20 лет под властью Путина: хронология

20 июля Владимир Путин отправил в отставку губернатора Хабаровского края Сергея Фургала, ранее арестованного по подозрению в организации заказных убийств в начале 2000-х. Врио главы региона назначен Михаил Дегтярев, — как и Фургал, член партии ЛДПР. Задержание Фургала 9 июля вызвало массовые протесты в Хабаровске, которые продолжаются почти две недели. Масштаб этих волнений свидетельствует о растущей напряженности между Москвой и регионами, а также о фиктивном характере российской партийной системы.

 

Арест губернатора Хабаровского края Сергея Фургала вызвал массовые протесты в регионе, которые продолжаются уже почти две недели. Фото: Kremlin.ru

 

Опасная жизнь российских региональных элит  

Обвинения против Сергея Фургала вызывают немало вопросов, однако совсем игнорировать их нельзя. Перед тем как прийти в политику, он занимался торговлей лесоматериалами и металлоломом, а этот бизнес на Дальнем Востоке часто тесно связан с преступными группами. Показания против хабаровского губернатора дал его бывший деловой партнер Николай Мистрюков, арестованный в конце прошлого года и заключивший сделку со следствием. Как пояснил полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, прошлое Фургала вызвало интерес у правоохранительных органов только после его избрания главой региона. Однако публичной фигурой он стал еще в середине 2000-х: в 2005-м избрался в парламент Хабаровского края от ЛДПР, а в 2007-м стал депутатом Госдумы, где проработал до 2018 года.

В прошлом у Фургала действительно могли быть связи с криминальным миром. СМИ сообщали и о его недавнем конфликте с московским инвестором из окружения братьев Ротенбергов. Однако ключевым поводом для его смещения послужило, по-видимому, систематическое невыполнение указаний Кремля.

Фургал возглавил Хабаровский край в 2018 году, выиграв выборы на волне протестного голосования, которое стало ответом избирателей на непопулярную пенсионную реформу. Тогда сразу в четырех регионах ставленники Кремля не смогли переизбраться на новый срок. Сообщалось, что перед вторым туром выборов Фургалу предлагали сняться с гонки. Он отказался и с большим отрывом обошел действовавшего главу региона, единоросса Вячеслава Шпорта.

На голосовании по поправкам к Конституции Хабаровский край показал один из худших результатов в стране. При явке в 44,2%, что на 20% ниже среднероссийского показателя, «за» поправки проголосовало 62% жителей края — более чем на 10% меньше, чем в среднем по стране. Вероятно, по мнению Кремля, Фургал не справился с отведенной ему ролью во властной вертикали.  

Одна из главных проблем, возникающих при анализе авторитарной политики, состоит в непрозрачности процесса принятия решений. Установить реальные мотивы, стоящие за арестами и отставками, часто не представляется возможным. В отсутствие верховенства права Россия управляется с помощью формальных и неформальных законов и санкций. На практике это часто означает, что нарушение неформальных договоренностей может повлечь за собой формальное наказание. 

Уголовное преследование региональных элит в России не редкость. Начиная с 1996 года уголовные дела были возбуждены в отношении 32 глав регионов, однако до 2006 года к ним не применялась мера пресечения в виде ареста. На сегодняшний день 13 руководителей регионов признаны виновными в коррупции и других видах преступной деятельности. Мэры городов также рискуют оказаться под стражей. Согласно исследованию Института экономических и политических исследований, опубликованному в июле этого года, в 38% крупнейших российских городов хотя бы раз арестовывали мэра. Если популярность, измеряемая величиной отрыва от соперников на выборах, защищает региональных политиков от преследования, то оппозиционность в четыре раза повышает вероятность ареста, говорится в исследовании.  

Немногое в политической биографии Фургала позволяет отнести его к оппозиции. Будучи депутатом Госдумы, он почти всегда голосовал в соответствии с партийной линией «Единой России». Однако, выиграв губернаторские выборы, он смог завоевать в регионе настоящую популярность, которая теперь подпитывает протестную активность. Парадокс в том, что личная популярность Фургала во многом является побочным продуктом действий Кремля в отношении Хабаровского края.    

  

«Москва — не Россия» и другие претензии провинции

Для хабаровчан внезапное устранение главы региона продолжает череду унижений со стороны центра. В том же ряду — перенос столицы Дальневосточного федерального округа из Хабаровска в конкурирующий Владивосток и арест другого популярного экс-губернатора Виктора Ишаева. О неприязни регионов к Москве хорошо известно. Социологи «Левада-центра» Любовь Борусяк и Алексей Левинсон пришли к выводу, что главная претензия заключается в сверхцентрализации власти в столице в ущерб регионам. Согласно проведенному ими исследованию, россияне считают, что в Москве сосредоточено 80% ресурсов страны и что она является главным центром принятия политических решений. 

Еще больше проблему обострила ситуация с пандемией, во время которой Кремль возложил на регионы ответственность за борьбу с распространением вируса и экономическим кризисом, не предоставив необходимых для этого ресурсов. В результате регионы почувствовали себя еще более обездоленными и беспомощными. На этом фоне арест «народного губернатора» Сергея Фургала стал для жителей Хабаровского края символом отсутствия политической свободы.

18 июля 2020 г.: массовое протестное шествие в Хабаровске в поддержку Сергея Фургала. Фото: офис Алексея Навального в Хабаровске (Wikimedia Commons).

 

Массовые протесты, последовавшие за его задержанием, вынесли на поверхность обиды на Москву. Наряду с лозунгами, призывающими освободить губернатора, звучали и другие: «Мы здесь власть», «Москва, уходи!», «Фургал — наш выбор», «Руки прочь от нашего губернатора!».

К протестам, ставшим полной неожиданностью как для власти, так и для оппозиции, Москва отнеслась с осторожностью. В отличие от других несанкционированных акций, прошедших в последнее время в России, митинги в Хабаровске и других городах края не разгоняли, сотрудники полиции даже раздавали маски митингующим. Поддержку участникам протестов выразили госчиновники. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский также высказался в защиту арестованного губернатора, заявив, что федеральные власти действуют «как при Сталине». 

 

Фиктивная партийная система: источник долговечности и нестабильности

Исследователи определяют Россию как «систему с доминирующей партией». Это означает, что одна партия — прокремлевская «Единая Россия» — определяет доступ к государственным постам, политическому процессу и политическим назначениям. Однако, в отличие, например, от Китая, в России другим политическим партиям разрешено не только существовать, но и участвовать в выборах, а также занимать места в законодательных органах. Такие партии — ЛДПР, КПРФ и «Справедливая Россия» — известны как «системная оппозиция». Они соревнуются в выборах против «Единой России», но на деле не ведут серьезной борьбы за власть. Они редко критикуют правящую партию или Кремль, а их голосование в парламенте по политическим вопросам, как правило, согласовано с «Единой Россией».

Более 50 лет назад политолог Роберт Даль назвал политическую оппозицию «едва ли не самой отличительной чертой самой демократии». Однако в России системные оппозиционные партии являются частью авторитаризма, а не демократии. Обеспечивая видимость конкуренции, они в то же время получают голоса тех, кто хотел бы проголосовать против кандидатов, поддерживаемых режимом. Таким образом, эти партии помогают выживать институтам, формально не представленным в политической системе, давая им возможность оперировать в рамках этой системы, не разрушая ее.

И Фургал, и ЛДПР извлекли немало выгод благодаря своему месту в системе. Во время выборов в Госдуму 2016 года «Единая Россия» не выдвинула своего кандидата против Фургала, что позволило ему легко переизбраться. В свою очередь, в 2018-м Фургал должен был стать «техническим кандидатом» на губернаторских выборах в Хабаровске, с тем чтобы переизбрался кандидат, поддерживаемый режимом (единоросс Вячеслав Шпорт). Изначально Фургал так и поступил: он почти не вел предвыборную агитацию и заранее добровольно согласился на пост заместителя губернатора. Но на волне антирежимных настроений его кандидатура неожиданно взяла верх.

Преображение Фургала из лоялиста Кремля в его антигероя в очередной раз выявило проблемы, укорененные в политической системе, выстроенной в России. Победа и популярность Фургала отражают упадок партии власти в рамках этой системы, созданной для имитации конкуренции, на деле не имеющей существенного значения. Выбор Кремлем в качестве замены Фургалу Михаила Дегтярева — тоже члена ЛДПР, но незнакомого региону, — говорит о том, что приоритетом Москвы является поддержание стабильности внутри партийной системы. Врио губернатора вряд ли успокоит возмущенный Хабаровск, но Кремль, похоже, больше беспокоится о единстве элиты, нежели о продолжающихся в регионе протестах. 

 

Профиль: Сергей Фургал

Уроженец Хабаровска, Фургал (50) вступил в ЛДПР в 2005 году. Ранее работал невропатологом в региональной больнице, потом ушел в бизнес, занялся импортом товаров из Китая, а затем торговлей лесоматериалами и металлоломом. В 2005 году избран депутатом регионального парламента, в 2007-м — Госдумы РФ, где занимал посты в различных комитетах на протяжении более десяти лет. Дважды баллотировался на пост губернатора Хабаровска — в 2013 и 2018 годах. На первых выборах Фургал проиграл другому местному политическому деятелю, единороссу Вячеславу Шпорту. На выборах 2018 года неожиданно набрал равное число голосов со Шпортом, а во втором туре — редкий случай для жестко контролируемой региональной политики — победил действующего губернатора с огромным отрывом. Будучи членом ЛДПР, Фургал был одним из трех региональных лидеров в 85 субъектах Российской Федерации, не являющихся членами «Единой России».

 

Профиль: Михаил Дегтярев

Уроженец Самары, 39-летний Дегтярев, как и Фургал, является членом ЛДПР. В 2001 году он стал основателем прокремлевского молодежного движения «Идущие вместе». В 2003 году вступил в «Единую Россию», но через два года перешел в ЛДПР. С 2004 года занимал различные государственные должности; дважды избирался в Госдуму (2011 и 2016 годы). Некоторые инициативы Дегтярева в Думе вызывали вопросы. В 2014 году, будучи главой комитета по физической культуре, он предложил запретить обращение долларов в России, «чтобы защитить российский спорт от внешних угроз». Три года спустя поддержал идею своей партии заменить нынешний гимн России имперским «Боже, царя храни», поскольку первый якобы недостаточно патриотичен.

 

Перевод текста: Диана Фишман.

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.