы вы прокомментировать легитимность перспективы возвращения Владимира Путина на пост президента России?

Тамара Морщакова: Это очень интересный вопрос для меня как для юриста, ведь это вопрос безусловно конституционного правосудия, ибо компетенция по толкованию Конституции принадлежит именно КС РФ. Но формулировать позицию по данному вопросу до рассмотрения его в Конституционном суде РФ преждевременно. Для судьи в отставке, как и для любого судьи КС РФ, существует запрет на предварительное высказывание своего мнения по вопросу, который в перспективе может привлечь внимание КС как хранителя Конституции. Но основания для постановки вопроса о толковании соответствующих положений Конституции, безусловно, есть.

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.