20 лет под властью Путина: хронология

12 апреля в соответствии с требованиями «закона Магнитского» правительство США опубликовало список российских чиновников, подпадающих под действие визовых и финансовых санкций из-за причастности к нарушениям прав человека. Несмотря на то что первоначальный список оказался более чем скромным, старший политический эксперт ИСР Владимир Кара-Мурза отмечает, что его публикация создала ряд важных прецедентов – и что сам список далеко не окончательный.

 

 

Закон об ответственности и верховенстве закона имени Сергея Магнитского, одобренный в прошлом году подавляющим большинством в обеих палатах Конгресса, невзирая на противодействие со стороны американской администрации, ввел персональные визовые и финансовые санкции в отношении российских чиновников, ответственных за преследование и гибель юриста Сергея Магнитского, а также в отношении «ответственных за внесудебные убийства, пытки или иные грубые нарушения международно признанных прав человека, совершенные в отношении лиц, стремившихся… получить, реализовать, защитить или продвигать… свободу вероисповедания, самовыражения, союзов и собраний, а также права на справедливый суд и демократические выборы». Этот бесспорно пророссийский закон, который хотя бы частично решает проблему безнаказанности тех, кто продолжает нарушать права – и воровать деньги – российских граждан, поддержали не только лидеры российской оппозиции и гражданского общества, но и российское общественное мнение. По данным декабрьского опроса «Левада-центра», 44% россиян поддержали идею персональных санкций против чиновников, нарушающих права человека (21% выступили против, 35% затруднились ответить).

Первый публичный список нарушителей, опубликованный 12 апреля, содержит имена лишь 18 чиновников низшего и среднего звена. Ни один из высокопоставленных нарушителей прав человека, которые, как сообщалось, рассматривались Госдепартаментом по инициативе правозащитных организаций и членов Конгресса, в итоговый список не попал. В числе тех, кто избежал упоминания, председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин, угрожавший убийством шеф-редактору «Новой газеты» (и публично в этом признавшийся), глава Чечни Рамзан Кадыров, которого сам Госдепартамент ранее обвинял в серьезных противоправных действиях (в том числе во внесудебных расправах), столичные судьи Виктор Данилкин и Ольга Егорова, выносившие и утверждавшие политически мотивированный приговор Михаилу Ходорковскому (признанному «Международной амнистией» узником совести) и экс-министр печати Михаил Лесин, шантажировавший владельца НТВ Владимира Гусинского тюрьмой для получения контроля над телекомпанией (что было признано Европейским судом по правам человека).

При том что длина и уровень первого публичного списка вызвали понятное разочарование, стакан все равно наполовину полон

Создается впечатление, что именно ранг был главным критерием при выборе между включением того или иного чиновника в публичный список или в закрытую часть, которая предусмотрена законом из «соображений национальной безопасности». Как сообщала газета «Нью-Йорк таймс», в секретный список были помещены «настолько известные в России фигуры, что администрация [США] побоялась, что публикация их имен вызовет ответную реакцию со стороны президента Владимира Путина в отношении американских чиновников такого же ранга».

 

Активы фигурантов открытой части «списка Магнитского» замораживаются по распоряжению министерства финансов США (на фото)

 

При том что длина и уровень первого публичного списка вызвали понятное разочарование авторов и сторонников «закона Магнитского» (конгрессмен Джеймс Макговерн назвал список «робким», а сенатор Джон Маккейн заявил, что решение администрации ограничить публичный список «нанесло вред» делу защиты прав человека), стакан все равно наполовину полон.

Во-первых, даже ограниченный апрельский список установил ключевой прецедент: люди, занимающие посты в путинской «вертикали власти» (включая чиновников МВД и ФНС), официально и публично признаны нарушителями прав человека на основании заслуживающей доверия информации, которой требует «закон Магнитского». Во-вторых, в числе тех, кто оказался в публичном списке, четверо московских судей. Таким образом, на межгосударственном уровне признано, что в сегодняшней России не существует независимого правосудия и что судьи не более чем винтики в репрессивной машине Кремля. В-третьих, несмотря на то что основной целью «закона Магнитского» было публичное оглашение имен нарушителей прав человека, даже те высокопоставленные российские чиновники, которые оказались в закрытой части списка, все равно понесли ответственность за противоправные действия. Многие войдут в черный список по факту («добровольно»), не желая проверять свое присутствие в перечне нарушителей на практике и рисковать скандалом с отказом в визе. Кроме того, и сам секретный список засекречен не навсегда: к примеру, уже известно, что в закрытой части фигурирует Рамзан Кадыров.

Люди, занимающие посты в путинской «вертикали власти», официально и публично признаны нарушителями прав человека

Наконец, и это самое главное, все только начинается. «Закон Магнитского» обязывает администрацию США периодически пополнять список «по мере поступления новой информации», определяет роль неправительственных организаций в сборе и предоставлении данных о нарушителях прав человека и предоставляет ряду членов Конгресса право делать запросы о включении в список тех или иных лиц. Стоит отметить, что высокопоставленные чиновники Госдепартамента уже заявили, что составление списка не носит единовременного характера и что в него будут включаться дополнительные имена. Не стоит сомневаться и в том, что авторы «закона Магнитского» в Конгрессе продолжат давление на исполнительную власть с тем, чтобы добиться его надлежащего исполнения. В марте конгрессмен Макговерн публично пообещал «бюрократам из правительства моей собственной страны, которые по тем или иным причинам не исполнят закон в соответствии с его духом», что Конгресс готов при необходимости этот закон «ужесточить».

Ключевой момент: в полном соответствии с замыслом законодателей в открытую часть списка вошли не только чиновники, причастные к преследованию и гибели Сергея Магнитского, но и те, кто замешан в других нарушениях прав человека. У правозащитного сообщества, законодателей и дипломатов впереди много работы – необходимо обеспечить исполнение закона в полной мере. Однако, несмотря на всю его скромность, даже первый шаг стал серьезным предупреждением тем, кто продолжает нарушать международно признанные права российских граждан. Список открыт. Безнаказанности нарушителей пришел конец. Собственно, в этом и был главный смысл «закона Магнитского».

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.