5 декабря заместитель председателя Открытой России Владимир Кара-Мурза и директор российских исследований Американского института предпринимательства Леон Арон провели дискуссию о предстоящих президентских выборах в России, победителем которых неминуемо должен стать Владимир Путин. Однако западных наблюдателей интересуют и многие другие вопросы.

 

Леон Арон (слева) и Владимир Кара-Мурза в штаб-квартире Американского института предпринимательства в Вашингтоне. Фото: ИСР

 

В начале дискуссии Леон Арон поздравил Владимира Кара-Мурзу с получением международной премии в области правозащиты имени Сергея Магнитского как «выдающегося активиста российской оппозиции». Кара-Мурза в ответ скромно напомнил, что одним из ключевых двигателей Акта Магнитского был лидер оппозиции Борис Немцов, назвавший этот закон, когда его принимал американский Сенат, самым пророссийским законом в США, поскольку он предполагает персональные санкции против тех, кто нарушает права российских граждан.

Далее дискуссия разворачивалась вокруг текущей политической ситуации в России. Ссылаясь на последнюю статистику, Арон заметил, что российская экономика парадоксальным образом постепенно восстанавливается после кризиса, обусловленного резким падением цен на нефть и антироссийскими санкциями Запада. Тем не менее, как показал 2017 год, протестная активность в России растет. Как отметил бывший министр финансов Алексей Кудрин, одним из ключевых вызовов для России в ближайшее время годы станет обеднение населения. С учетом всех этих факторов Арон задался вопросом: есть ли политическая подоплека у нынешних протестов, которые часто характеризуют как социальные?

Кара-Мурза заметил, что, хотя социальные и экономические проблемы могут стать драйверами политического протеста, не стоит забывать, что крупнейшие демонстрации в современной России проходили в период, когда социально-экономические условия были достаточно благоприятными (в 2011-2012 гг.). Работая вице-председателем Открытой России, Кара-Мурза имел возможность наблюдать протестную активность во многих российских регионах и поэтому сделал вывод, что они действительно имеют политическую подоплеку. Представители более молодых поколений осознают, что для европейской страны в XXI веке ненормально иметь несменяемого лидера на протяжении 18 лет. Среди участников протеста также есть четкий спрос на гражданское достоинство. Кара-Мурза заметил, что одним из регулярных слоганов многих протестов был «Мы не скот!». Более того, протесты в этом году проходили в более чем 200 городах России – от Калининграда до Владивостока. В некоторых из этих городов ярко выраженной политической активности не наблюдалось с начала 90-х. Это означает, что сложившаяся политическая парадигма [политической пассивности и неучастия] распадается, заключил Кара-Мурза.

Еще одним любопытным моментом в нынешней президентской гонке было названо выдвижение кандидатуры Ксении Собчак. Однако, по мнению Кара-Мурзы, Собчак по сути является проектом Кремля, имитацией кандидата от оппозиции в духе миллиардера Михаил Прохорова в 2012 году. 

Кара-Мурза также напомнил, что так называемая «системная оппозиция» в России (которая включает в себя партии, представленные в Госдуме, и некоторых политических фигур, связанных с Кремлем) не является подлинной политической оппозицией в западном смысле слова. Реальная альтернатива режиму Путина – это «несистемная оппозиция», намеренно исключенная Кремлем из политического поля. Двумя подлинными оппозиционными лидерами, планировавшими бросить вызов Путину на выборах 2018 года, были Борис Немцов и Алексей Навальный. Однако Немцов был убит в 2015 году у стен Кремля, а Навальный – осужден по сфабрикованному делу, что не позволяет ему зарегистрироваться в качестве кандидата.

Ключевой месседж выступления Кара-Мурзы был адресован западным лидерам. По словам оппозиционера, начиная с 2000 года, наблюдатели ОБСЕ ни разу не признавали российские выборы честными, однако западные лидеры предпочитали игнорировать эти заключения и всегда звонили Путину, чтобы поздравить его с победой. «Я не могу понять, как эти два факта, взятые вместе, имеют смысл», – сказал Кара-Мурза, призвав западных лидеров не поздравлять Путина с победой на выборах в 2018 году, поскольку по сути они будут поздравлять его с «успешной кражей» голосов.

Арон также спросил Кара-Мурзу о цели агрессивной риторики Кремля, растущих военных расходов и общего подстрекательства к войне: «Означает ли, что Кремль готовится к войне?» По словам Кара-Мурзы, Кремлю ничего не остается как апеллировать к риторике, чтобы консолидировать общественную поддержку внутри страны и пытаться объединить людей вокруг фиктивных идей о «России, поднимающейся с колен» и «России как осажденной крепости».

В заключении Арон предложил спрогнозировать, что произойдет после четвертого президентского срока Владимира Путина (а де факто – пятого), представив, каким будет в 2024 год в России. Кара-Мурза заметил, что, как показывает современная история, ситуация в России может измениться очень быстро, и процитировал британского политика сэра Гарольда Вильсона, сказавшего, что «неделя – долгий срок в политике». Однако основы будущего России на период после Путина нужно закладывать уже сегодня, заметил вице-председатель Открытой России, именно поэтому задача движения не в том, чтобы найти замену Путину, а в том, чтобы изменить всю политическую систему, трансформировав Россию из президентской республики в парламентскую.

 

Видеозапись дискуссии в ближайшее время появится на сайте AEI (aei.org). 

Аналитика

Мнения

Вадим Прохоров: «Организаторы-то где, господин Путин? Вы провалили это дело?»

Панорама

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.