20 лет под властью Путина: хронология

25 мая Минюст включил фонды «Династия» и «Либеральная миссия» в список иностранных агентов. В ответ на решение министерства основатель «Династии» Дмитрий Зимин объявил, что прекращает его финансирование, и покинул Россию. Эксперт ИСР, правовед Екатерина Мишина анализирует произошедшее и отмечает, что внесение фондов в соответствующий реестр Минюста являются постыдным и разрушительным для страны.

 

Основатель «Либеральной миссии», научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин (на фото) заявил, что обжалует в суде решение Минюста о присвоении фонду статуса иностранного агента.

 

Я член совета фонда «Либеральная миссия» уже почти семь лет и безмерно горжусь этим. Еще сильнее я горжусь этим теперь, когда «Либеральную миссию» и фонд «Династия», являющийся ее основным спонсором, включили в реестр иностранных агентов, ибо сейчас включение в данный реестр становится своеобразным знаком качества соответствующей НКО. Внес Минюст российскую некоммерческую организацию в список «врагов народа» — значит, эта НКО действительно занимается серьезным и важным делом, нужным для страны и одновременно представляющим угрозу для режима. Сегодня как никогда раньше велика разница между понятиями «Отечество» и «Ваше Превосходительство» — между ними разверзлась пропасть.

Охота на ведьм и вечный поиск врага, виновного в наших бедах, — неизменные спутники российского тоталитаризма. И уже давно надо было кричать «Они возвращаются!». Еще в июле 2012 года, когда поправки в федеральные законы «О некоммерческих организациях» и «Об общественных объединениях» создали нормативную базу для официальных гонений на неугодные режиму российские НКО. Согласно новому пункту 6 ст. 2 ФЗ «О НКО», в качестве иностранных агентов стали рассматриваться российские НКО, получающие «денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество из иностранных источников», и участвующие «в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории РФ».

Из текста закона следует, что выполняющие функции иностранного агента НКО должны обладать следующими квалифицирующими признаками:

  • получение денежных средств либо имущества из иностранного источника напрямую или опосредованно;
  • участие в политической деятельности, осуществляемой на территории России.

Согласно букве закона, НКО признается участвующей в политической деятельности (вне зависимости от того, какие именно уставные цели и задачи указаны в ее учредительных документах), если «она участвует (в том числе путем финансирования) в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях». В этом же пункте перечислены виды деятельности, которые не относятся к деятельности политической, в том числе «деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, ...благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности».

Но никогда не бывает так плохо, чтобы не могло стать еще хуже. Очевидно, сочтя, что прокрустово ложе для российских НКО было недостаточно узким, Конституционный суд РФ как верный соратник российских правоприменителей решил оказать им посильную поддержку. Поддержка вылилась в бесценный подарок, ибо к дефиниции «политическая деятельность» КС добавил понятие «намерение участвовать в политической деятельности на территории РФ» и дал этому понятию развернутое определение. Подтверждением наличия подобных намерений, по мнению КС, являются официальные документы НКО, публичные выступления их руководителей (должностных лиц), «содержащие призывы к принятию, изменению или отмене тех или иных государственных решений, уведомления о проведении собраний, митингов, демонстраций, шествий или пикетирования, направленные данной некоммерческой организацией в орган исполнительной власти субъекта РФ или орган местного самоуправления, подготовка и выдвижение законодательных инициатив, а также другие проявления социальной активности, объективно свидетельствующие о ее желании заниматься организацией и проведением политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений и проводимую ими государственную политику». Отмечая разнообразность форм политических акций, КС отнес к их числу «публичные обращения к органам государственной власти, распространение... своих оценок принимаемых государственными органами решений и проводимой ими политики, а также другие действия, исчерпывающее законодательное установление перечня которых невозможно».

Те, кто принял это решение, не заинтересованы в том, чтобы поддерживать академическую деятельность наших ученых, просвещать и поддерживать молодежь, издавать хорошие и нужные книги, продвигать либеральные ценности. Они желают приращения рядов Шариковых и Молчалиных

Последняя часть предложения является ключевой, ибо данная правовая позиция КС делает перечень форм политических акций открытым, то есть расплывчатым и безразмерным. Тем самым Министерство юстиции по своему усмотрению, ссылаясь на правовую позицию КС, может квалифицировать практически любые действия НКО (в том числе организацию и проведение мероприятий) как политическую акцию, если сочтет их направленными «на воздействие — непосредственное или путем формирования общественного мнения — на принятие государственными органами решений и проводимую ими государственную политику, а также нацеленность на публичный резонанс и привлечение внимания со стороны государственного аппарата и (или) гражданского общества». Если вкратце, то бесценный вклад Конституционного суда в усугубление и так крайне тяжелого положения российских НКО состоит в фактически неограниченном расширении оснований включения российских НКО в перечень иностранных агентов.

Включать во вражеский список теперь можно любую НКО:

  • имеющую хотя бы минимальное иностранное финансирование;
  • имеющую намерение заниматься политической деятельностью, к коей относятся указанные в постановлении, а также «другие» (то есть практически любые) «проявления социальной активности, объективно свидетельствующие о ее желании заниматься организацией и проведением политических акций».

При этом исчерпывающее законодательное установление перечня политических акций невозможно.

Отмотать назад это кино уже не получится: согласно ст. 79 ФКЗ о Конституционном суде РФ, решения КС окончательны и не подлежат обжалованию.

В этом же постановлении КС дал важнейшее разъяснение последней части п. 6 ст. 2 ФЗ об НКО, который гласит: «К политической деятельности не относится деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности и добровольчества».

Принципиально важная правовая позиция КС по данному вопросу заключается в следующем: указанные виды деятельности не относятся к политической деятельности, «даже если они имеют целью воздействие на принимаемые государственными органами решения и проводимую ими государственную политику, но при условии, что эти цели не выходят за пределы (рамки) соответствующей области деятельности».

Данные положения ФЗ об НКО и постановление КС РФ были откровенно проигнорированы Министерством юстиции, когда 25 мая фонды «Династия» и «Либеральная миссия» были включены в реестр иностранных агентов. Впервые в этот черный список внесены российские НКО, активно поддерживающие отечественную науку, сферу образования и финансируемые исключительно российскими спонсорами. По букве федерального закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» 1995 года под благотворительной деятельностью «понимается добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки». Ст. 2 этого закона в качестве одной из целей благотворительной деятельности определяет «содействие деятельности в сфере образования, науки, культуры, искусства, просвещения, духовному развитию личности». Указанные нормы также были проигнорированы Министерством юстиции. Проигнорированы именно потому, что задача состояла не в соблюдении закона правоприменяющим органом, но в том, чтобы максимально осложнить, а в перспективе парализовать деятельность двух российских фондов, наиболее активно поддерживающих российскую науку и выполняющих важнейшую просветительскую миссию.

Фонд Дмитрия Зимина «Династия» — это первый в России нового времени частный некоммерческий фонд, спонсирующий науку и образование. Основной задачей является поиск и поддержка талантов, их идей и проектов в области естественных и общественных наук. Приоритетные направления деятельности фонда — развитие фундаментальной науки и образования в России, создание условий для работы ученых на родине, популяризация науки и просвещение. Фонд активно поддерживает одаренных школьников, молодых физиков и математиков, учителей, организует и финансирует лекции мировых светил науки, ведет издательский проект «Библиотека фонда „Династия“».

Фонд «Либеральная миссия», президентом которого является Евгений Ясин, изначально создавался в целях объединения экономистов либерального направления и создания площадки для общения сторонников рыночных реформ. Достаточно быстро в мероприятиях фонда стали принимать участие политологи, социологи, юристы, представители иных общественных наук и сферы культуры. Фонд «Либеральная миссия» создал уникальную экспертную площадку для обсуждения широкого спектра актуальных тем. Благодаря финансовой поддержке фонда было издано огромное количество книг, некоторые из них имели принципиально важное значение для России (например, сборник «Суд присяжных в России: совершенствование процедур и расширение юрисдикции», авторы которого помимо высокопрофессионального анализа состояния суда присяжных в нашей стране представили также конкретные предложения по улучшению действующего законодательства в этой сфере).

Отдельно следует сказать о том, что «Либеральная миссия» делала для студентов и молодых ученых. Проекты, ориентированные на молодежь, стали любимым детищем Евгения Ясина. В целях поддержки молодых ученых был создан проект «Мечта профессора Ясина». Именно по инициативе Евгения Григорьевича я и двое моих коллег вместе с группой моих студентов написали коллективную монографию «Каково это — быть юристом?», посвященную проблемам юридической профессии в современной России и анализу ряда громких дел. В рамках проекта «Я думаю» фонд «Либеральная миссия» регулярно проводил просветительские семинары для молодежи от 18 до 25 лет из России и стран СНГ, в ходе которых ребята встречались с лучшими экспертами страны.

Я считаю, что включение фондов «Династия» и «Либеральная миссия» в реестр «врагов народа» является постыдным и разрушительным для страны. Я рассматриваю преднамеренное пресечение благородной и просветительской деятельности этих фондов как позор. В России не так много меценатов, готовых спонсировать науку и просвещение, и после того, что произошло 25 мая, их не станет больше. Те, кто принял это решение, не заинтересованы в том, чтобы поддерживать академическую деятельность наших ученых, просвещать и поддерживать молодежь, издавать хорошие и нужные книги, продвигать либеральные ценности. Они желают приращения рядов Шариковых и Молчалиных. Тех, для кого слова «Я думаю» запретны.

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.