Хотя вопрос о войне на Украине официально не стоял на повестке дня саммита G20 в Брисбене, многие западные лидеры не скрывали своего критического отношения к Владимиру Путину. Однако, по мнению эксперта Центра трансатлантических отношений Дональда Дженсена, холодный прием не заставит российского президента отступиться от выбранного политического курса.

 

Владимир Путин (в центре) досрочно покинул саммит G20 в Брисбене после холодного приема, оказанного ему рядом западных лидеров, включая премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона (слева) и президента США Барака Обаму (справа). Однако официальной причиной раннего отбытия российского президента остаются «важные дела в России». Фото: Bertrand Langlois / AFP

 

Перед началом саммита в Брисбене (Австралия) Владимира Путина встречал помощник австралийского министра обороны — чиновник более низкого ранга, чем те, кто встречал президентов США и Китая. Выступая в местном университете, Барак Обама назвал российскую агрессию против Украины «угрозой всему миру». Когда Путин протянул для приветствия руку канадскому премьеру Стивену Харперу, тот посоветовал ему «убираться с Украины». А после завершения саммита канцлер Германии Ангела Меркель подвергла критике Россию за ее действия на Украине, тактику запугивания суверенных европейских государств, а также угрозу распространения конфликта в другие страны Европы. Но к этому моменту Путин уже успел досрочно покинуть Австралию, сославшись на рабочую необходимость. Все это время он, естественно, отрицал наличие российских вооруженных сил на Украине.

Еще 16 марта этого года в интервью немецкому телеканалу ARD Путин заявил, что Запад «абсолютно неадекватно» отреагировал на украинский кризис, и в очередной раз заверил, что русскоговорящее население Украины находится под угрозой репрессий со стороны авторитарного киевского правительства. По его жесткому тону можно было догадаться, что дипломатическое пренебрежение со стороны западных лидеров задело его за живое. Двумя днями позже Путин обвинил США в попытках подчинить Россию и предупредил, что этого никогда не произойдет.

Путин давно пытается разделить Европу, используя такие манипуляционные инструменты, как поставки газа из России, подкуп, антиамериканскую пропаганду (идеи холодной войны до сих пор популярны в некоторых кругах) и дипломатические уловки. Италия, Венгрия, Кипр и Болгария в прошлом уже не раз сотрудничали с Россией, да и в целом европейские компании активно инвестировали в Россию. Но, судя по всему, этим временам пришел конец. Вторжение российских войск на Украину не только привело к введению санкций, но и стоило Путину многих друзей в Европе. Франция отложила поставку военных кораблей «Мистраль», построенных специально по заказу Москвы. Немецкие элиты, долго закрывавшие глаза на уровень коррупции и авторитаризма в стране в обмен на бонусы торгового сотрудничества, также отвернулись от России.

Однако на встрече 17 ноября на встрече министров ЕС европейские лидеры не смогли договориться об ужесточении санкций против России, приняв решение только о введении дополнительных санкций против лидеров украинских сепаратистов. Добавление новых имен в санкционные списки, возможно, несильно изменит ситуацию, но таким образом Европа, по крайней мере, продемонстрировала свою солидарность перед лицом российской агрессии. По мнению политического эксперта Станислава Белковского, Запад, видимо, пришел к выводу, что не стоит более относиться к Путину «как к договороспособному и вообще приличному партнеру», а потому лучше подождать прихода следующего российского президента, с которым можно будет работать над улучшением отношений.

«Большой двадцатке» удалось — по крайней мере на время — расстроить планы Путина по переделу мирового устройства, привлекая на свою сторону другие развивающиеся страны. По некоторым данным, Путин не ожидал, что другие страны—члены БРИКС, которых он так активно обхаживал в последние годы, откажутся открыто противостоять Западу вместе с Россией. Стоит отметить, что на саммите во время банкета только бразильский президент Дилма Русеф села за стол рядом с Путиным.

Возможно, Путин просчитался с самого начала кризиса. Он полагал, что ему удастся напугать Европу, в то время как русскоязычное население Украины поддержит российское вторжение. Однако ни того ни другого не произошло

Как заметил главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов, в целом симпатизирующий путинским призывам к построению нового мирового порядка, Путину не стоило преждевременно покидать саммит: тем самым он продемонстрировал неуважение к членам БРИКС, Турции, Индонезии, Аргентине и Мексике. По мнению Лукьянова, своим ранним отъездом Путин дал понять, что его не интересуют общие темы саммита — стабилизация мировой экономики и создание рабочих мест. Но ведь целью заседания G20 (в отличие от G8) является именно привлечение к дискуссии незападных стран и обсуждение актуальных для них проблем.

Возвратившись в Москву, 23 ноября Путин дал пространное интервью ТАСС, в котором полностью отрицал процесс изоляции России на мировой арене. Он заявил, что российская экономика не единственная, кто пострадает от западных санкций, падения рубля и низких цен на нефть. Но Путин, похоже, недооценил решительность Запада. Подход российского президента к украинскому кризису основывался на предположении о том, что «Запад либерален, а значит, труслив». Путин был уверен в том, что больше всего западные лидеры боятся войны, и поэтому поднимал ставки, постоянно блефуя, добиваясь своего.

Возможно, Путин просчитался с самого начала кризиса. Он полагал, что ему удастся достаточно напугать Европу, в то время как русскоязычное население Украины поддержит российское вторжение. Однако ни того ни другого не произошло. Путин также рассчитывал выиграть время, повернувшись к Китаю и заключив сделку о продаже российской нефти и газа Пекину, однако успех этого политического курса неочевиден. По мнению Белковского, подобные просчеты говорят о том, что Путин утратил связь с реальностью. Или, как отмечает экономист Владимир Милов, российского президента могут вводить в заблуждение сторонники жесткой линии из ближайшего окружения: Сергей Иванов, Юрий Ушаков и Николай Патрушев.

Несмотря на досрочный отъезд из Брисбена, Путин вовсе не готов отступить от брошенного Западу вызова. Он не ищет выхода из украинского кризиса, а наоборот, усугубляет ситуацию, пытаясь либо сохранить статус-кво, либо (что наиболее вероятно) структурным образом заблокировать киевскую политику в области безопасности и внешней политики. Путин также может воспользоваться внешнеполитической обстановкой для закручивания гаек внутри России или ввязывания в новую авантюру за рубежом.

Накануне ежегодного послания Путина Федеральному собранию в некоторых московских кругах обсуждался сценарий «либерального поворота»: мол, из-за давления западных санкций Путин представит программу ограниченной либерализации. Действительно, в последние дни риторика Путина смягчилась, он даже высказал интерес к сотрудничеству с Вашингтоном на правах равного партнера. Также ходили слухи о вероятных перестановках в правительстве.

Однако в своей речи 4 декабря Путин ясно дал понять, что любые перестановки будут лишь тактическими, не предвещая реальной либерализации. Рубль продолжил падать, а Путин — обвинять «врагов России» в попытках развалить страну. Президент, правда, пообещал ввести экономические меры для помощи малому и среднему бизнесу, но не предложил общего плана по выходу российской экономики из кризиса, чем разочаровал многих инвесторов.

Все это говорит о том, что в Кремле сохраняются серьезные внутренние ограничения на любые попытки ослабить контроль: влиятельные члены элиты продолжают сопротивляться реальной политической и экономической конкуренции. Демократизация сулит крайне нежелательные перспективы для Путина, прежде всего дистанцирование от его ближайшего окружения, нуждающегося в поддержке на фоне западных санкций. В свою очередь российский президент также нуждается в поддержке окружения, которое позволяет ему и дальше оставаться у власти. Как отметил Стивен Коткин, историк и биограф Сталина, в своем недавнем публичном выступлении в Институте Брукингса, основой социальной базы режима является сам режим.

Аналитика

Мнения

Панорама

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.