20 лет под властью Путина: хронология

К.э.н. Ирина Суворова задумывается над тем, как государство видит будущее малых и средних городов России и критикует выступление министра экономического развития Российской Федерации Эльвиры Набиуллиной на Московском урбанистическом форуме в декабре 2011 года.

 

Лестница Воскресенского монастыря в Торжке. 1976 и 2011 гг.

© Vladimir Paperny

 

Ни для кого не секрет, что американцы предпочитают жить в малых городах (с численностью не более 60 тыс. человек): в них проложены отличные дороги, работают хорошо оснащенные медицинские учреждения и школы, нет многочасовых пробок и почти нет преступности, много мест для занятий спортом и возможностей комфортной жизни на природе. А в заботливо ухоженных небольших населенных пунктах Западной и Восточной Европы наши соотечественники убеждаются в том, что именно малые европейские города являются хранителями исторической среды, ее неповторимости и колоритности.

Прокатимся по малым городам России, их у нас пока еще много — около восьмисот. Печальная, увы, картина, предстанет пред нашим взором: аварийное состояние памятников культурно-исторического наследия, неразвитая коммунальная и транспортная инфраструктура, полунатуральный образ жизни и социальная напряженность — таков плачевный удел малых и средних городов в нашей стране.

Именно поэтому выступление министра экономического развития Российской Федерации Эльвиры Набиуллиной на Московском урбанистическом форуме, прошедшем в начале декабря 2011 года, вызвало такой интерес у общественности.

В условиях сложнейшей социально-экономической ситуации, в которой находятся у нас малые города, общественность вправе была ожидать конструктивных предложений правительства по выводу их из кризиса. Предложения действительно были, но вызвали не аплодисменты, а взрыв эмоций, после чего в Союзе малых городов Российской Федерации доклад Набиуллиной назвали чрезвычайным событием.

Министр недвусмысленно заявила, что в перспективе нескольких десятков лет сохранение жизнеспособности многих малых городов будет проблематичным. Следуя перефразированной крылатой сталинской формуле: «Есть города — есть проблема, нет городов — нет проблемы», правительство, похоже, решило кардинальным образом решить вопрос, просто-напросто покончив с малыми городами в течение пары десятилетий. По словам Набиуллиной, в ближайшие 20 лет в крупные города может мигрировать около 15-20 млн человек (что, правда, соответствует тенденции общемировых миграционных процессов). Она считает, что в настоящее время необходимо задуматься над способами быстрой модернизации городской среды, по крайней мере, в двенадцати городах-миллионниках. Видимо, эти города и будут бороться между собой за право попадания в список десятки лучших для проживания в нашей стране.

При внимательном ознакомлении с докладом, однако, становится понятно, что ничего нового в выступлении министра не было. Набиуллина просто заявила о неэффективности поддержки государством многих малых (с населением до 50 тыс. человек) и средних (с населением до 100 тыс. человек) городов.

О какой эффективной поддержке малых городов вообще можно говорить, если за последние два года всего около четырех процентов из них получили для выхода из кризисной ситуации адресную дополнительную (реальную) государственную помощь, в том числе и бюджетные (далеко не щедрые) кредиты ВТБ (Внешторгбанка). Однако на совершенно нереалистичную экспозицию на архитектурном Биеннале 2010 года в Венеции проекта реконструкции Вышнего Волочка (51,4 тыс. чел.), включающего превращение промзоны в конференц-центр с гостиничным комплексом, в центр водного туризма, в театральный комплекс с укрытой травой кровлей, именно ВТБ отнюдь не поскупился, став ее генеральным спонсором. Этот эстетский, по словам Григория Ревзина, проект не основан ни на экономических расчетах, ни на поддержке Министерства регионального развития.

 

Российский павильон на венецианской Бьеннале архитектуры

 

При этом правительство сожалеет, что для поддержки малых городов приходится ежегодно жертвовать экономическим ростом. По мнению министра, «сохранение любой ценой экономически неэффективных малых городов и препятствование перетоку трудоспособного населения в крупные города может стоить нам 2-3% экономического роста». Этот вывод является не более чем озвучиванием уже давно прослеживаемого курса правительства РФ на «рационализацию» регионального экономического развития, а проще говоря, на отказ от политики реформирования регионального развития, ведущего к поддержанию достойного уровня жизни в малых и средних городах России.

Ведь в 2000 г. на полпути была прекращена «Федеральная комплексная программа развития малых и средних городов Российской Федерации в условиях экономической реформы», просуществовав всего четыре года. Причем объем ее финансирования составил менее трети запланированного. Правительство не отреагировало и на представленную Союзом малых городов РФ в 2003 году «Концепцию Федеральной целевой программы удвоения ВВП и преодоления бедности в малых и средних  городах РФ». В 2005 г. Министерство регионального развития РФ вынесло на рассмотрение в правительство Концепцию стратегии социально-экономического развития России. Документ был одобрен, и на его базе в Министерстве начали готовить более конкретные разработки. Кроме того, Минрегионразвития в значительной мере стимулировало деятельность Госдумы по доработке и обсуждению закона об основах государственного регулирования регионального развития в России. Однако до его принятия дело так и не дошло. Не последовало должной реакции и на направленную президенту и в правительство в 2008 году Союзом малых городов «Концепцию Федеральной целевой программы развития малых и средних городов РФ».

Видимо, вместо продуманной региональной политики, соответствующей масштабам пространственных диспропорций, в стране по-прежнему будет использоваться набор не связанных между собой средств и действий, призванных погасить то тут, то там возникающие кризисные проявления.

В российской науке уже существуют стратегии создания групповых систем населенных мест — взаимосвязанного и взаимообусловленного развития соседствующих городских и сельских поселений на основе единой транспортной инфраструктуры и сети обслуживания. В таких случаях социально-экономические и культурные преимущества крупных городов соединяются с экологическим и территориальным потенциалом межгородской периферии.

Упор же на преимущественное развитие мегаполисов без учета пространственной специфики России может привести к непоправимым последствиям. Пространство, по мнению заместителя директора Института географии РАН А.А.Тишкова, является основным богатством нашей страны. И бесстрастно соглашаясь с прогнозом переселения в крупные города около 20 млн человек в ближайшем будущем правительство, по существу, подписывает смертный приговор практически всем малым городам с общим населением как раз в 16,5 млн человек. Причем такая миграция населения — это не переезд осчастливленной семьи в квартиру в новом районе. У жителей малых городов не остается условий для свободы выбора места жительства, они фактически выталкиваются из обжитых малых поселений на заработки в крупные города ради выживания и будущего своих детей.

Убрав малые города с пространства России, окажется, что в 44 из 83 субъектов РФ останется вообще всего один-два города. Рушится каркас территориальной системы, а значит и целостность страны.

Именно расселение во многом определяет условия и перспективы хозяйственного развития. Ведь основным элементом такой системы в России являются даже не малые и средние города, а более 130 тыс. сельских поселений. Жизнеспособность последних во многом определяется наличием и экономической успешностью как раз малых и средних городов. Это закономерность присуща всей цепочке расселения от сельского поселения до мегаполисов. Поэтому вымирание малых и средних городов неизбежно приведет к деградации, в конечном итоге, и областных центров.

Во многих регионах малые [Торжок, Валдай, Медынь, Костомукша, Старица, Мышкин, Тутаев, Котово] и средние города [Борисоглебск, Кимры, Александров, Кунгур] играют заметную роль в социально-экономической, культурной жизни. В них расположены предприятия по переработке сельскохозяйственной продукции, небольшие горнодобывающие предприятия, клубы и дворцы культуры, стадионы. Малые города нередко функционально дополняют региональные центры, являясь транспортно-распределительными узлами, в них размещены филиалы или подразделения предприятий крупнейших городов. В большинстве своем малые города являются районными центрами, в зонах влияния которых проживает около 10 млн человек. По словам главы администрации муниципального образования «Радищевский район» Ульяновской области РФ Владимира Куманяева, «многие малые города — это корни нации», имеющие давние и во многом сохранившиеся историко-культурные традиции. Не случайно, более половины малых городов имеют государственный статус «исторических». Разрушать такую структуру средних и малых городов значит потерять государственность России.

Создается впечатление, что правительство в России целиком и полностью полагается на то, что все проблемы за него решат общемировые тренды и научно-технический прогресс. Ведь страна так и не была полностью охвачена телефонной связью общего пользования, на смену которой приходит уже независимо от воли правительства сотовая телефония. Российские граждане так и не получили, несмотря на все усилия российского государства, качественный российский легковой автомобиль и дружно пересаживаются на иномарки. В стране, занимающей первое место в мире по добыче газа и открывающей в торжественной обстановке «Северный поток» газа в Западную Европу, значительная часть населения страны, главным образом в сельской местности, малых и средних городах, не пользуется преимуществами самого дешевого вида топлива.

Похоже, правительство решило, что проблемы малых и средних городов тоже будут решаться сами по себе. А ведь, по мнению академика Д.С. Львова, важным условием перехода к органичному расселению является формирование и поддержание своеобразного муниципального сектора экономики. Его основу составляют отрасли с замедленным оборотом капитала, ориентированные в значительной мере на достижение неэкономических целей. По самой его сущности этот сектор никогда не удастся организовать полностью на коммерческой основе. Но он выполняет функции, являющиеся, с точки зрения долгосрочной перспективы, наиболее продуктивными, т.е. обеспечивающими достойное качество жизни проживающих там людей. Поэтому говорить о недополученных 2-3 процентах экономического роста значит считать упущенной выгодой расходы на поддержание и улучшение качества жизни оседлого населения. Сам по себе напрашивается вопрос: зачем нам вообще тогда нужен экономический рост?

Возможности мегаполисов обслуживать и развивать всю территорию страны сильно преувеличены. По данным Министерства экономического развития Российской Федерации, в 20 крупнейших городах России якобы создается половина всего ВВП страны, хотя, как известно, значительную роль в создании валовой добавленной стоимости играет сектор услуг, который напрямую зависит от количества населения. Если бы малые и средние города не были в таком «загоне», то их доля в создании ВВП была бы намного бoльшей. Кроме того, существующий способ учета объемов экспортной промышленной продукции и налогов по месту регистрации компаний, контролирующих добывающие и обрабатывающие предприятия, способствует искусственному их перераспределению в пользу крупнейших городов. Так, на долю Москвы приходится свыше 50 процентов экспорта топливно-энергетических ресурсов России, а у главного нефтедобывающего региона страны — Ханты-Мансийского автономного округа — статистика фиксирует только 7,5 процентов экспорта этих ресурсов.

В докладе министра экономического развития РФ совершенно справедливо ставится вопрос о низкой обеспеченности доходами муниципальных образований. Так, может быть, и направить усилия на децентрализацию системы полномочий и налоговых поступлений с передачей их на муниципальный уровень, но не ради самой децентрализации, как это у нас может происходить, а в рамках продуманной и прошедшей эффективную систему экспертизы программы регионального развития, которая стала бы одним из краеугольных камней внутренней политики России?

Вот такая программа регионального развития, предусматривающая более сложную систему центров, соответствующую размерам и разнообразию такого гигантского государства, как Россия, нам представляется нужна сейчас. Может быть, тогда и станут реальностью выставочные проекты реконструкции малых городов, а Торжок и Борисоглебск возглавят списки самых притягательных для проживания мест в России?

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.