20 лет под властью Путина: хронология

13 сентября в России пройдет очередной единый день голосования, в ходе которого десятки регионов будут избирать представителей в различные органы власти. Несмотря на то, что большинство наблюдателей не интересуются региональной политикой России, выборы этого года могут оказаться более интересными, чем обычно.

 

Одна из наиболее интересных гонок 13 сентября ожидается на выборах в совет депутатов Новосибирска. Фото: infopro54.ru.

 

В этом году в единый день голосования в 18 российских регионах пройдут выборы высших должностных лиц субъектов РФ, в 11 регионах – выборы депутатов законодательных органов. Десятки крупных и малых городов по всей стране также будут избирать депутатов муниципальных собраний, а в некоторых случаях – мэров. Учитывая близость выборов в Госдуму 2021 года, ухудшающиеся общественные настроения из-за экономического спада и пандемии коронавируса, а также готовность Кремля использовать новые методы принуждения для сохранения статуса-кво, на региональные выборы этого года стоит обратить особое внимание.

  

Жесткая система

Региональная политика Кремля определяется стремлением Владимира Путина централизовать процесс принятия всех политических и финансовых решений в России. Данный курс, в свою очередь, берет истоки в волнениях 1990 годов, связанных с неуправляемостью и сепаратизмом регионов. Несмотря на два десятилетия последовательной централизации, приведшей к тому, что большинство российских регионов сегодня финансово зависимы от поступлений из федерального бюджета, а большинство губернаторов просто администрируют вверенные им регионами, но не управляют ими, страх сепаратизма так и не исчез. Так, он нашел отражение в конституционной реформе 2020 года, запретившей «призывы к нарушению территориальной целостности России» (уголовная ответственность за соответствующие призывы была закреплена в УК РФ еще в 2014 году) и закрепившей идею «единой системы власти» – от муниципальных лидеров до президента.

За последние два десятилетия Москва только дважды отклонилась от курса централизации. Первый случай пришелся на 2012 год, когда Кремль отменил реформу местного самоуправления 2005 года и восстановил практику прямых губернаторских выборов после беспрецедентных массовых протестов из-за фальсификации думских выборов 2011 года. Однако даже после этого за президентом осталось право увольнять губернаторов и назначать новых. Второй случай произошел в апреле 2020 года, когда Путин возложил ответственность за борьбу с пандемией коронавируса на региональных лидеров.

С 2012 года прямые губернаторские выборы превратились в церемониальную процедуру, цель которой – создать иллюзию легитимности любого кандидата, одобренного Кремлем. Президент имеет право снимать законно избранного губернатора с должности на основании «утраты доверия» и нередко пользуется этим правом, в преддверии выборов заменяя непопулярных должностных лиц или малоизвестными назначенцами, или, наоборот, популярными альтернативными кандидатами. Разумеется, есть и исключения – люди, которые ввиду их уникального положения в регионе или среди местной элиты не могут быть уволены без последствий, – такие как президент Чечни Рамзан Кадыров или глава Татарстана Рустам Минниханов. Но эти исключения, скорее, подтверждают правило. В 2017-2018 годах 20 губернаторов были сняты президентом с должности, причем большинство были из регионов, готовящихся к выборам.

 

Маневры Кремля

Во всех выборах, кроме президентских, Кремль до сих пор следовал стратегии, основанной на сочетании нескольких факторов – демотивирование избирателей, нарушение избирательных законов, кооптация системной оппозиции и распределение финансовых ресурсов среди лояльных лиц. Как отмечает в своей новой книге «Политика ради выгоды: бизнес, выборы и выработка политического курса в России» (Кембридж, 2020) Дэвид Шаконьи, доцент политологии Университета Джорджа Вашингтона, эта стратегия никак не влияет на местных бизнесменов, если они решают участвовать в выборах, поскольку они обладают достаточными финансовыми средствами для проведения предвыборных кампаний и не сталкиваются с правовыми барьерами при совмещении государственных должностей и бизнеса. Однако должность губернатора при этом остается полностью недоступной для «чужаков».

Кремль также установил административные барьеры – тщательно разработанные «линии обороны», – допускающие на пост главы региона только одобренных  кандидатов. Первым и самым мощным барьером является так называемый «муниципальный фильтр». Это означает, что кандидатам требуется собрать в свою поддержку подписи 5-10% муниципальных депутатов, представляющих по крайней мере 75% муниципалитетов в соответствующем регионе, что практически невозможно осуществить без поддержки «Единой России». За последние два года требования муниципального фильтра интерпретировались довольно строго: оба раза шести кандидатам от крупных партий было отказано в регистрации в тех регионах, где действующий губернатор был непопулярен. Очевидно, муниципальный фильтр не позволяет продвигать на должность губернатора кандидатов от партий и организаций, не представленных в законодательных собраниях.

Региональные избирательные комиссии выступают как вторая «линия обороны». Они назначаются местными законодательными собраниями, которые основывают свой выбор на предложениях Центральной избирательной комиссии, партий и глав муниципалитетов. Данная тактика дает возможность властям жестко контролировать комиссии, которые призваны рассматривать жалобы на нарушения, отмеченные в процессе голосования.

 

Ответ оппозиции

Административные барьеры по сути не дают членам несистемной оппозиции и местных организаций бросить вызов прокремлевским кандидатам, хотя присутствие оппозиции в ряде регионов заметно выросло за последние годы.

Некоторое время данная система работала без сбоев, но в 2018 году она столкнулась с неожиданным поражением: четверо прокремлевских кандидатов проиграли выборы в первом туре, в итоге «Единая Россия» потеряла три губернаторских поста. Избиратели, мобилизованные недовольством от пенсионной реформой и местными проблемами, проголосовали за оппозиционных кандидатов, допущенных к выборам просто для имитации политической конкуренции. К примеру, в Приморском регионе действующий губернатор-единоросс Вячеслав Шпорт оказался настолько непопулярным, что люди начали массово голосовать за его формального оппонента Сергея Фургала, который почти не проводил агитацию и изначально публично согласился на должность заместителя губернатора. Примечательно, что недавний арест Фургала спровоцировал массовые протесты в Хабаровске, которые продолжаются до сих пор. Поражения Кремля 2018 года были также связаны с попустительством местных чиновников и неспособностью Москвы дать им четкие инструкции, как действовать в отношении растущей поддержки оппозиции.

В ответ на проколы Кремля лидер оппозиции Алексей Навальный в ноябре 2018 года запустил инициативу под названием «умное голосование» с целью внедрить народную легитимность в сложившуюся систему. Основная идея заключалась в том, чтобы сплотить избирателей вокруг любого кандидата, не являющегося представителем «Единой России» и обладающего наибольшими шансами на победу, и таким образом лишить прокремлевских кандидатов максимального количество мест. Стратегия Навального не была всегда успешной, но благодаря ей некоторые перемены все же произошли. Как отмечают политологи Григорий Голосов и Михаил Турченко, в Санкт-Петербурге «умное голосование» добавило порядка 7% к результатам антикремлевских кандидатов. В муниципальном совете Москвы эта инициатива помогла урезать количество депутатов от «Единой России» на треть, а в Хабаровске и Хабаровском крае, вероятно, содействовала поражению правящей партии (хотя фактором влияния могла стать и личная популярность Фургала).

Тем не менее, в 2018-м Кремлю удалось обеспечить желаемый результат в большинстве регионов. На муниципальных выборах 2019 года в Москве власть продолжила прибегать к административным уловкам, чтобы не допустить оппозиционных кандидатов к выборам. Последовавшие протесты были жестко подавлены, а масштаб фальсификации на этих выборах заметно возрос, в то время как явка оставалась низкой.

Символическое значение «проигрыша» выборов настолько высоко (а «проигрышем» в Кремле в определенном смысле считается даже победа прокремлевского кандидата во втором туре), что оно недопустимо для действующего режима, и именно поэтому в этом году кремлевские политтехнологи постараются предотвратить любые неожиданности во всех 18 регионах, где ожидаются губернаторские выборы. Судя по всему, в этом году стратегия властей по превращению падающих рейтингов «Единой России» (порядка 30% на данный момент) в очередную «громкую победу» останется неизменной. Уже видны тактические решения Кремля: ограничение участия независимых наблюдателей, проведение трехдневного голосования, и, видимо, можно ожидать те же фальсификации, что были задействованы на референдуме по Конституции. Однако такой подход становится все более рискованным.

 

Риски сентябрьских выборов

Несмотря на то, что жесткость «вертикали власти» позволяет большинству прокремлевских кандидатов рассчитывать на легкую победу на предстоящих 13 сентября региональных выборах, в некоторых случаях стоит ожидать вызовы от оппозиции – либо из-за нерешенных региональных проблем, либо по причине общего недоверия к «Единой России». Растущий разрыв между необходимыми Кремлю результатами и общественными настроениями в регионах сейчас представляет более существенный риск, нежели два года назад. 

В Архангельской области выборы будут проходить на фоне неудачной попытки слияния с малонаселенным, но богатым углеводородами Ненецким автономным округом – идея, предложенная врио губернатора Александром Цыбульским для пополнения регионального бюджета и усмирения народного недовольства из-за проекта мусорного полигона на станции «Шиес». Слияние было отложено в связи с неожиданным сопротивлением местных жителей и даже некоторых чиновников. Однако, несмотря на следование общественным интересам в этом вопросе, Цыбульский, использовал муниципальный фильтр, чтобы не допустить к выборам активиста Олега Мандрыкина, а также договорился с другим потенциальным конкурентом Дмитрием Некрасовым (КПРФ), предложив ему отказаться от предвыборной кампании взамен на поддержку его кандидатуры в Совете Федерации.

Другим проблемным регионом является Иркутск, где у власти с 2015 года был губернатор-коммунист Сергей Левченко, который в конце 2019-го, перед самым началом предвыборной кампании, вынужденно подал в отставку под давлением Кремля. Заменивший его московский назначенец от «Единой России» Игорь Кобзев не только непопулярен среди местных жителей, но даже не являлся приоритетным кандидатом собственной партии. Другой иркутский коммунист, Михаил Щапов, составляющий конкуренцию Кобзеву, показывает неплохие результаты, несмотря на регистрацию кандидата-«спойлера» Геннадия Щадова, чья фамилия практически дублирует «Щапова» – известная кремлевская уловка, рассчитанная на то, что избиратели просто запутаются с именами.

Хабаровские протесты в поддержку популярного губернатора Сергея Фургала, арестованного в начале июля, продолжаются уже более 60 дней и находят отклик в других дальневосточных регионах России, где местные жители чувствуют себя забытыми Москвой. 13 сентября выборы пройдут в четырех регионах Дальнего Востока. Помимо упомянутого выше Иркутска, они состоятся в Магадане, на Камчатке и в Еврейской автономной области. Кремль понимает политические риски данных выборов, и это ярко проиллюстрировано тем фактом, что премьер-министр Михаил Мишустин недавно провел целую неделю на Дальнем Востоке (при этом тщательно избегая Хабаровска), представляя местным властям и бизнесам различные инфраструктурные проекты. 

Камчатка вызывает у Москвы наибольшие опасения, так как в данном регионе явка на конституционном референдуме оказалось одной из самых низких в стране (44%), а энтузиазм относительно конституционной реформы Путина – весьма сдержанным (61%). Эти показатели ниже, чем в протестном Хабаровске. Врио губернатора Владимир Солодов (38 лет) является одним из президентских «молодых технократов»: москвич с иностранным образованием, ранее работавший заместителем Юрия Трутнева, полпреда президента на Дальнем Востоке. Для поддержки кандидатуры Солодова на Камчатку из Москвы была направлена тяжелая политическая артиллерия. За последний месяц Солодов провел рабочие встречи с Мишустиным, а также с министром обороны Сергеем Шойгу, одним из самых популярных политиков России. Кремль также сообщил о рабочей встрече Солодова с Путиным, что сигнализирует о полной поддержке его кандидатуры. Плюс ко всему, противник Солодова от КПРФ не был допущен к выборам.

Стоящие внимания коллизии на предстоящих выборах ожидаются в крупных городах – особенно там, где оппозиция успела укрепить свои позиции. Наиболее интересным кейсом является Новосибирск, третий по величине российский город, где, судя по всему, проходят конкурентные выборы в местный совет депутатов. Среди участников фигурируют члены несистемной оппозиционной коалиции, объединившиеся на платформе «Новосибирск 2020», кандидаты от КПРФ, которых поддерживает мэр-коммунист Анатолием Локоть, и от «Единой России» во главе с губернатором-единороссом Андреем Травниковым.

Выборы в промышленном хабе России, Челябинском регионе, печально известным своими плохими управленцами, также обещают оказаться весьма интересными. На этом фоне неудивительно, что незадолго до отравления Алексей Навальный посетил ряд сибирских городов, собирая материалы для нового цикла документальных фильмов о российской региональной политике.

Региональные выборы 13 сентября 2020 года заслуживают внимания не только потому, что на них проверяется на прочность способность режима удержать власть, выявляются слабые места Кремля и сопротивленческие стратегии оппозиции. Они интересны и потому, что являются в некотором смысле тестовой площадкой для думской избирательной кампании 2021 года. Это последняя проверка для кремлевских политтехнологов и их стратегий накануне общенационального голосования, которое неизбежно вызовет гораздо более значительный международный интерес, нежели региональные выборы. Если думские выборы будут плохо срежиссированы, то это повлечет за собой куда более серьезные издержки легитимности для Кремля.

 

Перевод текста: Елизавета Агаркова.

 

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.