В конце сентября российская политзаключенная Надежда Толоконникова передала на волю открытое письмо, в котором рассказала об условиях содержания в мордовском лагере. В числе прочего она описала рабский труд заключенных. Публицист Александр Подрабинек расуждает о противоречимом отношении мирового сообщества к рабскому тюремному труду — и его продуктам.

 

 

Ставшее широко известным письмо Надежды Толоконниковой об условиях жизни в женском лагере в Мордовии реанимировало вопрос о приемлемости для современного общества рабского труда заключенных тюрем и лагерей. Строго говоря, проблема эта никогда не исчезала, но внимание общества привлекается к ней только время от времени. И это объяснимо – трудно жить с постоянным пониманием того, что вольно или невольно мы пользуемся плодами рабского труда.

В декабре прошлого года американская газета The Oregonian рассказала об американке Джули Кит, которая перед Хеллоуином купила в магазине Kmart коробку сделанных в Китае гирлянд и безделушек. В коробке она нашла письмо на тетрадном листочке. Оно было написано в основном на английском, что-то приписано по-китайски. Неизвестный автор (подписи под письмом нет) писал, что он и другие заключенные трудового лагеря в Китае делают эти украшения. Под угрозой физических наказаний их заставляют работать по 15 часов в день без выходных. За это им платят около 10 юаней в месяц (полтора доллара, или около 50 рублей). В лагере Масаньцзя в городе Шеньян, как сообщается в письме, обычно отбывают сроки лишения свободы в один-три года, и попадают в него люди во внесудебном порядке, без приговора.

Надежда Толоконникова и другие заключенные женщины 14-го лагеря в Мордовии шьют одежду для полицейских по 15–17 часов в день, тоже без выходных, тоже под угрозой наказаний, и получают за свой труд около 30 рублей в месяц (один доллар, или примерно 6 юаней).

В России сделанные руками зэков товары широко рекламируются как для потребителей, так и для возможных партнеров

Неизвестный заключенный из китайского трудового лагеря попросил того, кто прочтет это письмо, передать его во всемирную организацию по защите прав человека. Он написал: «Если вы случайно купили этот товар, пожалуйста, отправьте это письмо в мировую организацию по правам человека. Тысячи людей, которые находятся здесь под властью китайского коммунистического правительства, будут вас благодарить и помнить всегда».

Письмом неизвестного китайского заключенного заинтересовалась Иммиграционная и таможенная полиция США. Она начала проверку, прежде всего потребовав объяснений от магазина Kmart. Письмо Толоконниковой тоже не осталось незамеченным. Правда, никакой правовой реакции на него не последовало.

Письма из лагерей доходили до заграницы и раньше. В поздние советские времена этому способствовали диссиденты. В сталинские времена случалось, что послания заключенных находили в западноевропейских морских портах среди импортированной древесины, заготовленной в советских северных концлагерях.

Вопрос заключается в том, как относятся общество и закон к труду заключенных, к условиям их содержания в пенитенциарной системе. В США, например, запрещено продавать товары, произведенные в других государствах с использованием труда заключенных. Весьма вероятно, что закон этот часто нарушается, поскольку исполнение его трудно контролировать, а общество в целом относится к этой проблеме достаточно равнодушно.

Тем не менее даже по одному случаю, описанному газетой The Oregonian, в Конгрессе США состоялось заседание Американо-китайской наблюдательной комиссии по вопросам экономики и безопасности. Эта комиссия, созданная в 2000 году, призвана контролировать торговые отношения между США и КНР.

Ничего подобного в России, разумеется, нет. Наоборот, сделанные руками зэков товары широко рекламируются как для потребителей, так и для возможных партнеров. Например, во Владивостоке в июле открылась выставка, на которой были представлены товары 11 предприятий краевого лагерного управления, которые выпускают более 400 наименований бытовых товаров. В их числе детская мебель, кухонные гарнитуры, спецодежда, строительные материалы, садовый и огородный инвентарь и даже палочки для еды, предназначенные на экспорт в Китай.

По сведениям саратовской интернет-газеты «Фокус города», среди наиболее востребованных товаров, произведенных в лагерях саратовского управления ФСИН, обувь, вешалки, качели, санки, кухонная утварь, продукты питания, спецодежда, бревенчатые дома, мебель, банные принадлежности, сувениры, макеты кораблей, декоративное холодное оружие. Всего же в саратовских лагерях производится более 1 тыс. наименований различных промышленных товаров. При этом УФСИН не стесняется рекламировать такие достоинства своего производства, как возможность закупать материалы и сырье без проведения торгов и низкий фонд заработной платы. Это очень заманчиво – зэку можно платить символическую зарплату, и никто не посмеет за него заступиться.

 

Единоросс Владимир Головнев и его апартаменты в Майами

 

Глава финансово-экономического управления ФСИН Олег Коршунов сообщил, что в российских колониях производится более 100 тыс. наименований различных товаров.

Зара Муртазалиева, отсидевшая восемь с половиной лет в лагере по соседству с тем, в котором сейчас находится Толоконникова, в своих воспоминаниях пишет: «Промзона – обветшалое здание, рассыпающееся со всех сторон. Там три участка, три швейные ленты – с двух сторон стоят 15–20 старых машинок. Между ними – длинный железный стол. Над столом – лампы. Пол сложен из прогнивших деревянных досок: всегда было страшно, что можно провалиться под пол, сломать ногу или разбить голову. В щели этих деревянных полов падали ножницы, нам приходилось вскрывать гнилые доски и вытаскивать их оттуда. Правила такие, что, пока не будет сдан весь инструмент, полученный на бригаду, мы не можем покинуть швейную фабрику, даже если придется сидеть до утра. Бывали случаи, когда осужденные, которые желали нам насолить, воровали ножницы и выкидывали их на улицу или в туалет. Тогда мы часами ждали, пока нас выведут с работы и начальник колонии соизволит нас простить. Антисанитария, протекающая крыша, неработающая вентиляция, отсутствие элементарных условий работы… На этой же территории стоял раскройный цех, где кроили одежду. Мы шили все – от камуфляжной формы до варежек и ватных телогреек. Если увидите в магазине продукцию с лейблом “Восток-сервис” или “Сириус”, знайте: ее шьют зэчки в Мордовии».

В сущности, все всё знают. Вопрос лишь в том, как на это реагировать. Считать рабский труд заключенных приемлемым или нет? Считать ли компании, наживающиеся на рабском труде, достойными торговыми партнерами? Считать ли бенефициаров рабского труда рукопожатными людьми? Открывать им гостеприимно двери своих стран или объявлять персоной нон грата?

По данным газеты «Известия», годовой оборот группы компаний «Восток-сервис», наживающейся на труде заключенных, – более 18 млрд рублей ($600 млн). По оценке экспертов, их продукция составляет треть рынка всей спецодежды в России. Президент компании и основной владелец – бывший депутат Госдумы от «Единой России», член генерального совета «Деловой России» Владимир Головнев. У «Восток-сервиса» есть несколько подразделений в Европе, более 200 фирменных магазинов в России и за рубежом, девять предприятий по производству одежды и обуви.

Не коробит ли жителей солнечного Майами соседство с господином, делающим себе состояние на рабском труде заключенных?

Из расследования, проведенного оппозиционером Алексеем Навальным, известно, что основной владелец холдинга «Восток-сервис» Владимир Головнев часть своей прибыли вкладывает в приобретение недвижимости в США. Так, в 2003 году его жена приобрела апартаменты за $518 900 в Майами (18911 Collins Ave, North Miami Beach, Florida). Позже Головневы покупают во Флориде еще две квартиры на общую сумму более $2 млн. Можно было бы порадоваться за состоятельных людей, если не знать, что их благополучие строится на бесправии заключенных, которые работают на них за один доллар в месяц и подвергаются жестоким наказаниям за невыполненную дневную норму.

Не коробит ли жителей солнечного Майами соседство с господином, делающим себе состояние на рабском труде заключенных? Не считают ли иммиграционные власти США въезд таких людей в их страну нежелательным?

Речь идет не только о господине Головневе и его холдинге «Восток-сервис». Та же газета «Известия» сообщает, что помимо «Восток-сервиса» в мордовских зонах работают и другие компании: «Магеллан» и «Техноавиа». Можно предположить, что по всей стране, в лагерях и тюрьмах которой выпускается 100 тыс. наименований товарной продукции, работают не единицы и даже не десятки таких компаний. Правильно было бы бойкотировать выпускаемую ими продукцию в России и за рубежом. Правильно было бы запретить владельцам этих компаний пользоваться благами демократических стран с рыночной экономикой.

Возможно, стоит подумать о законе, аналогичном «закону Магнитского», который ограничил бы въезд в США и европейские страны для бизнесменов, наживающихся на нарушениях прав человека, и заморозил их авуары в западных банках.

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.