Генерал-полковник СВР Сергей Иванов, некогда считавшийся вероятным преемником Владимира Путина, потерял значительную часть своего влияния после назначения Дмитрия Медведева на президентский пост в 2008 году. Однако в последние недели Иванов вернулся в центр политической жизни. Дональд Дженсен, эксперт Центра трансатлантических отношений при Университете Джонса Хопкинса (США), рассуждает о том, готовят ли все-таки Сергея Иванова на роль кремлевского преемника.

 

 

Сергей Иванов, давний союзник и глава администрации Владимира Путина, вернулся на политическую арену. В марте он дал интервью «Комсомольской правде», в котором заявил о своей верности действующему президенту, но вместе с тем намекнул на собственную готовность к роли национального лидера, рассказав о своих достижениях в президентском аппарате, где теперь работают 1600 человек, о прошлых успехах на должности министра обороны и в органах разведки. Он также подчеркнул свою ключевую роль в выстраивании российско-американских отношений, комментируя позитивный отзыв о себе в мемуарах бывшего госсекретаря США Кондолизы Райс. Сергей Иванов рассказал, что видится и разговаривает с Путиным каждый день и что по многим вопросам они думают «примерно одинаково». Когда-то Иванова называли преемником Путина, хотя, как он сам говорит, он себя таковым не считал.

Влияние Иванова в последнее время возросло и в других областях. К примеру, февральский указ президента расширил полномочия секретариата в президентской администрации. Исследование «Независимой газеты» называет Сергея Иванова самым влиятельным лоббистом в России.

Для российской оппозиции, стремящейся к демократическим переменам, Сергей Иванов символизирует потенциальный кошмар: путинизм без Путина. Нехаризматичный, но с репутацией компетентного чиновника, он не обладает ни наглостью Игоря Сечина, ни бесхарактерностью Дмитрия Медведева. Иванов, как и Путин, родом из Ленинграда, где они подружились в местном управлении КГБ. В середине 1990-х, после нескольких лет работы за границей, Иванов стал одним из самых молодых генералов в российской разведке. С июля 1998-го по август 1999-го он был заместителем Путина, когда тот возглавлял ФСБ. В ноябре 1999 года президент Борис Ельцин назначил Иванова секретарем Совета безопасности. В марте 2001 года Сергей Иванов стал первым «гражданским» министром обороны. Период его руководства ведомством был омрачен дедовщиной и случаями гибели российских солдат.

Для российской оппозиции Сергей Иванов символизирует потенциальный кошмар: путинизм без Путина

В феврале 2007 года Сергей Иванов был назначен первым вице-премьером. Многие аналитики – да и, возможно, сам Иванов – ожидали, что после окончания своего второго президентского срока Путин назначит преемником именно его. Однако Путин выбрал Медведева. По словам одного из друзей нынешнего главы администрации, Путин завидовал Иванову, поскольку последний был более успешным разведчиком. По другой версии, Путин, очень чувствительный к собственному статусу, «поставил» на Медведева, поскольку тот был более уступчивым, в то время как Иванов «затмил» президента во время публичного обсуждения вопросов противовоздушной обороны. Еще одна версия гласит, что ельцинская «семья» – клан, который привел Путина к власти, – отвергла кандидатуру Иванова.

Какой бы ни была настоящая причина выбора в пользу Медведева, Иванов на посту вице-премьера курировал развитие промышленности, ВПК, транспорта и связи: политолог Станислав Белковский назвал это назначение почти что унизительным для друга Путина. Отношения Иванова с тогдашним и нынешним президентом, если они и были расстроены, наладились. А вот напряженность в отношениях между Ивановым и Медведевым сохраняется по сей день.

 

Слева направо: Дмитрий Медведев, Сергей Иванов, Владимир Путин

 

СМИ часто называют Сергея Иванова одним из лидеров силовиков, чье негативное отношение к Западу широко известно. На самом деле ситуация более сложная, поскольку Иванов сегодня не силовик в том смысле, который вкладывают в это слово. Несмотря на то что внутри неформальной группы силовиков часто возникает совпадение интересов и взглядов, союзы между лидерами этой группы ситуативны и кратковременны, им часто мешают разные взгляды на те или иные вопросы или на финансовые потоки. К примеру, у Сергея Иванова и Игоря Сечина весьма сложные отношения. По одной из версий, их отношения ухудшились в 2007 году, когда Иванов был против создания Следственного комитета, а Сечин – в то время заместитель главы президентской администрации – выступал в поддержку этой идеи. Кто-то полагает, что отношения ухудшились раньше – в 2005-м. Старший сын Иванова Александр, как сообщалось, насмерть сбил пожилую женщину. Дело закрыли из-за недостатка доказательств. Некоторые наблюдатели считают, что за широким освещением этой истории в прессе стоял Сечин.

Можно с уверенностью сказать, что значимость Сергея Иванова в российской политической системе объясняется не тем, что он является лидером одного из ключевых кланов (силовых, политических, деловых или технических), которые борются за ресурсы и влияние, а тем, что он доверенное лицо Путина, которое помогает поддерживать внутренний баланс во властной элите. Иванов – что для российской элиты необычно – не имеет явных связей с бизнесом, хотя его сыновья и работали в известных российских банках, а его жена – в фирмах, связанных с телекоммуникациями, химией и фармацевтикой.

Несмотря на заявленную верность нынешнему президенту, российская элита уже планирует свою жизнь после Путина

Возвращение Иванова объясняется и динамикой в российской властной элите, которая наметилась после прошлогоднего возвращения Путина в Кремль. Во-первых, Путин создал возле себя «параллельное правительство» с центром в президентской администрации, которая пересекается в полномочиях с официальным кабинетом Дмитрия Медведева. Это привело к росту влияния президентского аппарата, в котором Иванов играет ключевую роль. Наличие двух центров власти приводит к задержкам в формировании и реализации политики, в чем значительная часть элиты обвиняет Медведева – давнего соперника Иванова.

Во-вторых, напряжение в элите возросло после народных протестов против фальсификаций на парламентских и президентских выборах. Преследования оппозиции и риторика о «внешнем враге» мобилизировали националистическую – меньшую – часть путинского электората. Это сыграло на руку силовикам и отодвинуло на задний план более «либерально» настроенных представителей элиты. Антикоррупционная кампания президента, нацеленная на проблему, которая волнует большинство российских граждан, дала Иванову возможность свести старые счеты, включая счеты с Медведевым и членами его команды. По данным СМИ, Иванов – один из тех, кто стоял за увольнением экс-министра обороны Анатолия Сердюкова. По разным причинам под давлением оказались и вице-премьер Аркадий Дворкович, пресс-секретарь Наталья Тимакова и ее муж Александр Будберг.

Политолог Владимир Прибыловский считает, что «Иванов хочет трона». Первым шагом на этом пути стало бы увольнение Медведева с должности премьера и назначение на его место Иванова. Хорошо осведомленный главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков открыто обсуждает напряженные отношения между Путиным и Медведевым. По его мнению, увольнение Медведева дало бы оппозиции подходящего лидера. Путину, возможно, было бы выгодно ослабить Медведева – но оставить его для выполнения «черной» работы вроде пенсионной или коммунальной реформы. Пока неясно, насколько удачной окажется кампания Иванова, но вся эта интрига показывает, что, несмотря на заявленную верность нынешнему президенту, российская элита – и даже такой давний союзник Путина, как Сергей Иванов, – уже планирует свою жизнь после Путина.

Аналитика

Мнения

Панорама

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.