По разным оценкам, в России сегодня насчитывается от одного до пяти миллионов беспризорных детей. Несмотря на шокирующие цифры, проблема беспризорности практически исключена из общественно-политической повестки дня. Государственная политика в этом вопросе остается бессистемной и по сути безответственной, а доля российского общества, живущая вне закона, тем временем растет. По мнению аналитика ИСР Ольги Хвостуновой, в будущем проблема беспризорности рискует обернуться социальной катастрофой.

 

 

Детская беспризорность — социокультурный феномен, возникающий, как правило, во время острых социальных, экономических и политических кризисов: международных военных конфликтов, гражданских войн, голода, природных бедствий и т.п. В современном мире к беспризорности все чаще приводят экономические кризисы, бедность, конфликты в семье и жестокое обращение с детьми. В результате всех этих причин дети — вынужденно или добровольно — оказываются на улице.

Явление детской беспризорности однозначно свидетельствует о кризисном состоянии общества на всех уровнях — от семьи до государственных институтов. Специалисты считают беспризорность особой социальной болезнью, связанной с маргинализацией взрослых и детей, не вписывающихся в стандарты и нормы, по которым живет большинство общества. Опасность этой болезни в том, что находясь долгое время на улице, будучи предоставленными сами себе и выживая за счет средств, полученных, как правило, незаконным путем, беспризорные дети формируют особую субкультуру, жизненную философию и набор ценностей, противоречащих цивилизованным нормам жизни.

У них своя мораль и свои законы, свой суд и своя расправа. Они много путешествуют и немного видят. Они неагрессивны и подозрительны. Они любят мороженое и кока-колу. Каждого из них я спрашивал о том, что дальше. Они не знают ответа, потому что не думают о будущем. Они не верят в то, что у них есть будущее.

Сергей Максимишин, фотожурналист

В долгосрочной перспективе детская беспризорность приводит к росту преступности, наркомании, увеличению заболеваемости ВИЧ и в целом подрывает основы общественного устройства. Некоторые эксперты даже называют беспризорность индикатором вырождения нации.

История

С феноменом бездомных детей в разное время сталкивались почти все страны мира. Например, в 1848 году британский лорд Эшли, являвшийся главой комиссии по угольным шахтам, написал в одном из отчетов, что на улицах и в окрестностях Лондона живет порядка 30 тыс. «нагих, грязных, кочующих, не подчиняющихся законам, брошенных детей». Однако почему-то до сих пор в международном дискурсе отсутствует точное определение термина «беспризорный ребенок». Общим является лишь понимание, что такой ребенок живет на улице, будучи полностью оторванным от семьи, и что его поведение и развитие никем не контролируется. В России существует еще и понятие «безнадзорные дети» — формально они поддерживают связи с родителями, но при этом бо́льшую часть времени проводят на улице. Английский эквивалент street children, дословно переводимый, как «дети улиц», объединяет оба понятия.

Из-за размытости терминологии точной статистики об числе беспризорных детей в мире до сих пор нет. Согласно оценкам UNIСEF (доклад 2006 года), их число колеблется в районе 100 млн, а среди стран, где ситуация с беспризорными детьми вызывает особое беспокойство специалистов, названы Китай, Индия, Бразилия, Пакистан, Филиппины и Россия.

Точное количество беспризорных детей, живущих на улицах России, на сегодняшний день просто неизвестно, поскольку даже официальные оценки их количества значительно разнятся — от одного до 4-5 млн (по данным Минобразования, МВД, оценкам общественных организаций). С другой стороны, по данным Генпрокуратуры РФ за 2010 год, беспризорными (безнадзорными) являлись 2,17% российских детей, то есть почти 600 тыс. Если сравнить эти показатели с данными той же Генпрокуратуры за 2001 год, получается, что число беспризорников в России за последние 10 лет увеличилось примерно в два раза.

Кризисные ситуации с беспризорными детьми в России были и раньше: во время Первой мировой войны (1914-18 гг.) улицы крупных российских городов были заполнены огромным числом сирот и беспризорников. После революции 1917 года проблема только усугубилась. Еще сильнее она обострилась во время гражданской войны (1917-1923 гг.) По разным оценкам, в начале 1920-х годов в России насчитывалось от 4,5 до 7 млн безпризорных детей.

 

Группа беспризорников. Москва, 1930-е годы

 

Когда игнорировать эти вопиющие цифры стало невозможно, советское правительство сделало борьбу с беспризорностью политической задачей. Однако справиться с ней оказалось крайне не просто — на это ушло больше десятилетия, а предпринятые меры не всегда отличались гуманностью.

В 1919 году борьбой с беспризорностью занялся Совет защиты детей во главе с наркомом просвещения Анатолием Луначарским, поставившим задачу прежде всего обеспечить детей питанием и оказать им медицинскую помощь. Спустя два года к борьбе присоединилась Комиссия по улучшению жизни детей (Деткомиссия ВЦИК) под управлением Феликса Дзержинского. В 1925 году по ее инициативе была создана общественная организация «Друзья детей», занявшаяся ликбезом среди беспризорников. Она также помогала детям в розыске родственников, оказывала содействие детским домам. Также при школах были созданы отделы социально-правовой охраны несовершеннолетних (СПОНы). В течение 1920-х открылись сотни детских учреждений — детские дома, приюты, школы-интернаты и пр. Появились первые воспитательно-трудовые колонии и трудовые коммуны. Общими усилиями к концу 1928 года количество беспризорников в СССР, по официальным данным, сократилось до 300 тыс., а в 1935 году Совнарком уже рапортовал, что массовая беспризорность в стране ликвидирована.

Второй пик беспризорности в СССР пришелся на годы Второй мировой войны. За 1941-45 годы количество беспризорных детей в стране выросло с 220 тыс. до почти 800 тыс. Ответственность за решение этой проблемы на этот раз была возложена на НКВД. Одной из мер, внедренных правоохранительными органами, стало создание в большинстве крупных городов детских комнат милиции. Перед их сотрудниками была поставлена задача заниматься задержанием и учетом беспризорников. Открылись и детские приемники-распределители, куда направлялись попавшие в руки милиции бездомные дети. Там они могли находиться в течение двух недель, во время которых решался вопрос об их возвращении к родителям. Если это было невозможно, то дети до 14 лет направлялись в детские дома и интернаты или попадали под патронат. Подростки старше 14 лет отправлялись на работу на промышленные и сельскохозяйственные предприятия.

В послевоенное время советская система надзора за брошенными детьми включала в себя следующие звенья. Сначала дети попадали в приемники-распределители, откуда малышей от нуля до трех лет отправляли в Дом ребенка, а детей постарше (4-17 лет) — в детские дома или интернаты. Дети с отклонениями попадали в специнтернаты (или психоневрологические интернаты). После 18 лет выпускники детдомов и интернатов предоставлялись самим себе, а выпускники спецучреждений, как правило, передавались в аналогичные лечебные заведения для взрослых.

Созданная система, на первый взгляд, фунционировала отлаженно, но сегодня многие специалисты открыто говорят о том, что в советское время замалчивались такие проблемы, как жестокое обращение с детьми, наркомания и самоубийства среди детей. Кроме того, государство не признавало случаев насилия над детьми в семьях или в спецучреждениях. Еще одной проблемой стало то, что детские отделения милиции занимались в основном поиском детей, сбежавших из семьи. Пойманного ребенка, как правило, отправляли назад к родителям, не задавая лишних вопросов, не расследуя возможных случаев насилия в семье или пренебрежения родительскими обязанностями. Никаких программ адаптации или реабилитации для детей, прошедших через насилие и повторно виктимизированных уличной жизнью, просто не существовало.

Специалисты обеспокоены тем, что с начала 1990-х годов в России наметилась и в последние годы усиливается третья волна беспризорности. Социально-экономический кризис, вызванный распадом Советского Союза, привел к сокращению госфинансирования системы образования, в том числе послешкольных программ («продленок»), школьного здравоохранения, летних программ отдыха и детских центров досуга. В стране значительно вырос уровень подросткового алкоголизма и наркомании, преступности среди несовершеннолетних, самоубийств и насилия в семье. К середине 2000-х годов государственные расходы на образование одного ребенка сократились почти в два раза по сравнению с уровнем 1990 года. Сегодня, по оценкам специалистов, более 1,5 млн детей не посещают школы.

Хотите получать качественную аналитику по ключевым вопросам российской политики и отношений России и Запада? Подписывайтесь на нашу рассылку здесь.

Мы пишем немного, но по делу.

 

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.