26 октября на Украине состоялись досрочные выборы депутатов Верховной рады, в которых однозначную победу одержали проевропейские партии. Подводя итоги выборов, политолог Татьяна Становая отмечает, что в стране начался очередной этап формирования национальной идентичности.

 

Парламентские выборы на Украине легитимировали формат власти, сложившийся после президентских выборов: президент Петр Порошенко (справа) и премьер-министр Арсений Яценюк выступают одновременно идеологическими союзниками и политическими конкурентами. Фото: Reuters

 

Выборы были особенно важны для президента Украины Петра Порошенко — именно по его инициативе был распущен предыдущий состав парламента. Добиваясь роспуска, Порошенко рассчитывал привести парламент в соответствие с новыми украинскими реалиями, поскольку прежний состав, несмотря на распад фракции Партии регионов (поддерживавшей экс-президента Януковича), представлял в большей степени интересы центральной и восточной частей Украины. Порошенко, безусловно, также рассчитывал получить в новой Раде устойчивое большинство. Однако убедительную победу ему одержать не удалось: блок набрал чуть менее 22% голосов, в то время как «Народный фронт» нынешнего премьер-министра Арсения Яценюка получил чуть более 22%.

Всего за полгода «Народный фронт» Яценюка, отделившийся от партии «Батькивщина» Юлии Тимошенко, опередил не только бывшую соратницу, но и президентский блок — фаворита предвыборной гонки. Однако главным сюрпризом выборов стало третье место партии «Самопомощь» мэра Львова Андрея Садового. Согласно всем социологическим прогнозам, эта партия не должна была преодолеть пятипроцентный избирательный барьер. Однако «Самопомощь» смогла найти своего избирателя, сфокусировавшиcь на интересах «простых майдановцев», не желающих идентифицировать ценности февральской революции с ее победителями. В список партии вошли многие гражданские активисты, сторонники люстрации и представители добровольческого батальона «Донбасс». Партию также связывают с губернатором Днепропетровской области Игорем Коломойским.

Результаты выборов позволяют сделать несколько важных выводов о политическом состоянии Украины. В первую очередь они продемонстрировали, что украинцы проголосовали за своеобразную «систему сдержек и противовесов». Блоки Порошенко и Яценюка вынуждены объединиться в коалицию, которой, тем не менее, все равно не хватит мандатов для формирования парламентского большинства, и это означает, что ей придется договариваться с другими партиями. Выборы также легитимировали формат власти, сложившийся после президентских выборов (который многие наблюдатели стали называть дуумвиратом): президент Порошенко и премьер Яценюк выступают одновременно идеологическими союзниками и политическими конкурентами.

Стоит отметить, что в украинском обществе царят опасения деградации постреволюционных лидеров, особенно нынешнего главы государства, выступившего «консолидирующим кандидатом», объединившим избирателей востока и запада. Однако политика Порошенко в отношении сепаратистов на Донбассе вызывает у многих вопросы: президента обвиняют в необоснованных уступках России, многие не согласны с решением прекратить антитеррористическую операцию и, по сути, отдать отдельные территории Донецкой и Луганской областей под контроль пророссийских сил. Минские мирные соглашения и вовсе воспринимаются как поражение.

В этом смысле фигура Яценюка создает важный противовес Порошенко. Украинский премьер-министр занимает более радикальную позицию по вопросам уступок России, выстраивания отношений с Западом, территориальных проблем и проведения рыночных реформ. В западных регионах страны его «Народный фронт» аккумулировал голоса, потерянные Порошенко после победы на президентских выборах.

Нынешние парламентские выборы в Верховную раду — часть крайне болезненного процесса становления национальной идентичности Украины постсоветского периода

Второй важный вывод — формирование в Верховной раде абсолютного «проевропейского» большинства. Помимо партий Порошенко, Яценюка и Садового за европейский выбор выступают также Радикальная партия национал-популиста Олега Ляшко и «Батькивщина» Юлии Тимошенко. Последняя была на грани непопадания в Верховную раду, несмотря на то что февральская революция создала все условия для политического реванша. (Напомним, что во время президентства Виктора Януковича экс-премьер Юлия Тимошенко была заключена в тюрьму по обвинению в превышении служебных полномочий при заключении газовых контрактов с Россией; освобождена во время февральских событий на Майдане.) Однако Тимошенко не только не сумела сохранить свои позиции, но и потеряла ключевые фигуры из своей партии: ее бывшие соратники Арсений Яценюк и Александр Турчинов вышли из блока в августе этого года.

Здесь также важно подчеркнуть провал Коммунистической партии Украины Петра Симоненко, которая после крушения СССР неизменно имела в парламенте свою фракцию и, как правило, опиралась на электоральную поддержку востока. Теперь, впервые в истории современной Украины, Компартия не представлена в Верховной раде. Лучший результат она получила в Луганской области, набрав лишь 13%.

Третий вывод — выборы высветили политический кризис востока Украины: у местного электората не оказалось представителей, которые смогли бы заместить дискредитированную Партию регионов Виктора Януковича. Часть электората Партии регионов забрали «Оппозиционный блок» и «Сильная Украина» Сергея Тигипко, в совокупности набравшие значительно меньше голосов, чем Партия регионов в 2012 году. В Верховную раду прошел только «Оппозиционный блок», получивший 9% голосов. Практически везде, где «Оппозиционный блок» набирал большинство голосов (Луганская, Донецкая, Харьковская и Днепропетровская области), вторым шел блок Петра Порошенко. Это означает, что многие избиратели, голосовавшие за Партию регионов и Януковича, перешли к нынешнему президенту, увидев в нем наиболее умеренного представителя Майдана, способного стабилизировать ситуацию.

Наконец, четвертый вывод — развенчан миф о фашизации украинской политики: откровенные националисты не попали в состав Верховной рады. Партии «Свобода» и «Правый сектор» не преодолели пятипроцентный барьер, что четко показало: радикалы остаются на политической периферии Украины. Впрочем, в парламент прошли лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош, победивший в одномандатном округе, и шесть представителей «Свободы».

Нынешние парламентские выборы в Верховную раду — часть крайне болезненного процесса становления национальной идентичности Украины постсоветского периода. Этот процесс был запущен после «оранжевой революции» 2004 года, и он вряд ли остановится в ближайшее время. Тем не менее выборы подвели итог формированию новой украинской власти. У Петра Порошенко и Арсения Яценюка есть все шансы сформировать дееспособную коалицию. Однако именно сейчас наступает самое тяжелое время: впереди непрекращающийся кризис на востоке (в минувшие выходные прошли выборы в парламент ДНР и ЛНР, которые Киев признавать не собирается), риски срыва перемирия, финансовый кризис, проблемы газовых поставок и т. д. Преодоление всех этих испытаний будет учить украинскую элиту, как формировать собственные политические традиции и не допускать очередных кризисов. Политическая нестабильность может оказаться для Украины не меньшим вызовом, чем геополитические амбиции Владимира Путина.

Хотите получать качественную аналитику по ключевым вопросам российской политики и отношений России и Запада? Подписывайтесь на нашу рассылку здесь.

Мы пишем немного, но по делу.

 

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.