В России продолжаются скандалы, связанные с плагиатом в диссертациях политиков и чиновников. Проверка подлинности их научных работ, инициированная группой блогеров, совпала с процессом реформирования неэффективных вузов, которую проводит Министерство образования во главе с Дмитрием Ливановым, неожиданно оказавшимся в эпицентре конфликта. В том, почему защита диссертаций превратилась в политическую проблему, разбиралась эксперт ИСР Ольга Хвостунова.

 

 

Дурной пример

Процесс разоблачений поддельных диссертаций, набирающий обороты в последние месяцы, позволяет увидеть очередной срез российской политической действительности, краеугольным камнем которой является безграничная ложь.

Первый громкий скандал разгорелся в марте 2006 года, когда эксперты вашингтонского Института Брукингса Клиффорд Гэдди и Игорь Данченко опубликовали результаты своего исследования, посвященного подлинности диссертации президента России Владимира Путина. Ученые обнаружили, что значительные куски из теоретической части работы под названием «Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений», которую Путин защитил в Горном институте Санкт-Петербурга в 1997 году, были «либо дословно, либо с минимальными изменениями» взяты из работы американских классиков стратегического планирования Уильяма Кинга и Дэвида Клиланда.

Новость о плагиате облетела ведущие мировые СМИ, однако Путин ни разу не удостоил ее комментарием. Впрочем, сами исследователи, обеспокоенные вниманием прессы к этому вопросу, впоследствии пояснили, что заимствование происходило не путем «прямого копипейста», а осмысленно, с использованием перефразирования. Однако факт заимствования без указания источника был установлен: «16 страниц из 20 из ключевой части были либо дословно, либо с минимальными изменениями взяты из <…> американской работы», – утверждали эксперты.

Cкандал с путинской диссертацией так и не получил продолжения. Однако нелицеприятный поступок главы государства, оставленный без последствий, положил начало целой тенденции – безнаказанному и беспрецедентному по своим масштабам плагиату при написании и защите научных работ.

Особенным бесстыдством в использовании плагиата при написании диссертаций отличились именно представители власти

Еще в конце 2007 года председатель Высшей аттестационной комиссии Михаил Кирпичников публично признал наличие проблемы. По его словам, с начала 1990-х годов количество защищаемых диссертаций в России значительно увеличилось, а их качество резко упало. При этом выросло количество купленных диссертаций и «псевдонаучных работ».

Оценивая ситуацию с диссертациями, член-корреспондент Российской академии образования Александр Абаринов выделил три типа диссертационных работ в России: «настоящие», «липовые» и «дубовые». «“Настоящие” – это работы, содержащие новое знание и выполненные честно. Диссертации “липовые” изготовлены с активным применением плагиата как в его классическом виде срисовывания чужих текстов и идей, так и путем свершения акта плагиата “по взаимному согласию”». По словам Абаринова, на первые два класса приходится по 15–20% всех диссертаций. «Но есть и третья категория – “дубовые” диссертации, творцы которых переписывают пустое в порожнее, хорошо освоив стиль наукообразного словоблудия. Это, пожалуй, наиболее представительная группа в множестве всех готовящихся диссертаций», – заметил Абаринов.

 

Первый камень

Как выясняется, особенным бесстыдством в использовании плагиата при написании диссертаций отличились именно представители власти. В условиях циничных политических реалий граждане России вряд ли сомневается в том, что свои диссертации и научные труды чиновники и депутаты пишут не сами. Убаюканное потребительскими благами эпохи путинского застоя общество долгое время было безразлично к политике. Однако после активизации блогерской кампании против коррупции во власти и особенно после масштабного пробуждения думающей части населения в конце 2011 года и начала массовых протестов пришло время для разоблачений плагиаторов.

Все началось с того, что в ноябре 2012 года выпускники Специализированного учебно-научного центра имени Колмогорова при МГУ обратили внимание на то, что в автореферате директора центра Андрея Андриянова указаны статьи, опубликованные в несуществующих номерах ваковских журналов. Подозрение вызывал и тот факт, что Андриянов, окончивший химический факультет МГУ, защитил кандидатскую диссертацию по истории (на тему «Студенческое движение в общественно-политической жизни города Москвы в 1991–2008 годах»).

Стоит отметить, что 32-летний Андрей Андриянов являлся доверенным лицом кандидата в президенты Владимира Путина и возглавил эту престижную физико-математическую школу-интернат сразу после президентских выборов в марте 2012 года. За год до этого Андриянов возглавил Студенческий союз МГУ и от имени союза влился в ряды пропутинского Общероссийского народного фронта, чем вызвал негодование многих студентов и преподавателей университета.

Несмотря на то что Андриянов отрицал факт плагиата, специализированная комиссия Министерства образования и науки обнаружила, что подготовка диссертации проходила с неоднократными нарушениями. В самой работе, в частности, отмечены многочисленные дословные заимствования из различных источников без указания, откуда приведена цитата. В феврале 2013 года по итогам работы комиссии Андриянов был лишен ученой степени наряду с еще десятью кандидатами, среди которых есть чиновники: глава управы столичного района Замоскворечье Нонна Харитонова, консультант департамента внешнеэкономических и международных связей правительства Москвы Галина Алилуйко и руководитель аппарата уполномоченного по правам человека Астраханской области Даниар Батрашев.

Выяснилось, что диссертация Бурматова является почти полной копией работы Александра Драгунова

Следующим звеном в цепи разоблачений стала диссертация депутата Госдумы от «Единой России» Владимира Бурматова под названием «Формирование информационной культуры студентов в деятельности вузовских средств массовой коммуникации на основе культурологического подхода», защищенная в 2006 году. В конце прошлого ноября известный российский астрофизик, доктор физико-математических наук Николай Горькавый, ведущий блог в «Живом журнале» под ником don_beaver, заметил, что карьера Бурматова во многом напоминает ему путь «молодогвардейца Андриянова». Попытки блогера найти автореферат и научные публикации Бурматова успехом не увенчались. И это при том, что Бурматов на тот момент являлся заместителем комитета Госдумы по образованию и заведующим кафедрой политологии и социологии Российской экономической школы им. Плеханова.

Инициативу Горькавого подхватил блогер hyperhov, создатель журнала «Идеотека», специализирующегося на разоблачении псевдоэкспертов. Изучив диссертацию кандидата наук Бурматова, hyperhov обнаружил в ней заимствование дословных кусков текста (порядка 12 страниц) из диссертации Любови Нестеровой 2002 года под названием «Формирование информационной культуры будущих инженеров лесного комплекса в процессе гуманитарной подготовки», а также 7 страниц из статьи Александра Федорова «Специфика медиаобразования студентов педагогических вузов» 2004 года, опубликованной в журнале «Педагогика».

Однако после проверки подлинности диссертации через систему «Диссернет», разработанную Андреем Ростовцевым, физиком и блогером, пишущим под ником afrikanbo, выяснилось, что диссертация Бурматова является почти полной (63 страницы) копией работы Александра Драгунова «Формирование политической культуры будущих журналистов в вузе» (2004 год). Основное отличие заключалось в том, что словосочетание «политическая культура» работы Драгунова было заменено на «информационную культуру» в диссертации Бурматова.

Вот схема, показывающая заимствования.

На основании обнаруженных фактов депутаты Госдумы Дмитрий Гудков, Илья Пономарев и Владимир Бессонов направили запрос в прокуратуру о проверке Бурматова на предмет мошенничества. Юрист Константин Терехов, сотрудничающий с такими проектами, как «РосПил» и «РосЕвроСуд», подал в Минобрнауки запрос о проверке диссертации Бурматова на предмет плагиата. Однако в январе 2013 года министерство ответило, что диссертации, защищенные более трех лет назад, проверке не подлежат. Сам Бурматов отрицал обвинения, но на фоне скандала ему все же пришлось покинуть свой пост в думском комитете. Кроме того, по требованию прокуратуры он оставил и кресло заведующего кафедрой, поскольку, как выяснилось в ходе проверки, он не имел достаточного стажа педагогической работы.

 

За гранью абсурда

Истории Андриянова и Бурматова положили начало целой серии разоблачений плагиата диссертаций чиновников и политиков. Некоторые случаи отличались анекдотичностью, граничащей с абсурдом.

Так, в конце февраля плагиат был обнаружен в диссертации Игоря Лебедева, заместителя председателя Госдумы, члена ЛДПР и сына бессменного лидера партии Владимира Жириновского. Как сообщил блогер Андрей Ростовцев, работа Лебедева под названием «Эволюция идеологических основ и стратегии политических партий Российской Федерации в 1992–2003 гг.» является плагиатом в крупных масштабах диссертации Михаила Корнева «Доминирующие факторы партийного строительства в современной России», защищенной годом ранее.

Согласно анализу Ростовцева, введение диссертации Лебедева (около 10 страниц) содержит примерно 30% заимствований из диссертации Корнева; первый раздел основного содержания (около 50 страниц) – 100% сплошного заимствования; заключение (около 6 страниц) – порядка 80% заимствований. Также выяснилось, что доктор исторических наук Игорь Лебедев является кандидатом социологических наук, однако информация о кандидатской диссертации отсутствует даже в фондах Ленинской библиотеки, куда, согласно правилам ВАК, должны отправляться все защищенные диссертации.

В феврале 2013 года к публикации разоблачительных материалов присоединился журналист Сергей Пархоменко, распространивший информацию о плагиате в своих блогах в ЖЖ, на сайтах «Эха Москвы» и проекта «Сноб», что вывело скандалы на новый уровень публичности.

 

Депутат Владимир Бурматов (слева) и министр Дмитрий Ливанов

 

В начале марта Пархоменко опубликовал очередное расследование экспертов «Диссернета». На этот раз в плагиате был уличен еще один депутат «Единой России» Игорь Игошин. Случай Игошина по-настоящему анекдотичен, поскольку основной текст своей работы, озаглавленной «Повышение конкурентоспособности предприятий на основе реализации их рыночного потенциала (на примере пищевой промышленности)», депутат позаимствовал из диссертации Натальи Орловой «Рыночный потенциал как основа конкурентоспособности кондитерских предприятий». У Игошина предметом исследования является говядина, а у Орловой – шоколад. Во всем остальном тексте отличий практически не наблюдается. При этом, как пишет Пархоменко, Игошин проявил фантазию в замене терминов: «Просто “шоколад”, без уточнений, превратился в вообще “мясо”. Было “кондитерский” – стало “мясоперерабатывающий”. Был “белый шоколад” – стала “российская говядина”. Был “обычный молочный шоколад” – стала “импортная говядина”. Был изысканный “черный шоколад” – стала хитрая “говядина на кости любого происхождения”». Таким образом, проделав несложную работу по замене терминов в чужой работе, Игошин смог получить степень кандидата экономических наук.

Наконец, одним из самых громких разоблачений стала докторская диссертация уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова на тему «Юридические конфликты и современные формы их разрешения (теоретико-правовое исследование)». В начале апреля все тот же Пархоменко опубликовал результаты проведенного при помощи экспертов «Диссернета» анализа астаховской диссертации, которая оказалась почти полностью фальсифицированной. Впрочем, как отмечали представители «Диссернета», Астахов проявил способность по синтезированию в единый текст многочисленных мелких кусков текстов, заимствованных из более чем 10 различных источников.

Реакции на эти разоблачения до сих пор не последовало, подозреваемые в плагиате отмахнулись от обвинений и как ни в чем не бывало продолжают оставаться при своих должностях. Для сравнения имеет смысл отметить, что аналогичная волна скандалов с уличением политиков и чиновников в плагиате недавно прокатилась по Германии, однако последствия для них оказались иными. Ряд чиновников, включая министра обороны Карла-Теодора цу Гуттенберга и министра образования Аннетте Шаван, покинули свои посты. Другие, как, например, депутат Европарламента Сильвана Кох-Мерин, были лишены ученой степени. К слову, расследования были проведены группой активистов, создавших сервис под названием VroniPlag Wiki. Именно этот сервис вдохновил Андрея Ростовцева на создание «Диссернета».

 

Громоотвод

В контексте происходящего стоит отметить пертурбации, сотрясающие Минобрнауки, поддержавшее борьбу против недобросовестности в научных работах. 22 апреля группа депутатов от «Справедливой России», ЛДПР и КПРФ обратилась к президенту с просьбой об отставке министра образования Дмитрия Ливанова в связи «с его неудовлетворительной работой». Незадолго до этого депутаты обращались с аналогичной просьбой к главе правительства, однако Дмитрий Медведев инициативу не поддержал, отрезав, что министр «не рубль, чтобы всем нравиться».

Среди депутатов, наиболее активно лоббирующих отставку Ливанова, фигурирует не кто иной, как Владимир Бурматов. В недавнем интервью радиостанции Business FM он, в частности, заявил, что коллективное обращение трех фракций к президенту – «свидетельство колоссального напряжения в обществе, которое есть в отношении проводимой Министерством образования политики». «Я даже политикой это не могу назвать, потому что это целенаправленный развал образования», – пояснил Бурматов.

Аналогичная волна скандалов с уличением политиков и чиновников в плагиате прокатилась по Германии, однако последствия оказались иными

Стоит отметить, что ряд экспертов связывает антиливановскую кампанию с реваншистскими настроениями уличенных и потенциальных мошенников, раздраженных проводимой министерством «чисткой» в сфере образования. Дело в том, что в конце марта Дмитрий Ливанов заявил о создании в своем ведомстве рабочих групп, перед которыми поставлена задача разработать новые критерии работы диссертационных советов и защиты научных степеней. По данным Минобразования, в России сегодня действуют 3400 советов, при этом треть из них проводит менее трех защит в год, в то время как другие присуждают до 50 научных степеней. Ливанов пообещал, что этим летом все советы пройдут через министерскую проверку, которая будет жесткой, – по ее итогам все подозрительные научные организации распустят.

Вторая мера, о которой говорил Ливанов, – отмена срока давности для пересмотра решения по защищенной диссертации. «Плагиат – это не вопрос срока давности, плохой поступок с течением времени не станет хорошим», – заявил министр и предложил гражданам, заподозрившим плагиат в той или иной работе, обращаться с заявлением в диссертационный совет, где была защищена работа. По его словам, если подозрения оказываются обоснованными, человека нужно лишать научной степени вне зависимости от того, как давно совершена ошибка по присуждению степени.

Все эти меры нарушают годами налаженные связи и финансовые потоки, на базе которых работал бизнес по написанию поддельных научных работ и присуждению незаслуженных степеней. Они ставят под потенциальный удар и тех, кто степени уже получил, но пока не попал под радар «Диссернета». Кроме того, за свою недолгую работу на посту министра Ливанов успел обрести противников и среди членов Российской академии наук, которую он не раз призывал реформировать. Также усилиями новой министерской команды завершена работа над новым законом об образовании, подвергшимся шквалу критики со стороны экспертов (ИСР писал об этом в сентябре 2012 года).

В контексте разоблачений плагиата зародилась и начала набирать силу встречная пиар-волна, очевидно, организованная чиновниками, политиками и всеми теми, чьи интересы могут быть затронуты «Диссернетом». Министр образования оказался удобной мишенью, на которую можно направить огонь симулированного «общественного негодования». Примером такой симуляции стала протестная акция студентов у здания Минобрнауки с требованием отмены министерской системы «Антиплагиат», поскольку она якобы мешает учиться и превратилась в «охоту на ведьм».

Проблема в том, что система «Антиплагиат» была запущена еще в 2007 году, носит справочный характер и к борьбе блогеров с плагиатом в диссертациях отношения не имеет. Однако пиар-кампания против «Антиплагиата» и Минобрнауки носит абсурдный характер. Получается, что те, кто сегодня, громко требуя отставки Ливанова и отмены «Антиплагиата», надеется отвести от себя угрозу, открыто отстаивают право на плагиат. Удивляться здесь нечему: такое возможно только в условиях безграничной лжи, в которую погружена российская политическая система.

Хотите получать качественную аналитику по ключевым вопросам российской политики и отношений России и Запада? Подписывайтесь на нашу рассылку здесь.

Мы пишем немного, но по делу.

 

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.