В начале сентября окончательно прекратил свое существование Высший арбитражный суд РФ, чьи полномочия перешли Верховному суду. Однако в ходе реформы выявился целый ряд проблем, из которых кадровый вопрос стоит особенно остро. Правовед Екатерина Мишина объясняет подоплеку очередного этапа судебной реформы.

 

В ходе поглощения Высшего арбитражного суда Верховным судом РФ на первый план вышла проблема кадрового голода: за шесть месяцев Специальная квалификационная коллегия судей смогла отобрать 110 претендентов на установленные законом 170 вакансий. Фото: ИТАР-ТАСС

 

Используя знаменитую формулу Михаила Жванецкого, мы имеем все основания утверждать, что российскую судебную реформу, как и ремонт, закончить невозможно. Ее можно только прекратить. О почти свершившемся или же неотвратимо приближающемся, но неизменно успешном окончании судебной реформы СМИ сообщали не раз. Еще в 2004 году об этом заявил председатель Высшего арбитражного суда РФ Вениамин Яковлев, отметив, что «судебная реформа в основных направлениях завершена и не нуждается в существенной перестройке».

Итоговое победное завершение российской судебной реформы грянуло 6 августа 2014 года. В этот день начал функционировать орган, именуемый «новый объединенный Верховный суд, образованный на основе прежних Верховного и Высшего арбитражного судов».

Для создания этой розочки на торте российской судебной реформы потребовалось внести поправки в девять статей Конституции России, не говоря уже об иных изменениях в действующем законодательстве.

«Первая ласточка» прилетела в Государственную думу в октябре 2013 года, неся в клюве президентский законопроект о поправке к Конституции РФ «О Верховном суде РФ и прокуратуре РФ». Законопроект предлагал сформировать один высший судебный орган по гражданским, уголовным, административным делам, делам по разрешению экономических споров и по иным делам, подсудным судам. Такой орган должны были создать в соответствии с федеральным конституционным законом «в целях совершенствования судебной системы Российской Федерации и укрепления ее единства».

Для этого предлагалось упразднить Высший арбитражный суд и передать его функции Верховному суду. Предложение было с радостью принято, законопроект прошел все необходимые стадии, более двух третей субъектов РФ одобрили соответствующие поправки к Конституции. И вот 6 февраля 2014 года закон вступил в силу. Предполагалось, что в течение шестимесячного переходного периода можно будет «порешать вопросы» упразднения и передачи полномочий.

Днем ранее, 5 февраля 2014 года, вступил в силу новый федеральный конституционный закон о Верховном суде РФ. Помимо существенной трансформации компетенции изменилось и место постоянной дислокации высшей судебной инстанции страны: из столицы его перенесли в Санкт-Петербург, в Москве осталось лишь представительство ВС (ст. 22 ФКЗ «О ВС РФ»).

Одновременно была учреждена новая Специальная квалификационная коллегия судей, наделенная полномочиями по отбору кандидатов на должности судей Верховного суда страны. Срок действия ее полномочий распространялся на переходный период, до 6 августа 2014 года.
12 марта был принят целый пакет законов, вносящих дальнейшие значительные изменения в действующее законодательство. В июне вступили в силу поправки в Арбитражный процессуальный кодекс страны. Иными словами, были предприняты очень существенные усилия для того, чтобы модифицированная версия Верховного суда начала успешно функционировать в установленные законом сроки. Но по мере приближения «часа Х» стало очевидно, что призрак кадрового голода, раньше робко маячивший на горизонте, переместился на авансцену и обрел вполне реальные очертания: полностью укомплектовать кадрами судейский состав нового Верховного суда не удалось. В июле 2014 года Совет Федерации утвердил первоначальный состав Верховного суда; одобрение верхней палаты федеральной легислатуры России получил 91 кандидат из требуемых 170.

При этом нельзя сказать, что Специальная квалификационная коллегия судей бездействовала. Напротив, она активно занималась отбором кандидатов с 17 марта по 27 мая. Наиболее серьезное внимание уделялось проблеме возможного конфликта интересов. Многие заявки были отклонены по той простой причине, что близкие родственники (супруги либо дети) кандидатов занимали судейские должности в нижестоящих судах, и значит, рассмотренные ими дела могли попасть на рассмотрение Верховного суда в порядке надзора, апелляции либо кассации. Сильное подозрение коллегии вызвали кандидаты, чьи родственники являлись прокурорами или корпоративными юристами. Некоторым кандидатам было предложено сделать выбор: либо отказаться от идеи претендовать на должность судьи Верховного суда, либо предложить родственникам подать в отставку с должностей, пребывание в которых может скомпрометировать безукоризненную репутацию судьи высшей судебной инстанции.

Действующий Верховный суд РФ – это никакой не новый суд, а хорошо покушавший старый, с аппетитом проглотивший высшую судебную инстанцию по рассмотрению экономических споров и установивший жесткий фейсконтроль на входе в состав ВС для бывших судей ВАС

В качестве дополнительного фильтра был использован предусмотренный законом предельный возраст для пребывания в должности судьи ВС – 70 лет. Венцом беззаветных трудов коллегии стала выборка из 110 претендентов (223 кандидатов) на установленные законом 170 вакансий. Среди получивших рекомендации претендентов были бывшие судьи Верховного и Высшего арбитражного судов, несколько председателей судов и судей нижестоящих судебных органов. Из 110 счастливчиков 19 были впоследствии отвергнуты Управлением президента по вопросам государственной службы и кадров (в основном также по причине возможного конфликта интересов).

Примечательно, что подавляющее большинство отклоненных кандидатов были соратниками экс-председателя ВАС Антона Иванова. Интенсивный отсев бывших коллег экс-председателя Иванова начала еще сама Специальная квалификационная коллегия судей, не посчитавшая возможным рекомендовать на должности судей Верховного суда ряд весьма достойных представителей руководства ВАС, не говоря уже о не пребывающих на высоких постах судьях ВАС. Рекомендации не получили бывшие заместители председателя ВАС Артур Абсалямов, Владимир Слесарев и Татьяна Андреева. Согласно источникам, знакомым с ходом процесса, отвод кандидатуры Андреевой в том числе связан с ее критическими высказываниями в адрес судебной реформы. Итоги процедуры отбора кандидатов на судейские должности в Верховном суде недвусмысленно свидетельствовали о том, что кадровой метлой махали излишне интенсивно: в составе Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, например, оказалось всего 15 судей вместо положенных 30.

Развитие событий, судя по всему, подтверждает мою изначальную версию о том, что термины «объединенный» и «созданный на основе Верховного и Высшего арбитражного судов РФ» в данном случае некорректны. И это очевидно следует даже из текста закона: «Высший арбитражный суд Российской Федерации упраздняется, а вопросы осуществления правосудия, отнесенные к его ведению, передаются в юрисдикцию Верховного суда Российской Федерации». Здесь нет ни слова об объединении двух высших судов – напротив, прямо и недвусмысленно говорится о том, что один из них ликвидируется, а второй получает все полномочия упраздненного собрата. Так что действующий Верховный суд РФ – это никакой не новый суд, а хорошо покушавший старый, с аппетитом проглотивший высшую судебную инстанцию по рассмотрению экономических споров и установивший жесткий фейсконтроль на входе в состав ВС для бывших судей ВАС.

Еще одним негативным и одновременно вполне предсказуемым последствием этих бурных преобразований может стать не только «некомплект», но и «неформат» свежесозданной коллегии ВС по экономическим спорам. Поскольку она сформирована лишь наполовину, существующего состава судей в ней может оказаться недостаточно для надлежащей реализации законодательно закрепленных полномочий Верховного суда по рассмотрению экономических споров в качестве как суда первой инстанции, так и апелляционной либо кассационной инстанции, а также в порядке надзора (ст. 2 ФКЗ «О Верховном суде РФ»).

Дьявол, как известно, кроется в деталях. На главной странице сайта Верховного суда РФ крупным шрифтом обозначена опция электронного правосудия по экономическим спорам – одно из величайших достижений команды экс-председателя ВАС Антона Иванова. Однако возможность осуществления электронного правосудия по уголовным, гражданским, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, не предусмотрена. Наверное, комментарии здесь излишни. И даже тот факт, что 11 сентября 2014 года Министерство юстиции РФ опубликовало проект поправок в процессуальные кодексы, которые позволят подавать в суды документы в электронном виде, не слишком обнадеживает. По мнению экспертов, законопроект предусматривает существенно более жесткие требования, нежели успешно функционирующая система «Мой арбитр», позволяющая подавать документы в арбитражные суды в электронном виде. Высказываются опасения, что нововведение усложнит действующий порядок подачи электронных документов через «Мой арбитр».

В завершение можно только сказать, что глаза Фемиды, красующейся и на здании Верховного суда России, и на его обновленном сайте, по-прежнему открыты.

Хотите получать качественную аналитику по ключевым вопросам российской политики и отношений России и Запада? Подписывайтесь на нашу рассылку здесь.

Мы пишем немного, но по делу.

 

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.