20 лет под властью Путина: хронология

В сентябре российская политическая система проявила особую жестокость по отношению к человеческой личности. Верховный суд Карелии ужесточил наказание историку Юрию Дмитриеву c 3,5 до 13 лет колонии строгого режима. Ингушский журналист Рашид Майсигов, работавший в оппозиционном издании, был приговорен к трем годам колонии. Из-за непрекращающегося давления спецслужб оппозиционный журналист Ирина Славина подожгла себя в центре Нижнего Новгорода.

 

Верхний ряд (слева направо): Юрий Дмитриев, Ирина Славина, Рашид Майсигов. Нижний ряд: Дмитриева выводят из здания карельского суда; цветы и свечи у здания нижегородского МВД, где Ирина Славина совершила самосожжение; Майсигов в здании ингушского суда. 

 

Дело Юрия Дмитриева: ужесточение приговора

  • 29 сентября Верховный суд Карелии ужесточил приговор руководителю местного отделения «Мемориала» историку Юрию Дмитриеву до 13 лет лишения свободы в колонии строгого режима (подробнее об этом деле — в июльском обзоре ИСР).
  • В июле суд первой инстанции назначил ему 3,5 года колонии строгого режима по делу о насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетней приемной дочери (п. «б» ч. 4 ст. 132 УК). С учетом времени, проведенного в СИЗО, Дмитриев должен был выйти на свободу уже в ноябре этого года. Однако обе стороны процесса обжаловали приговор: гособвинение потребовало для историка более сурового наказания, а защита — его полного оправдания.
  • Также Верховный суд республики отменил вынесенный ранее оправдательный приговор по статьям об изготовлении порнографии с участием несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 242.2 УК) и развратных действиях (ч. 3 ст. 135 УК). Эти дела направлены на новое рассмотрение.
  • В связи с болезнью адвоката, постоянно представляющего интересы Дмитриева, суд назначил ему государственного защитника, но на ознакомление с многотомным делом выделил лишь три дня.
  • Накануне судебного заседания «Новая газета» опубликовала открытое письмо представителей научного сообщества, общественных деятелей и журналистов (всего его подписало около 250 человек) с просьбой передать дело Дмитриева в другой регион. «Все происходящее на этом процессе дает нам повод усомниться в объективности судейства и, более того, предположить, что на судью оказывается давление», — говорилось в обращении. Официальное ходатайство об этом подал также сам Юрий Дмитриев. Просьба была отклонена.
  • Правозащитники уверены, что дело против историка «сфабриковано по политическим мотивам» и направлено на дискредитацию его деятельности. Дмитриев много лет занимался восстановлением памяти жертв Большого террора, экспедиции под его руководством обнаружили на территории Карелии массовые захоронения репрессированных. В одном из самых больших и известных — лесном урочище Сандармох — в 1937–1938 годах было расстреляно более 6 тыс. человек, жителей разных республик и областей СССР. Дмитриев был одним из организаторов ежегодных траурных акций в Сандармохе, куда приезжали в том числе иностранные делегации.
  • «Мемориал» назвал новый обвинительный приговор «местью системы, которая наследует системе советской и хотела бы вновь предать забвению имена, возвращенные Юрием Дмитриевым». «Дни памяти [в Сандармохе] вновь и вновь показывали: массовый террор был не “сбоем” советской системы, а ее основой. Тут ощущалась связь истории и современности: в 2015 году Юрий Дмитриев говорил здесь о войне на востоке Украины. Возможно, это и стало “спусковым крючком”», — отмечается в заявлении правозащитного центра.
  • Уголовное преследование Юрия Дмитриева продолжается с декабря 2016 года, когда его задержали по подозрению в изготовлении детской порнографии: в ходе обыска по анонимному доносу в его компьютере обнаружили фотографии малолетней приемной дочери в обнаженном виде. По утверждению Дмитриева, он фотографировал девочку для контроля ее физического развития и отчета перед органами опеки.
  • В апреле 2018 года его оправдали, но через два месяца Верховный суд Карелии отменил это решение и отправил дело на пересмотр. В июне 2018 года историку предъявили обвинение по более тяжкой статье о насильственных действиях сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14 лет.

 

Гибель Ирины Славиной: трагический результат противостояния человека и системы

  • Преследование инакомыслящих в современной России может приобретать форму политического террора и приводить к трагическим последствиям.
  • 2 октября создательница и главный редактор оппозиционного интернет-издания KozaPress Ирина Славина подожгла себя у здания регионального управления МВД в Нижнем Новгороде. От полученных ожогов она скончалась. Перед самоубийством Славина написала в Facebook: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию».
  • Накануне в ее доме прошел обыск по делу об участии в деятельности нежелательной организации (ст. 284.1 УК), возбужденному против нижегородского предпринимателя и гражданского активиста Михаила Иосилевича. Его подозревают в сотрудничестве с «Открытой Россией» Михаила Ходорковского, внесенной в России в список «нежелательных организаций». Славина проходила по делу свидетелем, хотя не имела никакого отношения к «Открытой России». В ходе обыска у нее изъяли всю электронную технику и блокноты с записями.
  • На протяжении нескольких лет Ирина Славина, известная в Нижнем Новгороде оппозиционная журналистка, систематически подвергалась травле и давлению со стороны местных силовиков. Славину преследовали оперативники Центра «Э», суды привлекали ее к административной ответственности за публикации, неизвестные резали колеса ее машины и разбрасывали около ее дома листовки оскорбительного содержания.
  • «Все, что происходило последнее время в жизни Ирины, — растянутая во времени пытка, когда за твою гражданскую позицию, журналистскую работу, гуманитарную деятельность, не угрожающую безопасности твоей страны, таскают на допросы, судят, обкладывают штрафами, эшники под лупой следят за каждым постом в соцсетях, а бастрыкинцы устраивают унижающие достоинство шмоны в квартире в присутствии твоего ребенка», — пишет «Новая газета».
  • В марте 2019 года суд оштрафовал Ирину Славину на 20 тыс. рублей за организацию несогласованного шествия памяти Бориса Немцова.
  • В октябре 2019 года ей выписали штраф уже на 70 тыс. рублей — за проявление «неуважения к обществу и государству» в интернете: тогда Славина, возмущаясь в посте в Facebook установкой мемориальной доски Сталину, употребила нецензурное слово.
  • В июне 2020 года журналистку оштрафовали на 65 тыс. рублей, на этот раз за распространение заведомо ложной информации: ее издание сообщило, что глава академии самбо в городе Кстове контактировал с людьми, зная, что заражен коронавирусом.
  • «Я расцениваю <...> действия в отношении Ирины как государственный террор, как намеренное давление и запугивание, — прокомментировал случившееся председатель нижегородского отделения Международного «Мемориала» Аркадий Галкер. — И в своих журналистских материалах, и в публичных заявлениях Ирина всегда была очень стойкой, и никогда не показывала, как ее ранит кампания травли, развязанная в нижегородской области, когда ее пытались всячески дискредитировать. И сейчас понятно, что в какой-то момент она просто не выдержала этого. И, безусловно, нужно понимать, что это российское государство убило Ирину Славину, если называть вещи своими именами».
  • Движение в защиту прав избирателей «Голос» и Профсоюз журналистов и работников СМИ потребовали расследовать самосожжение Ирины Славиной и возбудить уголовное дело о доведении до самоубийства.

 

Преследование Рашида Майсигова: три года колонии по сфабрикованному делу

  • Еще одна жертва давления властей на независимую региональную прессу — бывший журналист ингушского оппозиционного издания «Фортанга» Рашид Майсигов (ИСР писал о его деле в феврале этого года).
  • 16 сентября суд признал Майсигова виновным в хранении наркотиков в крупном размере (ч. 2 ст. 228 УК) и приговорил к 3 годам колонии общего режима. С учетом времени, проведенного в СИЗО и под домашним арестом, ему предстоит находиться в заключении еще 2 года и 3 месяца.
  • Защита утверждает, что расследование уголовного дела «проводилось небрежно и с многочисленными нарушениями», и намерена обжаловать приговор.
  • Журналист был задержан в июле 2019 года. При обыске у него дома были обнаружены пакет с героином и агитационные листовки, призывающие к присоединению Ингушетии к Грузии. По словам самого Майсигова, наркотики и листовки ему подбросили сотрудники ФСБ, а признательные показания он дал под пытками.
  • Уголовное дело против Рашида Майсигова связывают с его профессиональной деятельностью: интернет-издание «Фортанга» подробно освещало протесты в Ингушетии против пересмотра границ с Чечней и преследование ингушских активистов. Незадолго до задержания Майсигов перестал сотрудничать с «Фортангой» из-за поступавших в его адрес угроз.
  • В январе 2020 года журналисту предъявили новое обвинение — по статье о публичных призывах к сепаратизму (ч. 2 ст. 280.1 УК). Росфинмониторинг включил его в перечень террористов и экстремистов.

 

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.