В начале июля российский олигарх Роман Абрамович покинул пост председателя Чукотской думы, положив конец одному из самых странных политических альянсов в российской политике. Как отмечает Дональд Дженсен, эксперт Центра трансатлантических отношений при Университете Джонса Хопкинса (США), отставка Абрамовича стала частью общей кампании Кремля по усиления контроля в стране.

 

Роман Абрамович «правил» Чукоткой с 2000 года

 

На сегодня место Абрамовича занял его политический союзник Арамаис Даллакян. Между тем, сам олигарх синхронизировал ход об отставке с решением другого своего протеже Романа Копина подать уйти с поста губернатора Чукотского автономного округа, на который он был назначен несколько лет назад. Копин намерен баллотироваться на очередной срок осенью этого года, когда, согласно решению Кремля, будут восстановлены губернаторские выборы. Ранее, с 2000 по 2008 год, губернатором Чукотки являлся Абрамович, чье состояние журнал Forbes Russia оценивает в $10,2 млрд и которому, в частности, принадлежит лондонский футбольный клуб «Челси».

Абрамович редко посещал Чукотку (его чаще видели на футбольных матчах «Челси», что, вероятно, усложняло его поездки на Дальний Восток), но его там очень хорошо знали. По оценкам Bloomberg, Абрамович потратил более $2,5 млрд собственных денег на нужды региона. Во время его работы губернатором уровень жизни населения в регионе повысился, были восстановлены школы и жилые дома. Более того, теперь Чукотка имеет один из самых высоких уровней рождаемости в России. Абрамович также создал благотворительную организацию «Полюс Надежды», которая помогает чукотским детям. После объявления об отставке пресс-секретарь Абрамовича несколько неуверенно попытался убедить журналистов, что его босс не бросит Чукотку (которая находится в более чем 11 тыс. километров северо-восточнее Москвы) и продолжит инвестировать в регион.

По мнению экспертов, на самом деле Абрамович был рад путинскому указу, запрещающему должностным лицам иметь имущество за рубежом, поскольку он устал служить «папой» далекой Чукотки

Карьера Абрамовича в бизнесе и политике показательна с точки зрения преемственности между поколением ельцинской эпохи и ключевыми членами сегодняшней элиты. Сегодня, как и в 1990-е, деньги и связи имеют решающее значение. В 1980-е годы Абрамович начал свой путь уличным продавцом резиновых уток в Москве, а впоследствии вместе с женой Ольгой создал фабрику по производству кукол. В течение десяти лет он основал и ликвидировал минимум 20 компаний в различных секторах промышленности, но постепенно концентрировал свои деловые интересы вокруг торговли нефтью и нефтепродуктами. Он даже успел отсидеть в тюрьме за кражу государственного имущества.

В 1995 году Абрамович и Борис Березовский, советник Бориса Ельцина, приобрели контрольный пакет акций «Сибнефти» по искусственно заниженным ценам (в ходе залогового аукциона). Абрамович позже признался, что платил огромные взятки государственным чиновникам и во время приобретения активов и пользовался защитой организованных преступных групп. В 1996 году в возрасте 30 лет Абрамович был настолько богат и обладал политическими связями такого высокого уровня, что ему удалось сблизиться с президентом Ельциным, и по приглашению семьи президента переехать в кремлевскую квартиру. Союз Абрамович и Березовского распался десять лет спустя – на тот момент Абрамович уже перешел на сторону Владимира Путина, как и некоторые члены Семьи.

Как отметил один источник в «Единой России», решение Абрамовича оставить Чукотку было мотивировано указом Путина, согласно которому выборные должностные лица России не могут иметь имущество за рубежом. Выбирая между заграничными счетами и политической властью в стране, многие чиновники, хотя и не всегда охотно, приняли решение покинуть официальные должности. С момента объявления о запрете в декабре прошлого года свои посты в Совете Федерации покинули девять человек (пятеро из них, согласно журналу Forbes, входят в список самых богатых россиян). По словам председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко, осенью этого года верхнюю палату российского Федерального собрания покинут еще двое еще более состоятельных членов. Однако, как пишет политический обозреватель «Московского комсомольца» Михаил Ростовский, на самом деле Абрамович был рад путинскому указу, поскольку устал служить «папой» далекой Чукотки.

Запущенная в России «национализация элит» дает Путину возможность вернуть их лояльность, подозрительно ослабевшую, по его мнению, после протестов зимы-весны 2011-2012 годов, во в ходе которых некоторые представители элиты симпатизировали оппозиции. Путин решил, что если бизнесмены, занимающие государственные должности, переведут свои активы на родину, они станут более зависимы от режима. Этот политический ход стал частью кампании Кремля по восстановления собственной легитимности, пошатнувшейся после потрясений 2011-2012 годов. Другие меры включают в себя популистскую кампанию по борьбе с коррупцией, создание Общероссийского национального фронта, дальнейшее дистанцирование Путина от «Единой России», снижение барьеров для регистрации партий и возвращение губернаторских выборов (впрочем, реальная политическая конкуренция все равно блокируется). Кремль намерен и дальше действовать в выбранном направлении, дабы укрепить, а не ослабить свою власть.

Запущенная в России «национализация элит» дает Путину возможность вернуть их лояльность, подозрительно ослабевшая, по его мнению, после протестов зимы-весны 2011-2012 годов

И действительно, 9 июля в ходе рабочей встречи с экспертами и политологами заместитель руководителя президентской администрации Вячеслав Володин открыто связал «перезагрузку» режима с такими жесткими мерами, как преследование неправительственных организаций и реструктуризация Совета по правам человека. Он также отметил, что конечной целью реформы было создание такой политической системы, которая, с одной стороны, могла бы работать без «ручного управления» и без опоры на административные рычаги, а с другой – сохраняла бы «стабильность и предсказуемость» (эвфемизмы авторитарного правления) на основе проведенных реформ.

Последние изменения институционального дизайна политической системы отбросили страну на десять лет назад, однако сегодня перед Россией стоят совершенно иные проблемы. И они вряд ли будут решаться. Попытки взять под контроль элиту могут привести к различным результатам – к росту конкуренции и укреплению системной коалиции или, наоборот, к увеличению раскола. Существует и другой, не менее важный вопрос: удастся ли власти в ходе кампании по «национализации элит» популяризировать режим, создать иллюзию обновления и справиться с коррупцией? Если ей это не удастся, то власть будет дискредитирована, как это произошло перед развалом Советского Союза. В таком случае цивилизованный «развод» Романа Абрамовича с Чукотским избирательным округом станет не символом попыток Кремля вернуть политическое влияние, а барометром надежд на то, насколько простым будет лежащий перед страной путь.

Аналитика

Мнения

Вадим Прохоров: «Организаторы-то где, господин Путин? Вы провалили это дело?»

Панорама

Институт современной России теперь есть в Телеграмме. Подписывайтесь на наши обновления здесь –> https://t.me/imrussia – и получайте наши дайджесты статей о России в западных СМИ, обзоры исследований и другую аналитику.

Мы пишем немного, но по делу.

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.