28 июня Владимир Путин и Дональд Трамп встретятся на полях саммита «большой двадцатки» (G20) в Осаке. Несмотря на огромное внимание СМИ к этому событию, ни о какой «новой сделке» речи не идет, однако оба лидера воспользуются ситуацией, чтобы заработать политические очки. 

 

Последний раз Дональд Трамп и Владимир Путин официально встречались в июле 2018 года в рамках саммита Россия-США в Хельсинки. Фото: kremlin.ru.

 

Как только стало известно, что расследование спецпрокурора Мюллера не подтвердило тайный сговор между предвыборным штабом Дональда Трампа и Кремлем, президент США возобновил попытки наладить контакт с Владимиром Путиным. Эти усилия по-прежнему озадачивают наблюдателей, в том числе сотрудников администрации Трампа, но «сделка» с Россией может помочь американскому лидеру заработать важные внешнеполитические очки внутри страны. Это особенно актуально для Трампа теперь, когда официально стартовала кампания по его переизбранию на новый срок в 2020 году.

Белый дом связался с Москвой сразу по завершении работы Мюллера. Кремль ответил осторожным согласием, учитывая, что предыдущую встречу с Путиным на саммите G20 в Буэнос-Айресе Трамп отменил за день до назначенной даты (из-за инцидента в Керченском проливе). Но несмотря на заинтересованность США, подготовка к встрече началась не раньше мая. (На момент написания этого текста формат встречи еще не был окончательно утвержден.) В преддверии саммита G-20 госсекретарь США Майк Помпео провел переговоры с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым 6 мая в Финляндии, а 14 мая он встретился с Владимиром Путиным в Сочи. Официальной целью этих встреч называлось восстановление двусторонних отношений, однако противоположные внешнеполитические ориентиры и многочисленные взаимные претензии не позволили сторонам договориться о чем-либо существенном.

Тем не менее по целому ряду вопросов Россия и США еще могут найти точки соприкосновения. К примеру, для двух ядерных супердержав всегда актуален стратегический вопрос о судьбе договоров о контроле над вооружениями. Однако в этот раз и он может стать камнем преткновения.

Путин неоднократно напоминал, что срок действия договора СНВ-3, подписанного президентами Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым в 2010 году, истекает в 2021 году, но до сих пор не сделано никаких шагов, чтобы его продлить. Не так давно российский президент, не скрывая раздражения, заявил: «Если никому не хочется продлевать договор СНВ-3, ну, не будем тогда». По мнению некоторых российских экспертов, несмотря на официальную позицию России по этому вопросу, Путин не заинтересован в сохранении действующей системы ограничения ядерных вооружений, предпочитая полную свободу действий: «Путин “заболел гиперзвуком”, как когда-то “заболел цифровой экономикой”».

СНВ-3 может стать вторым ядерным соглашением, которое будет разрушено при Путине и Трампе. Ранее в этом году США приостановили свое участие в Договоре о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), обвиняя Россию в грубых нарушениях своих обязательств (которые Кремль отрицает). В июне Пентагон опубликовал, но затем удалил из открытого доступа, свою новую доктрину «Ядерные операции» (Nuclear Operations), в которой использование ядерного оружия оправдывается достижением «решительных результатов и восстановлением стратегической стабильности». Этот факт говорит о том, что Вашингтон также не заинтересован в соблюдении действующих соглашений о контроле над вооружениями.

Попустительское отношение к проблеме было продемонстрировано 12 июня в Праге на встрече замминистра иностранных дел России Сергея Рябкова и замгоссекретаря США по вопросам контроля над вооружениями и международной безопасности Андреа Томпсон. Обсуждая стратегические вопросы, ни одна из сторон не предприняла реальных усилий для  спасения Договор о РСМД (срок его действия истекает 2 августа) и не предложила конкретных планов по продлению СНВ-3. 

Помимо контроля над вооружениями, США могут искать содействия России по узкому спектру других внешнеполитических вопросов. В ходе майской встречи с президентом Путиным Майк Помпео перечислил некоторые из них: переговоры с Ираном и Северной Кореей и политическое решение венесуэльского кризиса. Путин, в свою очередь, дал понять, что хотел бы обсудить ситуацию в Афганистане, Северной Корее, Сирии и Иране.   

По прогнозам некоторых экспертов, главной темой встречи Трампа и Путина на полях G20 в Осаке, скорее всего, станет Иран. В мае прошлого года США вышли из ядерной сделки с Ираном, которая предполагала снятие с исламской республики западных экономических санкций в обмен на сворачивание ее ядерной программы. Этот шаг был в числе предвыборных обещаний Дональда Трампа. При этом остальные страны, подписавшие соглашение: Франция, Германия, Великобритания, Китай, Россия и, что примечательно, сам Иран — продолжили его соблюдать.

В мае, после нескольких месяцев воинственной риторики и растущей напряженности в отношениях с Тегераном, Трамп заявил, что не стремится к смене режима в Иране. Однако 20 июня, после инцидента со сбитым Ираном американским беспилотником, удар США по иранским целям и последующая полномасштабная военная операция внезапно стали вполне реальным сценарием. И все же Трамп отступил, сделав выбор в пользу нового пакета санкций и дав понять, что война не входит в его планы. Такая тактика принуждения Ирана к уступкам напоминает переговоры Трампа с Северной Кореей, которые теперь зашли в тупик. Не исключено, что целью заигрываний Трампа с Путиным может быть использование помощи России для продавливания новой сделки с Тегераном.

Не до конца ясно, однако, как именно Россия может помочь в этом США, учитывая, что Кремль преследует собственные интересы в регионе, в числе которых — удержание иранских войск в Сирии для поддержки режима Асада. С другой стороны, Москва явно примеряет на себя роль посредника между США и Ираном. Так, в ходе визита в Тегеран в конце мая Сергей Рябков предостерег иранское руководство от выхода из ядерной сделки, аргументировав тем, что это может спровоцировать новую волну дестабилизации на Ближнем Востоке. Он также предложил конкретные решения по сохранению существующего ядерного соглашения.

Однако позиция России в этих переговорах остаетсянеловкой. Это было ярко продемонстрировано на трехсторонней встрече глав служб безопасности России, США и Израиля, прошедшей 25 июня в Иерусалиме (Израиль, как и США, является «заклятым врагом» Ирана). Как сообщает Wall Street Journal, на встрече Николая Патрушева, Джона Болтона и Меира Бен-Шаббата была предпринята попытка «отговорить Россию от союза с Ираном» под тем предлогом, что «интересы Ирана и России в Сирии начинают расходиться». Однако, к разочарованию представителей Израиля и США, Патрушев решительно занял сторону Ирана, назвав его «союзником и партнером» России, и не согласился с утверждением, что Иран является «главной угрозой безопасности в регионе». Это неудивительно, учитывая, что иранское присутствие в Сирии гарантирует Москве сохранение плацдарма в этой стране. Кроме того, по сообщениям СМИ, российские власти не только отстаивают свои геополитические интересы в регионе, но и рассчитывают получить в Сирии финансовую прибыль, а именно часть денег, которые Запад может выделить на ее послевоенное восстановление.

Как отмечает российский эксперт по внешней политике Владимир Фролов, несмотря на действия российского МИДа в Иране и усилия по представлению России миротворцем на Ближнем Востоке, нет никаких оснований полагать, что Россия изменит свою последовательную позицию по Ирану ради улучшения отношений с США. Если Дональд Трамп хочет, чтобы Путин помог ему с Ираном, за это придется заплатить слишком высокую цену. Как заявил Путин Майку Помпео, речь идет о «полном пересмотре конфронтационной политики США в отношении России, включая снятие всех санкций», пишет Фролов. Для Белого дома это неприемлемо.

Учитывая ухудшение двусторонних отношений, ожидания России от предстоящего саммита Трампа и Путина невысоки. По словам Сергея Лаврова, Москва всегда открыта для диалога с США — при условии что он ведется «на взаимоуважительной и равноправной основе», а Вашингтону нужно решить, отвечает ли это его интересам. «Насильно мил не будешь», — подытожил Лавров. Его заместитель Сергей Рябков повторил эту мысль в недавнем интервью Wall Street Journal, предупредив, что отношения США и России достигли «самой опасной точки за долгие годы». В этом контексте любая встреча Трампа и Путина, которая не отменяется в последний момент и хотя бы отдаленно напоминает диалог, может расцениваться как успех.

Даже при условии доминирования реализма в современной международной политике и готовности Трампа и Путина к поиску путей по улучшению отношений США и России шансы, что это произойдет, остаются призрачными. На этом фоне наиболее вероятно, что оба лидера попытаются обратить результат их встречи, каким бы незначительным он ни был, в политическую победу у себя дома. Будет много шума из ничего: разговоры, но мало действий.

Тем не менее встреча на высшем уровне дает отличный повод СМИ и лидерам общественного мнения обратиться к вопросам, которые довольно долго оставались без должного внимания. Например, поговорить о причинах глубоких расхождений между США и путинской Россией, объясняющих, почему отношения двух стран сегодня зашли в тупик. Речь идет о разных взглядах на фундаментальные ценности и права человека: свободу слова, совести, собраний, право на справедливый суд, — которыми пренебрегает система Путина. Статистика Европейского суда по правам человека рисует мрачную картину российской действительности. Согласно докладу американской правозащитной организации Perseus Strategies, в этом году число политических заключенных в России достигло рекордной цифры — 236 человек.

Руководству США не стоит забывать, что за почти 20-летнее правление Путина большинство зарождающихся институтов в России были уничтожены, разделение властей, по сути, прекратило существование, гражданское общество и независимые СМИ маргинализированы. Сконцентрировав в своих руках огромную власть, российский президент не использует ее на благо страны, заботясь в основном о личном обогащении и безопасности. По некоторым оценкам, Путин может быть богатейшим человеком в мире с личным состоянием в $200 млрд, большая часть которого хранится в офшорах и «налоговых гаванях» на Западе. «Российский клановый капитализм», построенный Путиным, очевидным образом препятствует экономическому росту России и разъедает западные демократии. 

Отказ от спекуляций на тему «броманса» Трампа и Путина и переключение внимания на более важные проблемы делают более очевидным ответ на вопрос, почему соглашение между ними с самого начала было невозможно.

 

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.