20 лет под властью Путина: хронология

21 июня Генпрокуратура признала американский Бард-колледж «нежелательной организацией» – это первое образовательное учреждение, попавшее в российские черные списки. Учитывая последние ужесточения закона о «нежелательных организациях» и общее неприятие иностранного влияния режимом Путина, можно говорить о создании прецедента. Это значит, что в будущем под удар могут попасть и другие западные университеты, работающие с Россией.

 

Включение Бард-колледжа в список «нежелательных» организаций поднимает вопросы о будущем партнерств между западными и российскими образовательными учреждениями. Фото: Pixabay.

 

Бард-колледж – университет свободных искусств, расположенный в штате Нью-Йорк, – начал сотрудничество с Санкт-Петербургским государственным университетом (СПбГУ) в 1997 году, а в 1999-м запустил совместную образовательную программу, в рамках которой за 20 лет дипломы получили порядка двух тысяч студентов. В 2011 году Бард также способствовал созданию факультета свободных искусств и наук СПбГУ, деканом котором стал глава Счетной палаты Алексей Кудрин.

Кудрин, будучи давним сторонником образования в сфере свободных искусств, сыграл ключевую роль в создании факультета. В своей колонке для РБК он писал, что России необходим университет свободных искусств и наук, чтобы страна имела возможность совершить рывок, стать более инновационной и креативной. «За 20 лет нами был наработан уникальный отечественный опыт, явившийся сплавом лучших международных практик и наших образовательных традиций», – заявил Кудрин. Колонка была опубликована в марте 2021 года, когда на факультете начался процесс реорганизации, в ходе которой он должен был выделиться в отдельный университет. По данным СМИ, это произошло из-за идеологических и экономических разногласий с руководством СПбГУ, являющимся также альма-матер Владимира Путина.

 

Фактор Сороса

Не все представители российского режима разделяют либеральные взгляды Кудрина. В марте 2021 года Координационный совет некоммерческих организаций России (КС НКО), спонсируемая государством прокремлевская структура, отправил в Генпрокуратуру жалобу, потребовав провести проверку нового университета на предмет «тесной связи» со структурами, подконтрольными миллиардеру-филантропу Джорджу Соросу, которые якобы занимаются «деструктивной деятельностью» на территории России, а также признать Бард-колледж «нежелательной» организацией. 

Отсылка к Соросу не удивляет: его имя в России (и не только) является мишенью для сторонников конспиративных теорий. В 2003 году российское отделение его Института «Открытое общество» былопринудительно закрыто, хотя с 1987 года Сорос вложил в Россию более $1 млрд в проекты, связанные с поддержкой верховенства закона, прав человека, здравоохранения, образования и культуры. В 2015 году еще две спонсируемые Соросом организации – фонды «Открытого общества» и фонд помощи OSI – были объявлены «нежелательными».

Однако Бард-колледж никогда не скрывал своей связи с Соросом, и это не было проблемой вплоть до последнего времени, когда неприятие российским правительством любого иностранного влияния достигло новых высот. В кампании против Сороса также принял участие российский писатель и публицист Захар Прилепин, известный своими националистическими взглядами и поддержкой политики Кремля, причем настолько ярой, что недавно он выступил соучредителем партии «За правду» (на базе объединения со «Справедливой Россией»), предположительно созданной для размывания оппозиционных голосов. Накануне подачи жалобы КС НКО Прилепин предложил запретить все проекты Сороса в России. Эту кампанию в определенном смысле поддержал и российский МИД, заявивший в апреле о своей готовности  «прекратить деятельность в РФ американских фондов и НПО, подконтрольных Госдепартаменту и другим американским государственным структурам».

Как и следовало ожидать, прокуратура согласилась с этими взглядами и 21 июня признала Бард-колледж «нежелательной» организацией, поскольку его деятельность якобы «представляет угрозу основам конституционного строя и безопасности РФ». Минюст затем внес университет в свой перечень «нежелательных» организаций, запретив таким образом его деятельность на территории России. 

В ответ на решение российского правительства президент Барда Леон Ботштейн в заявлении от 23 июня сказал, что был «глубоко расстроен», подчеркнув, что «партнерство между Бард-колледжем и факультетом свободных искусств и наук СПбГУ является образовательным и культурным, а не политическим или идеологическим».

 

Закон о «нежелательных» организациях

Последствия решения Генпрокуратуры для Бард-колледжа и тех, кто в нем работает и учится, определяются законом о «нежелательных» организациях. Принятый в мае 2015 года, закон создал дополнительные ограничения для некоммерческих и неправительственных организаций, получающих финансирование из-за границы (в основном из Европы или США). «Нежелательные» организации были пространно определены как создающие угрозу «конституционному строю, обороноспособности или государственной безопасности страны». Amnesty International назвала эти критерии российских властей «плохо сформулированными, произвольными и расплывчатыми». 

Согласно закону, «нежелательным» организациям запрещены денежные операции с российскими финансовыми учреждениями, а также проведение публичных мероприятий и распространение информации о себе в СМИ. Любой человек, работающий на «нежелательную» организацию, может подвергнуться административному штрафу, но за множественные нарушения (к примеру, два административных наказания за 30-дневный период) возможно открытие уголовного дела с максимальным наказанием до шести лет лишения свободы.

Первой организацией, признанной «нежелательной» на территории России, стал Национальный фонд демократии (США), внесенный в черный список в июле 2015 года. В апреле 2017-го в список попал и Институт современной России вместе с британскими организациями Open Russia Civic Movement и OR (Otkrytaya Rossia), основанными Михаилом Ходорковским. После внесения Бард-колледжа в список Минюста, еще четыре структуры, связанные с Ходорковским, были также признаны «нежелательными». По данным на 16 июля, в списке числятся 40 организаций, но, очевидно, он продолжит расти. Так, 15 июля Генпрокуратура объявила «нежелательной» организацией независимое расследовательское издание «Проект» (в ближайшее время станет 41-м в черном списке Минюста), признав четырех его журналистов «иностранными агентами».

16 июня российская Государственная Дума одобрила поправки к действующему закону, нацеленные на дальнейшее усиление уголовной ответственности за участие в деятельности «нежелательных» иностранных или международных НПО. Закон был подписан Путиным и вступил в силу 28 июня.

Согласно обновленному закону, теперь уголовное дело за сотрудничество с «нежелательной организацией» можно будет заводить сразу после первого административного штрафа (а не после второго, как раньше), но максимальное наказание будет ограничено четырьмя годами лишения свободы. Против руководителей таких организаций уголовные дела можно будет заводить сразу – без предварительных административных нарушений. 

Также любые иностранные и международные НПО, осуществляющие денежные переводы «нежелательным» организациям на территории России, будут сами признаны нежелательными. С 1 октября  отслеживать финансовые переводы из ряда стран (список пока не обнародован) будет Росфинмониторинг. Новые поправки к закону 2015 года еще раз убедительно доказывают, что все усилия власти направлены исключительно на усиление контроля над гражданским обществом.

 

Пострадавшие

В 2018 году закон о «нежелательных организациях» был применен на практике: первое уголовное дело было заведено против активистки движения «Открытая Россия» Анастасии Шевченко. В феврале 2021 года ее призналивиновной в организации деятельности «нежелательной» организации (Открытая Россия), а именно – дебатов в октябре 2017 года и лекции для членов движения в апреле 2018-го. Она была приговорена к четырем года лишения свободы условно. Первый обвинительный приговор, однако, получил другой активист Открытой России – Максим Верников: в феврале 2020 года он был приговорен к 300 часам обязательных работ. В октябре 2020 года Яна Антонова (также из Открытой России) была признана виновной и приговорена к 240 часам общественных работ.

В данный момент продолжается уголовное преследование еще двух активистов Открытой России. Обвинения против Михаила Иосилевича были выдвинуты в октябре 2020-го, после чего он был помещен под стражу; решение его содержании в СИЗО было подтверждено в марте. В июне 2021 года с самолета был снят покидавший страну экс-руководитель Открытой России Алексей Пивоваров, который также находится в предварительном заключении. Уголовное дело против Пивоварова было заведено из-за поста на фейсбуке, в котором он призывал к сбору средств на поддержку проекта «Объединенные демократы», созданного для помощи независимым кандидатам на предстоящих в сентябре выборах.

Как в свое время отмечал глава программы политических заключенных «Мемориала» Сергей Давидис, «так как любое действие, связанное с Открытой Россией или даже ее логотипом (будь это съемка видео, репост статьи или твита или участие в общественном мероприятии) может стать основанием для уголовного преследования, полиция с легкостью фабрикует такие дела. Таким образом, группа потенциальных жертв уголовных преследований за подобные правонарушения постоянно увеличивается».

 

Последствия  

Пока все, кто подвергается уголовному преследованию по закону о «нежелательных организациях», являются активистами Открытой России, однако прецедент с Бард-колледжем – первым иностранным образовательным учреждением, внесенным в черный список, – вызывает серьезное беспокойство. В соответствии с новыми поправками, его студенты, профессора, административные сотрудники и даже выпускники потенциально могут быть оштрафованы или даже привлечены к уголовной ответственности. Это беспокойство отражено в недавнем обращении Ассоциации славянских, восточно-европейских и евразийских исследований (ASEEES) к правительству России, подчеркнувшей, что, помимо негативного воздействия на академические обмены, подобное решение «повлияет на будущее двух тысяч российских студентов, у которых уже есть дипломы Бард-колледжа». Возможно, даже американские студенты, не имеющие отношения с совместной программе Барда и СПбГУ, могут столкнуться с проблемами, приезжая в Россию или работая в стране. 

Комментируя прецедент Барда, Сэм Грин, директор Института России в Королевском колледже Лондона, подчеркнул: «Это не какая-то ерунда. Это очень, очень серьезно, и это заставит каждый университет, состоящий в каком-либо партнерстве с Россией, отойти в сторону и подумать».

В свете недавно принятого закона об ограничении неофициальной образовательной деятельности в России данное решение российских властей также свидетельствует о растущем государственном контроле над сферой образования. В своей февральской статье для ИСР профессор Свободного университета Екатерина Мишина написала, что данный закон (тогда еще законопроект) нацелен «на стигматизацию независимых образовательных проектов и помещение просветительской деятельности под жесткий контроль во избежание вольнодумства и инакомыслия». «Идеология снова выходит в лидеры», – добавила она, даже если это запрещено российской Конституцией.

В нынешнем политическом климате включение Бард-колледжа в список «нежелательных» организаций поднимает огромное количество вопросов о существующих партнерствах между западными образовательными учреждениями и российскими университетами и о возможных последствиях для связей на академическом и исследовательском уровне, являющихся важнейшим элементом международного сотрудничества и глобального образования. Вряд ли это соответствует либеральным мечтам Алексея Кудрина.

 

Перевод текст: Елизавета Агаркова

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.