20 лет под властью Путина: хронология

В январе ИСР запустил новый правозащитный проект — ежемесячный дайджест, посвященный наиболее серьезным нарушениям прав человека в России. Многие из этих историй происходят в российских регионах и редко попадают в поле внимания общенациональных СМИ, не говоря уже о западной прессе. Наша цель — восполнить этот пробел.

 

Верхний ряд (слева направо): Азат Мифтахов («ховринское дело»), Хасан Кациев, Мурад Даскиев («ингушское дело»). Нижний ряд: Малсаг Ужахов, Зарифа Саутиева, Муса Мальсагов («ингушское дело»).

 

«Ингушское дело»: новые преследования оппозиции

  • Спустя год после крупных протестов в Магасе против изменения границ с Чечней в Ингушетии продолжаются преследования активистов и лидеров оппозиции. «Машина политических репрессий в Ингушетии не останавливается», — констатирует правозащитный центр «Мемориал».
  • Согласно данным «Мемориала», по состоянию на 27 марта по делу о столкновении с силовиками во время протестов в Ингушетии к уголовной ответственности привлечен 41 человек; в отношении 22 из них вынесены обвинительные приговоры по ч. 1 ст. 318 УК РФ («Применение не опасного для жизни и здоровья насилия к представителю власти»)от 4 месяцев до 1 года и 11 месяцев лишения свободы в колонии-поселении. Большинство фигурантов свою вину не признают частично или полностью.
  • В начале марта суд в Нальчике арестовал двух жителей Ингушетии Ахмеда Чахкиева и Заурбека Дзаурова. Им вменяется «применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти» (ч. 2 ст. 318 УК РФ) во время митинга в Магасе.
  • 5 марта суд в Железноводске признал еще одного активиста, бывшего полицейского Хасана Кациева виновным по ч. 1 ст. 318 УК. Его приговорили к году и девяти месяцам в колонии-поселении за то, что он якобы ударил ногой бойца Росгвардии.
  • Также в марте продлены аресты нескольким лидерам ингушской оппозиции: Багаудину Хаутиеву, Мусе Мальсагову, Бараху Чемурзиеву, Ахмеду Барахоеву, Малсагу Ужахову и Зарифе Саутиевой. Все они обвиняются в организации насилия, опасного для жизни или здоровья представителей власти, во время протестов в Магасе 26–27 марта прошлого года (ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318 УК). Мальсагову, Барахоеву и Ужахову вменяют также создание экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК), а Хаутиеву, Чемурзиеву и Саутиевой — участие в нем (ч. 2 ст. 282.1 УК). Большинство из них находятся под стражей с апреля 2019 года.
  • 27 марта стало известно, что Верховный суд Ингушетии по требованию республиканского Минюста постановил ликвидировать региональное общественное движение «Совет тейпов ингушского народа» по обвининению во вмешательстве в деятельность органов власти и публикации сведений, содержащих государственную тайну. Также Минюст предъявил претензии к символике, уставу и выступлениям членов движения. На заседании 23 марта «Совет тейпов» предложил Минюсту заключить мировое соглашение, пообещав устранить все нарушения, но представители ведомства ответили отказом.
  • Ранее против сопредседателя «Совета тейпов» Мурада Даскиева возбудили административное дело после того, как организация опубликовала обращение с призывом бойкотировать референдум по поправкам в Конституцию.

  

Дело Азата Мифтахова: репрессии против анархистов

  • 25 марта суд в Москве продлил на пять месяцев содержание под стражей 27-летнему аспиранту мехмата МГУ и анархисту Азату Мифтахову, обвиняемому в причастности к нападению на офис «Единой России».
  • Мифтахов был задержан в начале февраля 2019 года по подозрению в изготовлении взрывного устройства, найденного ранее в подмосковной Балашихе. Через несколько дней его отпустили за неимением доказательств и сразу же снова задержали — по подозрению в вандализме. Позднее дело переквалифицировали на более тяжкую статью — хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 213 УК). Максимальное наказание по ней — до семи лет лишения свободы.
  • По версии следствия, Мифтахов был в числе тех, кто в ночь на 31 января 2018 года разбил окно офиса «Единой России» на севере Москвы и бросил внутрь дымовую шашку. По этому делу проходят также активисты Елена Горбань, Андрей Ейкин, Алексей Кобаидзе и Святослав Речкалов. Все они, по мнению ФСБ, связаны с леворадикальным анархистским движением «Народная самооборона».
  • Адвокат Мифтахова рассказывала, что во время допросов его избивали, пытали шуруповертом и угрожали, что подвергнут сексуальному насилию.
  • Мифтахов отрицает свою причастность к нападению на офис единороссов. Обвинение против него строится на показаниях единственного засекреченного свидетеля, который спустя год после происшествия опознал математика по «выразительным бровям».
  • Азат Мифтахов единственный из всех фигурантов дела содержится в СИЗО. Горбань находится под подпиской о невыезде; Ейкин признал вину и заключил сделку со следствием; Речкалов и Кобаидзе покинули Россию, их дело выделено в отдельное производство.
  • Российские математики опубликовали открытое письмо в поддержку Азата Мифтахова. Его подписали сотни ученых со всего мира, включая американского лингвиста и философа Ноама Хомского.
  • Сам Мифтахов уверен, что его судят не за реальное преступление, а за политические взгляды. Активисты «Народной самообороны» полагают, что его задержание связано с попыткой силовиков сфабриковать против движения «большое» дело об экстремистском сообществе, аналогичное делам «Сети» и «Нового величия».
  • «Мемориал» признал Азата Мифтахова политзаключенным. «Кроме инструментальной задачи прекращения активности репрессируемых активистов, как и всегда, дополнительной целью силовых структур является воздействие на общество, которому посылается сигнал о том, что любого рода оппозиционная общественно-политическая активность является нежелательной для власти и опасной для ее участников», — говорится в заявлении организации.

 

Права человека и COVID-19 

  • В условиях пандемии коронавирусной инфекции судьба таких «проблемных» категорий населения, как заключенные и нелегальные мигранты, вызывает особое беспокойство правозащитников. Риск заражения COVID-19 в местах принудительного содержания особенно высок ввиду их переполненности, ограниченного доступа к качественной медицинской помощи и невозможности самоизоляции.
  • Власти многих стран (США, Германии, Австралии, Канады, Ирландии, Ирана, Бахрейна и других) уже принимают активные меры по разгрузке тюрем: объявляют амнистию заключенных, не представляющих опасности для общества, прибегают к отсрочке наказания и временному освобождению, увеличивают число решений об условно-досрочном освобождении.
  • Российские правозащитники и адвокаты также призывают освободить из СИЗО и тюрем тех, кто отбывает сроки за нетяжкие преступления, людей пожилого возраста, людей, страдающих хроническими заболеваниями, или заменить им содержание под стражей на другие меры пресечения, не связанные с реальным лишением свободы.
  • В марте сообщалось, что у фигуранта «московского дела» Егора Лесных, находящегося в московском СИЗО, отказались брать анализ на коронавирус. Около двух недель у Лесных была высокая температура и сильный кашель, но необходимую медицинскую помощь ему не оказывали. По словам адвоката, медперсонал СИЗО ограничился устными рекомендациями и назначением жаропонижающих препаратов.
  • 26 марта адвокат Зарифы Саутиевой, обвиняемой по делу о протестах в Ингушетии, направил ходатайство об изменении ей меры пресечения на не связанную с содержанием под стражей в связи с распространением

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.