20 лет под властью Путина: хронология

Последняя статья Владимира Путина продемонстрировала взгляд российского президента на общую историю народов России и Украины, которая была далеко не так гармонична, как ему представляется. Что особенно важно, Путин явно считает, что идентичность Украины и само ее существование является результатом проецирования силы, а значит ее исторический нарратив можно изменить. Такое мышление имеет серьезные политические последствия.

 

В своей статье Владимир Путин представил хорошо известный факт (что Россия и Украина сформировались на основе Киевской Руси, средневекого славянского государства, существовавшего с середины IX до середины XII веков), но затем интерпретировал историю двух стран в соответствии со своими политическими интересами. Фото: «Двор удельного князя» (картина Аполлинаря Васнецова, 1908 г.).

 

В июле 2021 года Владимир Путин написал статью «Об историческом единстве русских и украинцев», в которой рассказал о своем видении прошлого и будущего Украины. Его основным посылом была мысль о том, что русские и украинцы на самом деле являются представителями одного и того же народа, или по крайней мере двух очень близких народов. Это значит, что, даже если Украина и является независимой страной, ей лучше выстраивать более близкие отношения с Россией, чем с Европой. Путин акцентировал хорошо известный факт, что и Россия, и Украина возникли на общей основе средневекового славянского государства – Киевской Руси. Шло время, но обе страны оставались культурно, лингвистически и исторически близки. В 1653 году Украина стала частью российского государства, и единство двух стран было неоспоримым. 

Описывая эти факты, Путин во многом следовал видению князя Николая Сергеевича Трубецкого (1890-1938), российского историка, лингвиста и основателя евразийства. Трубецкой считал, что население России включает в себя три группы: великороссы (современные россияне), малороссы (украинцы) и белороссы (белорусы). Путин, безусловно, прав, утверждая, что между русскими и украинцами много общего. Однако российский президент проигнорировал некоторые другие факты, которые не вписываются в нарисованную им картину дружелюбных двусторонних отношений. Более того, он также проигнорировал то, что должен прекрасно знать из практики: близость и разобщенность между нациями бывают сконструированы при помощи силы. Имперские государства, например, могут «обнаружить» много общего с соседними территориями, в то время как слабость двух государств может их оттолкнуть друг от друга. Конструирование евразийской и советской идентичности имело прямое отношение к силе, которую сначала демонстрировала Российская империя, а затем СССР. Частью этой силы стало «обнаружение» сходства между народами, принадлежавшими к разным культурам, лингвистическим и этническим группам и расам.

 

Евразийство и конструирование советской идентичности

Путин также подспудно заметил,  что русские и украинцы – это практически один народ, но было бы интересно спросить у него, существует ли, по его мнению, подобное сходство между русскими и неславянскими этническими меньшинствами Российской Федерации – например, татарами. В ответ на этот риторический вопрос Путин (и не только он) подтвердил бы, что, хотя татары внешне отличаются от русских, эти два народа действительно составляют единое целое просто потому, что русские и татары столько времени прожили вместе и повлияли друг на друга до такой степени, что стали квазинацией – евразийским ообъединением. До распада СССР советские идеологи подчеркивали неоспоримое единство всех наций советских республик: их объединяла не только общая политическая и экономическая система, но и общие культурные элементы, в рамках которых они жили вместе веками. Евразийцы активно развивали эту идею.

Согласно идеям евразийства – философско-политического движения, возникшего 100 лет назад (в 1920-1921 гг.) в среде российской эмиграции, – Россия не принадлежит полностью ни Западу, как считали российские «западники», ни миру славян, как утверждали славянофилы (еще одно популярное направление в русской философии XIX века), а представляет собой Евразию. Евразийцы считали, что Россия является уникальной цивилизацией, основанной на союзе, или симбиозе, между этническими русскими (и славянами в целом) и мусульманами, в основном тюркского происхождения. Евразийцы подчеркивали, что этот союз длился веками и сблизил обе этнические группы. Роман Якобсон (1896-1982 гг.), один из известнейших российских лингвистов, член Пражского лингвистического кружка, был убежденным евразийцем. Он обнаружил «евразийское единство» между славянскими и тюркскими языками в евразийском пространстве; эти языки повлияли друг на друга настолько сильно, что структурно стали ближе друг к другу, чем к другим тюркским и славянским языкам за пределами евразийского, или же российского/советского пространства. 

Подчеркивая сходство между народами СССР/России, евразийцы выделяли не только схожие культурные и этнические элементы, но и исторические обстоятельства, благодаря которым представители разных народов проживали рядом. Они верили, что евразийское пространство объединили возглавляемые Чингисханом и его потомками монголы и именно их следует считать ответственными за этническое и культурное слияние людей, населяющих эти земли. В XIII-XIV веках большинством территорий современной России (или бывшего СССР) управляла Золотая Орда, являвшаяся частью огромной Монгольской империи, чья власть и создала евразийское единство. Другими словами, ключом к судьбе этих народов была власть. С этой точки зрения, альтернативное прочтение истории могло бы продемонстрировать совершенно иную версию прошлого Украины и ее отношений с Россией, которые были далеко не такими гармоничными, как утверждает Путин.

 

Украина и Россия могли бы сильно различаться

После распада Киевской Руси в XII веке возникло несколько крупных княжеств. Одно из них, Владимиро-Суздальское княжество, стало колыбелью великоросского народа, в котором славяне смешались с коренными финно-угорскими племенами. Галицко-Волынское княжество, центром которого был Киев, выступило родоначальником будущей Украины. Его правители активно взаимодействовали с Западом, а некоторые (как, например, князь Данило Романович) были даже коронованы Папой Римским.

Отношения между выросшими из Киевской Руси княжествами были далеко не гладкими: феодальные распри шли постоянно. Владимиро-Суздальское княжество стало сильнейшим в основном благодаря миграции населения с плодородного, но небезопасного юга на северо-восток, что привело утрате Киевом привлекательности как места правления и проживания для амбициозных князей. Слабость Галицко-Волынского княжества искушала владимиро-суздальских правителей, которые несколько раз завоевывали Киев и основательно его разграбляли. Исторических деталей об этих набегах немного, но, несмотря на общую православную веру двух княжеств, церкви никто не щадил; их сокровища либо разворовывали, либо увозили во Владимир. Также, несмотря на общий язык и этническое происхождение, можно предположить, что убито было очень много киевлян (стоит заметить, что это было типичное поведение в Средние Века: подобные набеги постоянно случались в Европе и на других территориях).

Различия между княжествами возросли после вторжения татаро-монголов в 1237 году, которое было вовсе не мелкомасштабным «нападением», после которого монголы, татары и славяне стали жить в счастливом симбиозе, как утверждали евразийцы, а катастрофическим бедствием. Многие древние города Киевской Руси, включая Рязань, были стерты с лица земли, население вырезано; другие же, как Киев, потеряли основную часть своих жителей. Однако значительная часть западного крыла бывшего киевского государства освободилась от татаро-монгольского ига гораздо раньше, чем остальная Русь, и стала частью Литвы, а позже Речи Посполитой – союзного государства Литвы и Польши. В результате, украинские крестьяне и знать, по большей части православные, оказались подданными почти полностью католического государства, где исповедующие православие часто подвергались гонениям и дискриминации со стороны католической шляхты (мелкопоместного дворянства), что не могло не повлиять на них. Сама Россия могла бы «ополячиться», если бы Речи Посполитой удалось завоевать Русь в период Смуты в конце XVI – начале XVII вв. 

Поглощение Украины российским государством тоже не было столь однозначным, как утверждает российская историография. В течение некоторого времени украинские элиты выбирали между покровительством нескольких региональных держав – России, Польши и даже Османской империи. Так, во время Конотопской битвы 1659 года украинские силы объединились с крымскими татарами, подданными (вассалами) османских турков, чтобы дать отпор России. Но в итоге Украина присягнула России, хотя этот выбор был сделан в основном из-за борьбы за власть: как раз в этот момент Россия вышла победителем из длительной войны с Польшей. Однако победа России не была предопределена, и Речь Посполитая вполне могла одержать верх, что привело бы к польскому культурному влиянию на Украину, ее ополячиванию и возможному принятию католицизма, признаки которого видны в Униатской церкви: ее прихожане сохранили православные ритуалы, но признают Папу Римского как духовного лидера. 

Как только Россия одержала верх в борьбе за господство в Восточной Европе, ее территория расширилась за счет Украины, а также части Польши. Украина в итоге подверглась русификации. Однако этот процесс не всегда был результатом прямого давления со стороны российского государства: русский язык и культура распространялись как атрибуты доминирующей элиты. Аналогичным образом после завоевания Индии многие индусы приняли английский язык как язык метрополии – Великобритании. Если бы Российская империя полностью разрушилась в 1917-1920 годах, а не превратилась в Советскую империю, украинизация, ополячивание или даже онемечивание Украины (если бы, например, ее территорию завоевала Германия) начались бы гораздо раньше. Если бы в 1980-х к власти в Советском Союзе не пришел бы Михаил Горбачев (а его приход к власти не предвидел никто) и если бы Советский Союз выжил, процесс русификации (или дальнейшей советизации) продолжился бы на всей советской территории, в результате которого сформировался бы русскоговорящий народ, объединенный общей русской/советской культурой. Советские граждане могли бы превратиться в подобие древних римлян, которые, несмотря на различия в этническом происхождении, изъяснялись в основном по-латыни или по-гречески.

Таким образом, то, что называют неотъемлемыми атрибутами или объективными характеристиками союзника или противника, нередко является конструктом, прямо связанным с борьбой за власть. Сходства и различия Украины с Россией зависят от проецирования силы, а исторический нарратив таким образом «редактируется», чтобы подстроиться под настоящее время и совпасть с ожиданиями доминирующего центра. Именно в таком ключе можно прочесть статью Путина.

 

Последствия статьи Путина

Наблюдатели по-разному отнеслись к статье Путина. Некоторые, к примеру, заявили, что Путин не является ее автором (статью якобы написал один из его помощников), он лишь прочел текст и дал комментарии. Другие возразили, что автором был именно Путин, которому стало скучно и он решил написать статью исключительно для развлечения. Написал ли Путин ее сам или нет, не так важно, главное не стоит воспринимать статью и содержащиеся в ней идеи ни как конкретный план действий, ни как развлекательный контент. Статья зато позволяет взглянуть оценить то, как Путин видит прошлое, из чего вытекают прямые политические выводы. 

Путин – прагматик и манипулятор в духе Макиавелли. У него нет иной мотивации или целей помимо сохранения власти и существующего положения вещей, а также расширения сферы влияния России. Третий элемент является наиболее важным драйвером для Путина и российских элит, которым не терпится восстановить международный престиж Советского Союза. Будучи прагматичным и циничным лидером, Путин никогда не следовал одному фиксированному плану, предпочитая менять геополитическую стратегию в зависимости от обстоятельств.

В самом начале своего срока правления у Путина было видение России как союзника США, несмотря на его презрение к Америке из-за ее попыток стать единственной мировой супердержавой. Позднее, как следует из его Мюнхенской речи 2007 года, он разочаровался в этом видении и стал вести себя более агрессивно. Но вне зависимости от его новообретенной решительности, наиболее желанными партнерами для России оставались Западная и Центральная Европа. Однако трения с Европой неизбежно нарастали, и тогда Путин придумал свой личный «любимый проект» – Евразийский союз, который вначале не выглядел многообещающе, но на фоне напряжения в отношениях с Европой у Путина возникла новой стратагема – идея Русского мира. Конфликты с Украиной стали частью этого замысла, и, как отметил Алексей Венедиктов, статья Путина не сигнализирует о том, что российский президент планирует завоевывать Украину, – лишь то, что он стремится за ее счет нарастить влияние. 

Однако Путин может и не остановиться на достигнутом. Его ход мыслей указывает на то, что он считает идентичность и само существование Украины результатом борьбы за власть и проецирования силы. Именно сила сконструировала исторический нарратив России и Украины, и поэтому его можно изменить. Можно предположить, что Путин считает, что Украина рано или поздно прекратит существовать как независимое государство из-за экономических и политических проблем. Тот факт, что Россия закончила строительство газопровода «Северный поток-2», который будет экспортировать газ в Европу в обход Украины, может быть частью плана Путина. «Северный поток-2» лишит Украину значительного дохода, который она получает от транзитных пошлин, что может привести к экономическим и социальным кризисам.

Сомнения Путина в отношении экономики и политического развития Украины подводят к следующим выводам. Во-первых, в Украине может восстановиться пророссийский режим. Во-вторых, может произойти разделение страны, в ходе которого Россия получит хороший кусок ее территории – например, русскоговорящую Восточную Украину. При таком сценарии судьба Украины перекликается с тем, что произошло в XVIII веке с Польшей, когда страна была расколота близлежащими государствами и прекратила существование более, чем на столетие. Учитывая серьезность подобных последствий, статью Путина не стоит рассматривать как интеллектуальное упражнение: это видение возможного хода событий. Именно поэтому взгляд Путина на украинскую историю нужно воспринимать серьезно.

 

Перевод текста: Елизавета Агаркова.

Аналитика

Мнения

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.