Широко обсуждаемая «сланцевая революция» может ослабить российский режим, зависящий от экспорта традиционных энергоресурсов. Дональд Дженсен, эксперт Центра трансатлантических отношений при Университете Джонса Хопкинса (США), отмечает, что Кремль уже обратил внимание на этот феномен – но пока к нему не подготовился.

 

 

В своей речи на июльском саммите лидеров стран–экспортеров газа (ФСЭГ), проходившем в Москве, Владимир Путин прокомментировал «сланцевую революцию», которая ослабляет геополитическое положение страны и угрожает российскому превосходству в мировом энергетическом секторе и, возможно, нынешнему режиму. Во избежание «неправомерного давления» «нам необходима более тесная интеграция» – обратился Путин к главам государств и правительств 11 стран–участниц форума в золоченом Екатерининском зале Большого Кремлевского дворца. По мнению Путина, рост позиций сланцевого газа и других нетрадиционных газовых ресурсов на глобальном рынке представляет собой «серьезный вызов» для всех членов форума.

Все основные моменты путинской речи: призыв к выработке предсказуемых правил игры, формированию долгосрочных контрактов и связыванию цен на нефть и газ, а также несогласие с европейским Третьим энергетическим пакетом и настойчивое утверждение, что разработка значительных российских месторождений сланцевого газа не стояла в повестке дня Кремля, – направлены на сохранение международной энергетической системы, которую Москва на протяжении многих лет использует для продвижения своих интересов. Российские чиновники неоднократно выступали с критикой сланцевого газа как слишком дорогого и вредного для окружающей среды ресурса, но до недавнего времени они преуменьшали угрозу. Еще весной глава «Газпрома» Алексей Миллер говорил о «сланцевой революции» как о «мифе» и «мыльном пузыре, который в самое ближайшее время лопнет».

50% роста ВВП с 2000 года было достигнуто благодаря углеводородам, равно как и половина доходов российского бюджета в 2012 году

За время правления Путина углеводороды приобрели огромное значение для российских геополитических амбиций. Россия является крупным экспортером и одним из двух крупнейших мировых производителей нефти (она обеспечивает 12% мировой торговли нефтью). Кроме того, Россия занимает одно из ведущих мест среди производителей традиционного природного газа, обеспечивая 20% мировой торговли этим энергоносителем. Помимо экспорта газа в Европу, представляющую собой один из основных рынков, «Газпром» также контролирует большое количество дочерних и холдинговых компаний, таким образом нейтрализуя сопротивление своим инвестициям, в том числе инфраструктурным. Он получил прямой доступ к промышленности и энергетике Западной и Центральной Европы. В недалеком прошлом Россия была настолько уверена в мощи своего энергетического оружия, что использовала его для запугивания клиентов: так, в 2006 и 2009 годах она прекращала поставки газа на Украину на время переговоров о заключении контракта.

«Газпром» также является основой внутренней стабильности режима. Еще до вступления в должность президента Путин заявлял, что в основе возрождения государства из «хаоса девяностых» должно быть помещение энергетического сектора в собственность или под непосредственный контроль государства. Государство должно было стать главной политической и экономической силой в России. Частный сектор, гражданское общество и политические институты должны были играть вторичную роль. Действительно, 50% роста ВВП с 2000 года было достигнуто благодаря углеводородам, равно как и половина доходов российского бюджета в 2012 году. Углеводороды также явились причиной роста зарплат, особенно в Москве и Санкт-Петербурге.

Однако недавние события показывают, что российский энергетический сектор, в частности «Газпром», уже не так всесилен, как казалось раньше. «Сланцевая революция» превратила США из слабеющей энергетической силы в одного из крупнейших мировых производителей и потенциального крупного экспортера газа, снизив цену на этот энергоноситель на мировом рынке. Поставки сжиженного природного газа с Ближнего Востока, в которых США больше не испытывают необходимости, теперь предлагают европейским странам–потребителям «Газпрома», которые, в свою очередь, используют это в качестве рычага воздействия на Москву с целью снижения цен. Такие страны, как Польша и Украина, руководствуясь стратегическими и экономическими соображениями, надеются разработать собственные месторождения сланцевого газа.

 

Владимир Путин на московском саммите ФСЭГ

 

Как результат стоимость «Газпрома» резко упала. В 2008 году рыночная капитализация «Газпрома» составляла более $350 млрд, и Миллер высказывал предположения о том, что этот энергетический колосс станет первой триллионной «компанией» (никогда нельзя было точно сказать, является ли «Газпром» филиалом российского государства или наоборот). На сегодняшний день стоимость «Газпрома» составляет около $80 млрд. Третий энергетический пакет Европейской комиссии вынудит «Газпром» продать его трубопроводы; кроме того, Еврокомиссия проводит в отношении «Газпрома» антимонопольное расследование из-за возможного ценового сговора. Сужение европейского рынка приводит к тому, что «Газпром» вынужден искать альтернативных потребителей, таких как Китай, а успех в этом далеко не гарантирован. Как отметил экономист Андерс Ослунд, в основе неправильного управления «Газпромом» лежат инертность, нежелание анализировать новую информацию, коррупция и невероятная наглость.

Российскому энергетическому сектору угрожают и факторы посерьезнее сланцевого газа или проблем «Газпрома». Во-первых, восприимчивость России к колебанию цен на нефть возросла с ростом ее зависимости от экспортеров энергии. По мнению большинства экспертов, для того чтобы бюджет был сбалансирован, цена на нефть должна превышать $100 за баррель. Во-вторых, российское государство демонстрирует симптомы «голландской болезни»: чрезмерная надежда на экспорт энергоресурсов пагубно отразилась на других секторах экономики, лишив их инвестиций. А вместе с тем растущая стоимость рубля делает экспорт несырьевой продукции более дорогим и менее конкурентоспособным на мировых рынках. И наконец, становление российского нефтегосударства сопровождалось масштабной коррупцией. Откатами и неофициальными сделками с использованием бюджетных фондов сегодня никого не удивишь. «На ее игле сидят тысячи тысяч чиновников и бизнесменов вкупе с обслуживающим их персоналом. Фактически вся “элита”... – пишет публицист Станислав Белковский. – Умом многие из них понимают, что с иглы надо слезать, иначе скорая смерть. Но сердцем и руками они все еще тянутся к новой дозе».

С появлением новых, более дешевых энергоисточников России необходимо снизить свою зависимость от традиционного сырья

Несмотря на свои публичные заявления, российские лидеры, бесспорно, понимают, с чем они столкнулись. Российские конкуренты «Газпрома» НОВАТЭК и «Роснефть», контролируемые близкими к Путину олигархами Геннадием Тимченко и Игорем Сечиным, пытаются убедить Путина в том, что необходимо ослабить влияние «Газпрома» в сфере экспорта газа. Крупнейший российский производитель нефти «Роснефть» надеется к 2020 году удвоить свою долю на внутреннем рынке газа за счет «Газпрома», частично благодаря добыче сланцевого газа. На недавнем Петербургском экономическом форуме «Роснефть» и НОВАТЭК подписали соглашения с потребителями на поставки сжиженного природного газа без участия «Газпрома». Кроме того, Сечин инициировал расширение экспорта в Китай и Венесуэлу.

Есть вероятность, что в ближайшей и среднесрочной перспективе российским макроэкономическим показателям удастся пережить «сланцевую революцию». Россия имеет вторые по величине золотовалютные запасы в мире после Китая, ее бюджет сбалансирован, а уровень инфляции относительно невысок. Однако, как заметил директор российских исследований Американского института предпринимательства Леон Арон, невозможно бесконечно сохранять статус-кво. С появлением новых, более дешевых энергоисточников и ростом конкуренции на мировом рынке России необходимо снизить свою зависимость от традиционного сырья, чтобы избежать застоя и возможного политического и экономического кризиса. Это требует проведения политических реформ и несравненно большей приверженности законности, что создаст риски для нынешнего режима. Судя по речи Путина на саммите ФСЭГ, Кремль наконец-то принял «сланцевую революцию» всерьез, но при этом ничто не указывает на то, что Россия делает верные шаги, чтобы к ней подготовиться.

Аналитика

Мнения

Вадим Прохоров: «Организаторы-то где, господин Путин? Вы провалили это дело?»

Панорама

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.