20 лет под властью Путина: хронология

В очередной российско-украинской газовой войне, начавшейся в апреле этого года, наступил острый этап. 16 июня «Газпром» перекрыл поставки газа Украине, требуя погасить задолженность в размере млрд. А уже 27 июня глава компании Алексей Миллер пригрозил принять меры против европейских компаний, участвующих в реверсных газовых поставках на Украину. Специфику очередной газовой войны анализируют эксперты ИСР Татьяна Становая и Ольга Хвостунова.

 

 

Предпосылки нынешней газовой войны между Россией и Украиной были созданы еще в январе 2009 года, когда при участии премьер-министров Украины (Юлии Тимошенко) и России (Владимира Путина) «Газпром» и «Нафтогаз Украины» подписали газовые контракты о покупке российского газа и его транспортировке по территории Украины. Условия контрактов оказались крайне выгодными для «Газпрома». Так, Украина обязалась платить $450 за 1 тыс. кубометров газа (правда, со скидкой 20%), а также заранее проплачивать 80% заявленных объемов транзита (даже если они не были реализованы), причем, если оплата задерживается на месяц, Украина должна была предоставить 100-процентную предоплату. Украина также отказывалась от поставок туркменского газа, полностью перейдя на газпромовский газ. Наконец, из российско-украинских газовых отношений был исключен посредник – компания «Росукрэнерго» (принадлежащая бизнесмену Дмитрию Фирташу). Контракт был подписан до 2019 года.

Формула ценообразования была прописана таким образом, что Украина платила за газ дороже, чем Германия, Польша, Словакия и Чехия. В телевизионном интервью в мае 2011 года сменивший Тимошенко на посту премьер-министра Украины Николай Азаров, приложивший массу усилий к пересмотру газовых контрактов, назвал «формулу Тимошенко» абсурдной, поскольку страны, находящиеся дальше от России, чем Украина, платили за газ меньше. К слову, именно за подписание невыгодных для Украины газовых соглашений Юлия Тимошенко оказалась в тюрьме по обвинению в «превышении служебных полномочий премьер-министра Украины», приведших к ущербу государству (в лице компании «Нафтогаз») в размере 1,5 млрд гривен ($190 млн).

Для России скидки на газ стали главным рычагом давления на Украину. Так, в 2010 году Россия и Украина подписали Харьковские соглашения, согласно которым пребывание Черноморского флота в Крыму продлевалось на 25 лет в обмен на скидку в размере $100. Правда, после аннексии Крыма Россия денонсировала подписанные соглашения, и скидка естественным образом утратила актуальность.

Тлеющий газовый конфликт перешел в острую стадию в апреле 2014 года, когда Москва увеличила цену для Украины на 80% – с $268,5 до $485 за 1 тыс. кубометров, отменив ранее действовавшие скидки. Украина назвала новую цену неприемлемой и отказалась платить за газ, пока ей не вернут прежний тариф. Кульминация двухмесячного противостояния наступила 16 июня, когда «Газпром» отключил газовые поставки на Украину.

На сегодня в конфликте можно выделить три ключевых аспекта. Первый – правовой. Нынешняя позиция Москвы состоит в том, чтобы сохранить возможность манипулировать скидкой, оставив базовую цену на газ предельно высокой. Новое украинское правительство добивается пересмотра самого газового контракта и формулы ценообразования, отказавшись от системы скидок. Украина считает справедливой цену $268,5 за 1 тыс. кубометров, заявив о намерении потребовать компенсации за переплаты по несправедливой цене в международном арбитражном суде. Несмотря на то что «Газпром» пытался демонстрировать гибкость, несколько раз переносив сроки предоплаты по транзиту газа и предложив вернуть скидку на $100, Киев продолжает жестко придерживаться выбранной позиции.

В целом очередная газовая война между Россией и Украиной воплотила в себе почти все глубинные разногласия, накопившиеся между двумя странами за последние годы, и это значит, что выход из кризиса не будет быстрым

16 июня «Газпром» обратился в Стокгольмский арбитражный суд с иском к «Нафтогазу Украины» о взыскании задолженности в размере порядка $2 млрд за поставки в ноябре-декабре 2013 года и еще $500 млн предоплаты. Со встречным иском в Стокгольмский суд обратился «Нафтогаз», потребовавший справедливого пересмотра рыночной цены на газ и возмещения убытков за несправедливый контракт в виде ретроактивного платежа $6 млрд. Формально позиции «Газпрома» в будущем судебном разбирательстве кажутся более прочными: газовая монополия требует выполнения условий газового контракта 2009 года и погашения долгов. Однако у Киева есть встречные аргументы.

В первую очередь по условиям газового контракта каждая сторона имеет право инициировать переговоры об изменении его параметров, если существенно изменилась ситуация на топливно-энергетическом рынке. Второй аргумент – признание контракта недействительным, если Украина докажет, что он был подписан под давлением либо в результате обмана или мошенничества. Кроме того, Киев намерен добиваться признания незаконной денонсацию Харьковских соглашений Москвой. Впрочем, в данном случае, как заявил замминистра иностранных дел РФ Григорий Карасин, Россия опирается на Венскую конвенцию о праве международных договоров: ст. 61 – о «последующей невозможности выполнения» и ст. 62 – о «коренном изменении обстоятельств». Наконец, Киев намерен требовать компенсации за переход под контроль России активов «Черноморнефтегаза» в результате аннексии Крыма.

Второй аспект – рыночный. Украина рассчитывает компенсировать дефицит газа за счет его закупок в Европе, прежде всего путем реверсных поставок из Венгрии и Словакии. Как заявил 25 июня глава министерства энергетики Украины Дмитрий Продан, со Словакией уже заключен меморандум о поставках в рамках так называемого «малого реверса» (22 млн кубометров в сутки), в планах – «большой реверс», который может обеспечить до 30 млрд кубометров в год. Стоимость реверсного газа может быть на $150 ниже цены за газ, поставляемый из России. Начало поставок намечено на 1 сентября 2014 года.

Впрочем, ситуация не столь однозначна: не далее как в марте премьер-министр Словакии Роберт Фицо говорил, что приоритетом для страны будет гарантия поставок российского газа и что «лишних средств для поддержки Киева» нет. Сегодня переговоры ведутся в ускоренном режиме, однако даже при самом благоприятном исходе компенсировать в полном объеме дефицит российского газа реверс не сможет. Кроме того, решить эту задачу крайне сложно технически и финансово: даже для того чтобы поставлять минимальные объемы газа в реверсном режиме, придется строить и расширять газовые хабы или даже строить отдельные ветки газопроводов, что требует огромных инвестиций.

Более того, на пресс-конференции 27 июня глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что готов ввести ограничения на поставки газа в отношении европейских компаний, участвующих в схемах «большого реверса» через Словакию «со всеми вытекающими последствиями».

 

Глава «Нафтогаза» Андрей Коболев (слева) и глава «Газпрома» Алексей Миллер пока не готовы идти на компромисс (источник: gazprom.ru)

 

Наконец, третий аспект конфликта – политический, и здесь ситуация гораздо более сложная. Президентские выборы на Украине и появление легитимного лидера ненадолго смягчили жесткое противостояние двух стран, переживающих наиболее острый кризис за всю историю, однако диалог наладить так и не удалось. Возможно, это было связано с разными ожиданиями сторон. Кремль рассчитывал, что новоизбранный президент Петр Порошенко будет мягче действовать на востоке Украины и окажется более уступчивым в переговорах с Россией. Порошенко, напротив, ждал встречных шагов со стороны Москвы: отказа от поддержки сепаратистов и уступок по газовым переговорам. Однако вместо уступок Кремль пошел на дальнейшую эскалацию. Попытки Еврокомиссии выступить посредником в переговорах между Россией и Украиной не увенчались успехом. Стороны обменялись резкими высказываниями и взаимными обвинениями в «газовом шантаже», проигнорировав компромиссное предложение Европы о поэтапном погашении газовой задолженности.

Как заявил глава «Нафтогаза» Андрей Коболев, Украине российский газ не нужен как минимум до сентября, а с учетом закачанных бесплатно 14 млрд кубометров за последние два месяца страна может не закупать газ у России до декабря. Каким будет развитие событий зимой, пока сложно предсказать, однако очевидно, что стороны будут пытаться разрешить ситуацию этой осенью. Если мотивация Украины очевидна, то для «Газпрома» главным стимулом для прекращения войны является сохранение репутации стабильного поставщика газа европейским партнерам (кроме того, напомним, что отключение газа зимой 2009 года стоило компании 3 млрд евро штрафов и огромных репутационных потерь).

В целом очередная газовая война между Россией и Украиной воплотила в себе почти все глубинные разногласия, накопившиеся между двумя странами за последние годы, и это значит, что выход из кризиса не будет быстрым. Очередного обострения конфликта стоит ожидать осенью.

Аналитика

Мнения

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.